Сундук с чудовищами, стр. 52

— Какое коварство, — сказал Эсгрим с улыбкой.

— Но тина с розовых болот не сочетается с травой «ведьмин волос», — напомнила Гербера. — Если их соединить в зелье, у человека может начаться рвота, а это только ускорит выход зелья из организма. Хорошая попытка, барышня Сторм, но в другой раз подумайте.

— А я подумала, — выпалила Джемма, — и добавила секретный ингредиент, который сглаживает эффект несочетаемости некоторых составляющих.

Карина закрыла глаза рукой.

— И где ж вы его взяли, барышня?

Джемма открыла рот. И тут же закрыла.

— Не стоит повторять такое на конкурсе, — посоветовала госпожа Гербера. — Как знать, вдруг вы не получите после этого диплом зельевара… никогда в жизни. А?

Дальше была очередь Рина, и у него все было не очень хорошо: хороводное зелье перестоялось и затихло. Плясок можно было не бояться. Но госпожа Гербера похвалила его, потому что он использовал восемь разных ингредиентов.

— Только учтите на будущее, что двойная порция — это не шестнадцать ингредиентов, а по-прежнему восемь, — напомнила она.

Все по очереди сдавали свои зелья, кроме двоих ребят, которые сидели на перевернутом столе, стоящем на котле, и держали его, а из-под крышки все равно перла черная субстанция. Госпожа Гербера поглядывала на них, но почему-то ничего не говорила. Наконец, она подошла к Карине.


Глава 52. «Она моя девушка»

— Всеуспевающее зелье, — улыбнулась госпожа Гербера. — Уже по запаху понятно. Попробуете сами, барышня Розенблюм?

— А вроде бы и незачем, я ведь и так уже успела сварить зелье, — смутилась Карина. — To есть попробовать я могу, потому что уверена в рецепте, но зачем?

Тогда госпожа Гербера сама попробовала зелье, самую капельку.

— Ведь вы же уже пробовали успокаивающее снадобье, лекарство от усталости и живинку-бодринку, — испугалась Карина.

Конечно, учительница отведывала только самое безопасное и совсем по чуть-чуть, но уже несколько раз! Мало ли как скажется на ней все вот это, если принять по капле того, другого, третьего и так далее?

— У меня есть противоядие от всего, — выпалила Джемма и протянула флакончик госпоже Гербере.

— Не надо, — улыбнулась та. — Я приняла специальное снадобье, отменяющее действие всего, что я попробую, и оно будет действовать еще примерно час.

— А как же ужин? Он ведь уже вот-вот, — удивился Эсгрим.

— Ужину ничего не будет, он ведь не волшебное зелье, — заспорил Рин.

— А мне кажется, будет, — сказал кто-то из студентов Темной школы.

Но госпожа Гербера строго заметила:

— Давайте не спорить, иначе провозимся до ночи. Карина Розенблюм сделала кое-что очень выдающееся. Вы не заметили?

— Что выдающегося в самом обычном зелье? — ревниво спросила юная студентка-второкурсница.

— Оно эффективно, — ответила Гербера. — Прошу заметить, что барышня Розенблюм одна из всего троих среди вас, кто не поддался соблазну наворотить чего-то необычного с использованием как можно большего кол…

Она не договорила: раздался грохот. Стол упал вместе с двумя студентами, и черная субстанция радостно полезла из котелка.

— Как можно большего количества ингредиентов, как это сделали молодые люди Либнель и Аллед.

С этими словами госпожа Гербера отцепила от пояса черный кружевной веер и развернула его. Провела несколько линий в воздухе — на последнем росчерке Карина заметила огненные сполохи в плетении кружев! — и хлопнула по черной субстанции, которая тут же съежилась, а затем разлетелась мелким серым пеплом.

— Если смешать все имеющиеся ингредиенты и добавить воды, то определенно получится зелье. Называется оно злобноползучей кашей. Его придумали учителя- зельевары очень и очень давно. Именно их урок я провела сегодня. Итак, дорогие студенты, ученики и воспитанницы. Всего трое из вас получают хорошие отметки. Это Эсгрим, Розенблюм и Фелли. Они сделали все правильно. Но так как Эсгрим добавил восемь ингредиентов, Фелли семь, а барышня Розенблюм только шесть, то будет справедливым высший балл поставить именно первому. Урок состоял в том, чтобы вы выбрали из всего разнообразия то, что получается у вас хорошо. Как бы ни был велик соблазн впихнуть в зелье побольше всякого-разного, как бы ни разбегались ваши глаза — не делайте то, что заставит вас нервничать или то, что может навредить вам и другим ребятам. Злобноползучая каша, кстати, штука вредная и страшная, но не опасная. Но чем сильнее ей противостоять, тем ее становится больше. Попытайся вы запереть ее в комнате, она бы заполнила ее и стала бы выламывать дверь.

— Ничего себе «не опасная», — сказал один из тех двоих, кто проштрафился.

Карина не знала, Либнель это или нет, но вид у парня был чумазый и немного сердитый.

— Не опасная, — подтвердила госпожа Гербера, — если, конечно, вы не увязнете в этой субстанции с головой. Отменить ее можно, разрушив связь между ингредиентами, например, испарив заклинанием воду.

Так закончился последний урок перед конкурсом. Все восемнадцать человек, «свои» и гости, отправились в столовую пансиона ужинать вместе с остальными воспитанницами.

Дэрия нынче была в ударе, приготовила отличный ужин — биточки из индейки, картошку, политую топленым маслом и посыпанную хрустящим поджаренным луком, пирожки с печенью и на сладкое рулет с вареньем и тыквенный мусс. И Карина подумала — хорошо, что никакой каши. Черная субстанция, лезущая из котелка, немного ее напугала. Брр, приснится еще такое!

После ужина к ней подошел Эсгрим.

— Вы достойный противник, барышня Розенблюм, — буду рад победить вас в турнире.

Карина уже собралась ответить что-нибудь — но ее опередил Рин, который моментально очутился рядом. Девочка думала, что сейчас он скажет, что намерен победить всех участников, потому что он боевой маг и вообще самый сильный, а девчонки дуры.

Но, к ее удивлению, Рин заявил:

— Карина тебя умоет. Она лучшая, понял? И держись от нее подальше.

— С чего это? — насмешливо спросил Эсгрим. — Разве девушка не свободна?

Карина ужасно смутилась. Ее еще не называли «девушкой» и тем более не заявляли каких-то там прав. Только зря все это. Конечно, Эсгрим был очень симпатичный мальчик, но ни в какое сравнение с господином Айвори или даже с Эльсингором-младшим не шел.

Пока Карина так размышляла, Рин выпалил:

— Она моя девушка. Ясно?

— Ойййй, — выдохнула Карина и схватилась руками за горящие щеки.

Эсгрим же поклонился и еще более иронично сказал:

— Тогда будет еще интереснее с нею сражаться в турнире. Подумать только: я одержу победу над девушкой самого Ринара Эльсингора.

И удалился.