Сундук с чудовищами, стр. 30

— Про нее мы пока ничего не знаем, — сказала госпожа Маркура. — Она никак себя не проявляла. Быть может, мертвая ведьма — плод воображения барышни Сланге. И никакой душой не обладает вовсе. Идемте, нас все-таки ждут в Темной школе.

— А зачем? — спросила Карина.

— Будем обсуждать, что делать с девочками-призраками, их бабушкой и Бякой, — ответила директриса немного рассеянно.


Она раскрыла зонтик. И воспитанницы последовали примеру госпожи Маркуры. Карина исчезла из спальни Джеммы последней, не забыв как следует все осмотреть еще раз. Вдруг самая крошечная дырочка не закрылась?

В Темной школе, в большой аудитории, сидело совсем немного людей. Директор Криспиан, господин Айвори, учитель Теренция Тиольф и сам Теренций. А рядом с ним — молодая рыжеволосая женщина. Ее волосы были такими странными, что Карина даже заморгала. Встрепанные, торчащие дыбом, как будто живущие своей отдельной от головы жизнью. И несмотря на эту диковатую прическу женщина была красивой. А Карина всегда думала, что красивой можно быть лишь с идеальной прической.

— Это моя мама, — сказал Теренций, но запнулся на последнем слове и поправил сам себя:

— Это Мать Некромантов.

— Ух ты ж, — одобрительно сказала Юлианна, пока остальные девочки приседали в книксене. — А много у вас детей-некромантов?

— Десять, — ответила Мать Некромантов.

— Ух ты, — снова сказала Юлианна. — Тогда да!

Но что «да» — объяснить не сумела. Потому что директор Криспиан взял слово:

— Все мы обеспокоены. Сначала нашествие чудовищ, потом призраки, потом бегство душ из ловушек. Между прочим, еще две на свободе!

Господин Тиольф поставил на большой стол одну из ловушек для духов. В ней знакомо золотилось облачко.

— Но хуже всего — неизвестная величина в нашей задаче, — продолжил Криспиан. — Так называемая мертвая ведьма.

— А что в ней страшного? — спросила Юлианна.

Карине тоже было интересно услышать ответ, но она все же одернула подругу. Почему та не боится говорить со взрослыми наравне? Может быть, потому что ей уже четырнадцать?

— Мертвые ведьмы могут быть страшнее, чем живые, — сказала Мать Некромантов очень серьезно. — С одной стороны, они очень хотят жить. С другой — они уже не боятся смерти.

От этих слов Шарлотта стала полупрозрачной, будто хотела исчезнуть, а Карина испуганно икнула.

Глава 29. Совет в Темной школе

— Хорошо, что вы привели с собой юных магов, — сказала Мать Некромантов. — Мне нравятся талантливые дети.

Дети. Они всего лишь дети. И сейчас нет причины разрешать им участвовать в опасных делах. Тройка отступила, затихла, зализывает раны. Вернее, двойка, ведь Эвелин заточена в тюрьму в Варкарне. А с одной-единственной неизвестной ведьмой маги Розамунды сумеют уж как-нибудь справиться. Тем более, если в их магической деятельности внезапно приняла участие одна из старших.

Госпожа Маркура исподволь разглядывала ее. Как это странно! Простое платье, чистое молодое лицо, спокойные серые глаза. Ни отсвета величия на челе, ни горделивой поступи: обычная женщина, каких много. Чуточку хмурая, но не высокомерная. И все же она, понта Маркура, магистра Черной и Белой магии, белая колдунья, которая изобрела первый зонтик с темнотой — она робела перед Матерью Некромантов. Почему?

— Мы привели их вовсе не потому, что они талантливые, — довольно резко сказала директриса пансиона. — И даже не потому, что благовоспитанные! Просто они имеют право участвовать в событиях. Они — их часть.

Тут Шарлотта, Карина, Юлианна, Эсми и Джемма выпрямили спины и — самую чуточку! — вздернули носы. О да, они действительно были талантливые, иногда проявляли благовоспитанность… и постоянно ухитрялись оказаться в центре событий.

— И я прошу барышню Эсмиральду Сланге и барышню Джемму Сторм продемонстрировать еще раз, как они это делают.

— Что делают? — слегка крякнув, спросил директор Криспиан.

— Видите ли, они умеют открывать портал в страну мертвых.

Мать Некромантов внезапно поперхнулась воздухом.

— У вас вроде бы такому не учат, — сказала она.

— Этому и у нас не учат, запрещено, — сказал учитель Тиольф.

Девочки заерзали на своих местах. Сын Матери Некромантов тихонько закашлялся в кулак.

— Тем не менее они это умеют. Причем я никогда раньше не слышала, чтобы это делали при помощи дневников для заданий на лето. Обычно дневники лишь демонстрируют иллюзии в том случае, если что-то здорово напридумано…

— Наврано, — подсказала Юлианна Амадор.

— Да, действительно, — улыбнулась госпожа Маркура. — Но здесь у нас сплелись фантазии, таланты и магия дневников. Поэтому мне и хотелось бы попросить вас, господа учителя, открыть склянку с душой бабушки, дать ей возможность высказаться и выяснить, наконец: нафантазировали они опасность или та на самом деле существует. Мы уже выяснили, что милые барышни сумели каким-то образом вызвать из небытия двух призраков. И знаем, что эти призраки считают, что кто-то заставляет их собирать чудовищ. Но существует ли эта мертвая ведьма на самом деле или она — плод воображения наших юных барышень? Ведь никаких сведений о еще одной душе, да еще такой черной, мрачной и магически… гм… насыщенной у меня, к примеру, нет. Если в Темной школе о ней что-то знают — прошу просветить меня и барышень. Их — даже в первую очередь. Чтобы впредь были поосторожнее. И отличали воплощенные фантазии от вытянутых с того света опасных сущностей. Также мне бы хотелось наконец как следует изучить сундук.

— Мы его сами придумали, — похвасталась вдруг Эсмиральда Сланге. — Девочки- призраки нас даже похвалили.

— А кстати, где они? — спросил вдруг Теренций Геллен. — Они ведь сказали, что пошли к Карине.

Карина тихонько засопела носом. Что, конечно, было не очень благовоспитанно. К счастью, девочка тут же опомнилась и, вытащив из-за пояса веер, прикрыла покрасневшее лицо. Госпожа Маркура отвлеклась на веер: это было изделие, созданное в конце прошлого учебного года под руководством госпожи Ю на уроках волшебной механики. Этими веерами девочки уже немножко учились драться — на занятиях, которые совместно проводили Арольд Айвори и Аделаида Гербера.

— Ко мне не приходили, — сказала Карина, пока Маркура думала о веерах.

— У нас призраки не появлялись, — подтвердила директриса.

— Они где-то в Темной школе, — слегка прикрыв глаза, кивнула Мать Некромантов. — Господин Криспиан! Нам здесь нужны сундук, Бяка и девочки-призраки. Сумеете как-то их призвать?

Директор слегка вздрогнул. На его лице появилось очень странное выражение. Точно такое же госпожа Маркура наблюдала каждый день на лицах воспитанниц, когда она спрашивала задание, а девочки не могли его выполнить. Или когда не сделали то, что было задано раньше.