Сундук с чудовищами, стр. 60

— Все прошли испытание, — заявила она. — Не забудьте забрать остатки еды с собой: только мышей здесь не хватало.

Карина с огорчением посмотрела на испорченные продукты. Но тут многие ученики начали произносить заклинания отмены и наводить наоборотные чары. И у большинства участников блюда вернулись в исходное состояние. И только Карина понимала, что отменить ничего уже не может: свою ворожбу она закрепила на славу.

Что ж, зато она последовала совету Полины и не расковыряла всю шарлотку. Там просто стало меньше яблочных ломтиков, вот и все!

И теперь-то уж точно можно было угостить Теренция шарлоткой.

Рин взял Карину под руку — другой рукой он держал яблоко, от которого отгрызал по кусочку.

— Ну что, — сказал он, — теперь расходимся. Встретимся завтра!

— А завтра какое будет испытание? — громко, на весь зал, спросила Джемма.

— Сюрприз, — улыбнулась госпожа Агариус. — Но советую всем выспаться. Встречаемся в половине десятого.

— Ну спасибо, хоть не в половине седьмого, — прошептал Рин.

Карина кивнула.

Распрощавшись с друзьями (и оставив шарлотку на растерзание Лессу, Теренцию и Эшу), Карина раскрыла зонтик и перенеслась в пансион. Она ужасно устала. И все же перед тем, как уснуть, девочка подумала: «Интересно, почему Полина вернулась? Ведь Мать Некромантов упокоила ее дух!»

Но ответа Карина не получила. Только слабый сквозняк колыхнул занавеску на окне.


Глава 60. Снова та же незваная помощница

Следующий день у всех учеников и студентов был выходным. Но не у тех, кто участвовал в турнире. Подруги Карины все остались на эти выходные в пансионе, чтобы быть в курсе Карининых успехов! Джеммин класс таким не страдал, и девочки даже позвали ее в свой круг, чтобы ей там не было тоскливо. Эсмиральдины подружки Фэнни и Анна ночевали дома, так что Джемма провела эту ночь в спальне с Эсми.

Ну, а Карину утром разбудила Юлианна.

— Рассказывай, — велела она жизнерадостно, прыгая на кровать к подруге. — Как там было?

— Могла бы и вчера поделиться, — упрекнула Генриетта.

— Но она ведь вчера устала так, что еле ходила, — вступилась за Карину Шарлотта.

— Я даже не смогла бы рассказать, у меня кончились все силы разом, — призналась Карина. — Столько всего пришлось пережить, что…

Она осеклась, глядя прямо перед собой, потому что там, между сидящими на Юлианниной кровати Генриеттой и Шарлоттой появилось еще одно лицо. Полупрозрачное и слегка серое, словно из дыма. Полина!

— Простите, — сказала Карина. — Не ожидала, что Полина к нам присоединится.

— Полина? Где?! — вскричала Юлианна.

А Генриетта и Шарлотта, поняв по взгляду подруги, что Полина находится совсем рядом, подвинулись в разные стороны. Теперь девочка-привидение могла даже сделать вид, что сидит с ними в компании.

Карина рассказала о событиях предыдущего дня — пожалуй, даже увлеклась и рассказала в красках, с чувством! Не забыла упомянуть и всех «болельщиков».

— А этот Эсгрим, он тебя не доставал? — спросила Юлианна.

— Мне кажется, что Лесс просто невзлюбил его по каким-то своим причинам, — ответила Карина, — потому что Эсгрим вел себя не так уж заносчиво. Он вполне воспитанный, и я даже немного жалею, что не позвала его с нами — готовить из яблок. Хотя, конечно, пожалел бы скорее он: мы бы непременно заставили его очистить яблоки для салата от кожуры и семян!

Юлианна расхохоталась.

Да и вообще рассказ удался. Девочки умылись, оделись и пошли завтракать — Арита приготовила завтрак для тех, кто не отправился домой. И Полина потянулась за всеми.

Карина отошла с нею в сторонку и спросила:

— Полиночка, что не так? Снова какая-то ведьма удерживает тебя?

— Ой, нет, — махнул рукой призрак. — Меня просто попросили помочь тебе.

— Попросили? — аж икнула от удивления Карина. — Кто?

— Так Седьмой ветер, — пожала призрачными плечами Полина.

— Послушай, — как можно мягче сказала Карина, — один раз еще ладно. И просто здорово, что ты мне подсказала, но ты же понимаешь, что это будет нечестно: все время мне подсказывать? А если кто заметит?!

— У Эсгрима есть секретный осведомитель, который ему выдает сложности всех заданий, — сказала Полина, — еще парочка третьекурсников пользуются запоминающими чарами, вживленными в глаза — просто чары эти у них уже так долго, что не чувствуются даже самыми опытными магами. Одна из ваших, из пансиона, кажется, Лидия, выпивает перед каждым испытанием зелье, стимулирующее внимание и память. Все как-то жухают!

— Не жухают, а жульничают, — машинально поправила Карина.

— Все, — заверила Полина. — Кроме, разве что, Рина и, может быть, Джеммы.

Но насчет нее я не уверена: какой-то от нее магический флер все-таки идет. Неважно! Кариночка, все жульничают. Значит, и тебе можно.

Карина нахмурилась и прикусила губу.

— B общем так, — сказала она, — я сейчас позавтракаю и пойду в библиотеку, где найду заклинание, изгоняющее привидений. И если ты ко мне подойдешь на занятиях, я его прочитаю. Потому что, Полиночка, ты очень хорошая, и Седьмой ветер тоже, и все — которые жухают — могут жухать сколько хотят! А я не хочу. И не буду. Если ты не согласна, я могу объяснить ему все сама.

Полина вздохнула и безмолвно растаяла в воздухе. Наверно, не стоило говорить с нею так резко! Ведь она так много сделала вчера для Карины!

Но только и вчера, подумала девочка, эту помощь принимать все-таки не стоило.


Уже во время завтрака Карина начала раскаиваться в том, что нагрубила Полине и вообще вела себя ужасно невежливо. Ведь призрачная девочка явилась в мир живых не по своей воле! И тем не менее рада была помочь! «Какая же я бессовестная, — терзалась Карина, уныло ковыряясь в еде, — и как мне извиниться, если Полины нет, совсем нет?»

Она уже чуть не плакала, когда доедала омлет, но тут ее настроение подметили подруги. Пришлось им рассказать, в чем дело.

— Ты можешь сгонять в страну мертвых и поискать Полину там, — предложила Юлианна. — Это неосмотрительно с твоей стороны: прогонять кого-то, кто может подсказать!

— Нет, мне такого не надо. Я хочу выиграть честно, — отрезала Карина. — И если даже этот знаменитый Эсгрим пользуется чьими-то подсказками — это не значит, что я могу так же. Между прочим, Рин тоже не пользуется ничьей помощью.

И покосилась на Джемму за соседним столом. Джемма невозмутимо ела рисовую кашу с изюмом и апельсиновыми цукатами, обильно поливая ее сливочно- ванильным соусом.

— И расстроилась я не оттого, что Полина может еще быть полезной, а оттого, что была с нею резка, — добавила Карина.