Сундук с чудовищами, стр. 46

Карина, которая собиралась замуж еще лет с десяти, только улыбнулась. Как же по-разному устроены люди!

— Шарлотта влюбилась, когда ей было одиннадцать, — напомнила она Генриетте.

— Шарлотта особенная, — задумчиво откликнулась та. — К тому же они с этим парнем ну ни разу не поцеловались. Думаю, он для нее слишком взрослый.

— А Юстас и Лисси даже думают пожениться, — заметила Джемма.

Тут ворвалась Юлианна и с порога закричала:

— Что вы тут про Юстаса, а?! Только и слышно на весь спальный корпус: любовь, морковь, поцелуи, женитьба!

— Ты что, усилила слух? — изумилась Джемма.

Юлианна пожала плечами.

— Мне незачем, я и так отлично слышу! Нет, ну вам что, больше обсудить нечего? Поймали шпиона Тройки! Поймали, когда он потащил Эсмиральду разрушать защиту!

И они туда таскались не в первый раз! Он заморочил голову нашей боевой подруге! А вы тут про сюсечки-пусечки изволите балаболить!

— Не балаболить, а беседовать, — тут же обиделась Карина. — И вообще, если бы у них не было сюсечек-пусечек, Кроу и голову бы никому не заморочил. Надо же, зануда занудой, а туда же: Эсмиральдочку обманывать!


Когда они все, наконец, успокоились, а Джемма ушла в свою спальню в отделении для второгодок, Карина еще долго лежала в кровати и старалась уснуть.

Но происшествия этого дня не давали девочке покоя. Она все пыталась разложить по полочкам, вспоминала, как Эсми рассказывала, что очнулась возле купола, созданного Матерью Некромантов и начала бороться с Лессом… как пыталась раскрыть зонтик, чтобы утащить парня подальше от могилы мертвой ведьмы Лиарт, а оттуда, изнутри, что-то страшно стучалось. Эсми рассказывала, что Лесс Кроу отшвырнул ее зонтик, а потом и ее оттолкнул, и девочка приложила кучу усилий, чтобы обезвредить своего же товарища.

Рассказ Лесса Кроу девочки в кабинете директора тоже выслушали вместе: мальчик сказал, что он один из внучатых племянников этой ведьмы. Дух бывшего друга Лиарт нашептывал Кроу, что надо завершить разрушение могилы. Но сама ведьма тоже приходила к Лессу в странных видениях и вот…

Он не извинялся перед Эсми и вообще не испытывал угрызений совести. А госпожа Маркура ругала себя, что не довела до конца какое-то «дело со списками». Карина вспоминала и пыталась увязать все это воедино.

Но так и не успела: заснула. А во сне увидела знакомый облик.

К сожалению, это была не Полина и не Мира. Карине привиделось дружелюбное, но ужасное чудовище по кличке Бяка.


Глава 46. Таинственное место

Это и без Бяки был очень, очень и очень странный сон! Карина еще никогда не видела таких снов, чтобы вроде бы и надо бы бояться, а не страшно! Она нередко видела кошмары, такие, от которых просыпалась в ужасе, плакала и бежала спасаться в маминой кровати. Или, когда стала большую часть времени проводить в пансионе — просто лежала и слушала, как спокойно дышат во сне подруги. Это тоже успокаивало. Можно было даже зажечь крошечный волшебный ночник возле кровати — тоже помогало.

Но этот сон Карину не пугал, хотя должен был бы! В нем она оказалась в непонятном месте: неясно было, то ли это большой зал, то ли какая-то открытая местность. Стен и потолка Карина не видела, но кругом не было и чего-то, похожего на землю, деревья, небо. И все какое-то серое, затхлое и душное. И вот посреди этого странного места, где очутилась Карина, стояло то самое чудовище по кличке Бяка — похожее на очень лохматую и неопрятную собаку с клычищами и когтищами, да еще и высотой никак не меньше пони. Прогнутая, как у старой клячи, спина, рваные уши, желтые глаза — все, как запомнила Карина. Вот только в жизни Бяка внушал ужас и трепет, а здесь девочка и не думала пугаться, только протянула руку к чудовищной морде.

— Бяка, — сказала Карина. — А где Полина и Мира?

Конечно, чудовище не могло ответить! И Карина пошла куда-то, лишь бы не стоять на месте. Ей хотелось выйти отсюда, но совершенно было непонятно, как это сделать. В конце концов девочка увидела какие-то диковинные дома. Они походили на коробочки, только на такие, в которых могло бы поместиться по нескольку людей.

И вот же чудо! — навстречу Карине вдруг вышел человек. Он был в темно-серой, пыльной с виду долгополой хламиде. Это одеяние скрывало и тело, и лицо, и только слева топорщилось — так, словно под одеждой был еще и меч. Длинный, он даже приподнимал подол хламиды над землей. И Карина увидала, что под хламидой не обычные человеческие ноги, а кости стопы. Противно-желтоватого цвета.

— Бяка, — прошептала девочка, — кто это?

Но Бяка снова ничего не сказал, только встал рядом и оскалил свои огромные зубищи. Каждый — размером со средний нож, а клыки и того больше. И торчали они все вразнотык! В общем, жуткое чудовище. И оно рычало на человека в хламиде с капюшоном. Если, конечно, считать его человеком.

— Бяка, а ну кыш, — сказал человек.

И чудовище убежало куда-то в серую мутную даль!

— Вы знаете, как его зовут? — удивилась Карина.

— Еще бы не знать. Навязали тут чудовищ на мою голову, — проворчал этот чудной, в хламиде. — Уж сколько раз говорил: чудовищ не беру! Эээй, а ты, девочка, иди, иди отсюда! Здесь живым не место!

— Где? В сне? — спросила Карина.

— Здесь — это здесь, — пояснил человек в хламиде, и вдруг по босым ногам Карины потянуло ледяным сквозняком.

Да таким сильным, неприятным! А незнакомец пропал.

Даже не сказав, как ей идти отсюда, если она спит. Тем более, что здесь не было ни дверей, ни дорог — просто серая пустота какая-то. Да еще такая странная. Густая, словно овсянка.

Вспомнив про овсянку, Карина подумала, что ей хочется есть. Она еще никогда не хотела есть во сне, и это тоже было странно. Не зная, куда тут из снов выходят, девочка пошла наугад, прямо, и вдруг увидела впереди бледный свет и услышала мерный стук — та-бум, та-бум, та-та-бум! Звук ей не понравился. Мало ли что так странно стучит? Похоже на музыку, но без мелодии, только ритм. Что могло издавать этот ритм, Карина не знала, но тут к стуку присоединилась тонкая мелодия, которую наигрывали на флейте. Да так знакомо! Девочка все-таки решила, что надо идти туда, вдруг там она увидит Полину-призрака? Наверняка можно будет спросить у нее, как очнуться от этого сна.

Но до источника музыки Карина не дошла. Вдруг прямо перед нею возникло хмурое, сосредоточенное лицо госпожи Геллен, обрамленное растрепанными рыжими волосами. Госпожа Геллен выглядела так, словно заглянула в какую-то дверь: голова тут, а туловище где-то там.

— Тебе тут не место, — сказала госпожа Геллен задумчиво. — Что ты тут делаешь?

— Я тут сплю, — ответила Карина. — И хочу проснуться! Очень!

— А ты не видела Рейли? И с нею еще какого-то мужчину? Ты видела его дух там, возле могилы ведьмы Лиарт.