Сундук с чудовищами, стр. 39

И даже не повела бровью, когда рядом внезапно появился Теренций. Она его ждала.

— Мне казалось, на первом курсе еще не учатся переноситься, — сказала она. — Ты принес мне склянку?

Ванильный некромант кивнул и вытащил из кармана пузырек из-под зелья. Донышко было чем-то измазано. Теренций уже успел где-то раздобыть живую и мертвую кровь и подготовить склянку для того, чтоб та стала ловушкой.

— Ты не слишком торопился, — заметила Майя. — Уже все замерзли и разбежались.

— Мне не сразу удалось найти мертвую кровь, — пожал плечами Теренций.

Он не плакал, не пребывал в унынии и даже улыбался — а значит, ему не пришлось заниматься некромантией. Видимо, кровь он нашел среди запасов лекарши пансиона. Интересные у белых колдуний запасы.

— Эта госпожа Сандора — не самый милый лекарь из всех, кого я видел, — сказал Теренций. — Лучше бы я перенес Эсмиральдочку домой, и позвал бы к ней доктора Конрада.

— Вот бы он обрадовался, — хмыкнула Мать. — Как ты думаешь, эта девочка назвала бы его доктор Арсениусик или доктор Конрадик?

Теренций расхохотался.

— Вроде бы она не очень-то сюсюкается со взрослыми, — сказал он, — но я бы посмотрел на доктора Конрада, если б Эсмиральда как-нибудь обозвала его!

Мать загнала дух неизвестного мага в склянку и закупорила узкое горлышко твердой пробкой.

— Отлично, — похвалила она сына. — Хорошая работа.

— Ты не спрашиваешь, как там Эсмиральдочка, а ведь она отравилась, — сказал Теренций, удивленно тараща серые глаза.

Майя улыбнулась и похлопала мальчика по плечу.

— Я по тебе вижу, что она в порядке.

— Госпожа Сандора не смогла сама определить вид грибов, чтобы подобрать противоядие, — оживленно сказал Теренций, — мне пришлось помогать ей. Рисунок Карины тоже пригодился! А потом она дала мне мертвой крови…

— И где раздобыла? — Майя заинтересованно подняла левую бровь.

— Там резали цыплят, — пояснил Теренций.

Вот оно что! Значит, у белых колдуний вовсе не было в запасе ингредиентов для темных зелий! Hy, значит, все в порядке!

Она сотворила магию Длани, раскрыла портал домой и шагнула туда. Теренций побежал следом.

Глава 39. В компании с мамой

Дом-на-семи-ветрах казался кораблем в холодном море. Надежным, теплым убежищем. Теренций первым делом поспешил в кухню. Мать уже была там: молола кофе и тихо мурлыкала под нос какую-то простенькую песенку.

— Мааам, а ты не говорила, что знакома с господином Айвори!

— А ты будто спрашивал? — удивилась мама. — Еще лет двадцать назад он был очень милым юнцом с кафедры боевой магии. Только-только закончил учиться, хотел стать аспирантом.

— Это когда ты преподавала в Темной школе, что ли?

— Было дело, правда, недолго, — кивнула мама. — Так вот, дружочек… я его чуть не усыновила.

Теренций, который только что откусил половинку овсяного печенья с шоколадной крошкой, поперхнулся. Весело узнавать, что твоим приемным братом мог бы быть твой не самый безвредный препод!

— To есть ты его чуть не убила, да, мам?

— Ooo, уровень его владения магией был таков, что он и сам прекрасно справился, — усмехнулась мама. — Но, по счастью, обошлось без самого ужасного. Так и не познакомился Арольд с нашей семейной некромантией, хотя ему удалось даже узнать мое настоящее имя — а ведь я просто так никому его не говорю! Хотя все-таки будь моя воля, я б его выгнала из школы. Ишь, аспирант, а простейших вещей за свое студенчество не освоил! Но потом мальчишка даже стал неплохим боевым магом, хотя поначалу его больше хотелось как следует выдрать, чем учить азам, не усвоенным за шесть лет!

Теренций дожевал печенье и потянулся за следующим.

— Завтра сходи в пансион к девочкам и передай госпоже Сандоре мои благодарности за помощь. И, кстати, рада, что ты догадался, что мне понадобится склянка, — сказала мама, насыпая кофе в турку.

— А я не догадался, — сказал Теренций, — это Карина подсказала. Она появилась прямо в лазарете. Я сидел и ждал, пока госпожа Сандора скажет, что Эсми в безопасности, а тут появились Карина с Юлианной, ну и…

— Ax, вот почему ты так долго?

— He, я долго искал кровь. Там же как надо: крови от живого, да крови от мертвого, да от не мертвого и не живого крови… Hy, живая у меня всегда при себе. Мертвую взяли у цыплят. А вот знаешь, не мертвая и не живая — она не везде водится. Это надо или нежить какую ловить, или еще что.

— Ox, вот про это-то я и забыла. А что же попросту не слетать в Темную школу было?! — сказала мама. — Небось у Тиольфа этих ловушек для духов и без того полно.

— Если на то пошло, мам, ты бы могла сказать мне, что ловушка понадобится. Я бы взял с собой. Или сама бы взяла.

— Никогда не знаешь наперед, что будет надо, — покачала головой мать, — этак придется тащить с собой целый воз вещей, которые могут и не пригодиться. А вот что ты принесешь ловушку, я была уверена. И видишь, мне не пришлось ждать слишком долго.

— Возможно, если б я знал, то поспешил бы. И мне снова помогла Карина, — улыбнулся Теренций. — Помнишь, я тебе рассказывал про чудовище Шарлотты, Паутинку? Она стала собакой. Ну так она… в некотором роде не живая и не мертвая. Ее кровь и подошла. Правда, странно, что у нее вообще оказалась кровь!

Мать задумчиво потерла подбородок, а потом, спохватившись, быстро сняла с огня уже закипавшую турку.

— Твоя Карина — очень талантливая девочка.

— Она не моя, мам.

— Даже немного жаль, — ответила мама. — Но я рада, что ты сдружился с девочками. Да и с мальчиками тоже. А то все один да один!

С таким количеством братьев и сестер, как у Теренция, никогда нельзя было сказать, что ты один. Но мама знала, о чем говорит. Среди всех остальных Ванильный Некромант оставался как будто всегда одиноким. И он сам радовался, что у него вдруг появилось много друзей.

— Эш говорит, что девчонки из пансиона обыкновенные благовоспитанные дурочки, — сказал он.

— От большого ума так никто не скажет, — заметила мама, — особенно про девчонок, которые способны, к примеру, поговорить с духом твоей прабабки, или сварить тебе зелье, от которого ты начнешь кричать ослиным голосом, или, допустим, переписать твою жизнь в волшебном дневнике — после чего ты проснешься совершенно другим человеком.

Она налила себе и Теренцию кофе и села, обхватив горячую чашку обеими руками.

— Эш все-таки неплохой товарищ, — сказал Теренций в защиту приятеля.

— Ну и хорошо, — кивнула мать.

Она была очень задумчива, и Ванильный не стал ее сильно донимать разговорами. Молчать с нею в компании тоже было неплохо.