Сундук с чудовищами, стр. 24

Но это было еще полдела. Вторая половина была значительно опаснее. Окажись рядом кто-нибудь из старших, Теренцию наверняка отвесили бы парочку увесистых затрещин.

Однако, к счастью или нет, никого из учителей, родителей или старших сестер и братьев не наблюдалось. А сам по себе Теренций рассудительностью и осторожностью не славился. Будь что будет, а надо действовать, решил он. Надо не только освободить этих призраков, но еще и помочь учителю собрать убежавшие души. Хотя эту вот их бабушку он бы тоже отпустил…

— Значит, так, — сказал Теренций всей этой компании. — У меня есть идея.

Он шмыгнул носом и вытер набежавшие слезы.

— С бабушкой этой… с нею даже Полина с Мирой никак сейчас не сумеют поговорить. Поэтому я… приглашу ее.

— Пригласишь? — удивилась Юлианна.

Ее темно-серые глаза стали огромными от удивления. Теренцию это понравилось. Ему вообще нравилось, когда девчонки смотрели на него с уважением и восхищением. Просто это редко случалось: все как-то больше на него поглядывали снисходительно или насмешливо. В родительском доме старшие сестры порой могли и вовсе не заметить, что Теренций путается под ногами, а если и замечали, то тут же начинали поучать.

Нет, конечно, он их любил… но все-таки все время поучать или замечать не надо. Иногда можно просто по-доброму поговорить!

В общем, Теренций подумал: а что такого? Тем более ведь он впустит к себе чужую душу ненадолго. И только Дан Эльсингор да Шарлотта сказали почти одновременно:

— Это опасно!

Затем Дан сказал:

— Если это то, о чем я подумал.

А Шарлотта:

— Лучше попросить взрослых разобраться с этим.

— Я и сам прекрасно разберусь, — ответил Теренций и поскорее сжал облачко в руке.

Точнее, со стороны было похоже, будто сжал — а на самом деле душа бабушки влилась в него, чтобы, соседствуя с душой Теренция, обрести ненадолго возможность говорить.

Это было очень странно: ощущать себя как будто немного в стороне. Словно тебя отодвинули в сторону, когда ты собирался резать торт, и ты стоишь рядышком… а торт режут. Причем управляя твоей собственной рукой. А ты просто стоишь и смотришь.

Первой опомнилась Карина.

— Что это было? — спросила она. — Теренций Августус! Скажите, пожалуйста, что это было?

— Извините, что врываюсь в вашу жизнь сим недостойным настоящей ведьмы способом, — сказала бабушка Полины и Миры его собственным голосом. — Но мне действительно не помешала бы помощь живых. Дело в том, что есть одна ведьма. Мертвая ведьма. Она хочет быть живой.

— А… это ей нужны чудовища? — спросила Карина с запинкой.

— Ей, — кивнула бабушка головой Теренция. — Она появляется лишь иногда. И, поскольку это она прокляла мою дочь и моих внучек — то помыкает ими. Дочь… когда-то сумела вырваться из-под гнета ведьмы и уйти на ту сторону, но вот девочки…

Полина шмыгнула носом.

— Мы остались, — сказала она.

А Мира жалобно захныкала.

— Подумаешь, — сказал Рин, — мертвая ведьма. Мы живых видали!

— Некоторые мертвые ведьмы опаснее живых, — ртом Теренция произнесла бабушка Полины и Миры.

Ванильный Некромант сделал некоторое усилие сам над собой, и с радостью понял, что бабушка не собиралась захватывать всю власть. Нет, она охотно позволила ему высказаться.

— С мертвой ведьмой я разобраться не сумею. Но знаю, кто сможет, — сказал Теренций. — Что вы хотели сказать Карине, когда появились в библиотеке?

— Карина умеет общаться с духами и призраками, — взяла слово бабушка. — Но в отличие от тебя, мальчик, она не некромант. С некромантами у меня печальный опыт общения! Они посадили меня в склянку! А мертвую ведьму оставили без внимания! Хотя уж казалось бы!

— Простите, — извинился за всех некромантов сразу Теренций. — Это их работа.

— Карина смогла бы наладить связь и со мной, и с девочками. И, поскольку она умеет ловить чудовищ куда быстрее и ловчее Полины и Миры, то помогла бы наполнить сундук. Тогда ведьма пришла бы. Но так как Карина уже предупредила бы своих учителей, то ведьму ждала бы засада.

— Все это хорошо, но как вы хотели поговорить с Кариной? — подала голос Юлианна. — Вселиться в нее хотели, что ли?

— Хотела, — не стала отпираться бабушка. — Но почему-то не смогла.

Карина спряталась обратно за Рина Эльсингора, и Теренций ее вполне понимал. Ощущение чужого присутствия в его теле юному некроманту не нравилось.

— Не очень-то хорошо с вашей стороны, — проворчал Дан.

— Не очень, — согласилась бабушка. — Но я была готова сотрудничать, поэтому дала себя поймать в ловушку для духов.

— Понятно, — кисло сказал Теренций, вновь беря власть над самим собой. — Что ж, раз планы поменялись… Я для начала хотел бы попросить вас помочь мне изловить других духов, совершивших побег вместе с вами. Затем мы обратимся к учительницам пансиона и преподавателям Темной школы и расскажем про ведьму. Вы скажете им, где ее искать?

— Скажу, — ответила бабушка.

— Прекрасно. А теперь, если позволите, я отпущу девочек к их маме.

Бабушка долго молчала. Теренций даже решил, что она покинула его тело, и стал отчаянно думать, что же делать дальше, если душа старушки не вернется. Но та заговорила снова:

— Да, мне это подходит.

Полина и Мира переглянулись.

— Но сундук…

— Сундук мы похороним, — сказал Теренций. — В нем ведь сейчас нет чудовищ.

— А… а Бяка? — горестно спросила Мира.

И снова расплакалась.

— Разве ты не хочешь наконец перестать скитаться призраком по миру живых? — спросила Юлианна.

— Хочу! И к маме хочу! Но только с Бякой! — и Мира разревелась еще громче.

Мальчики и девочки переглянулись, и Шарлотта сказала:

— Теренций, а нельзя ли упокоить вместе с ними и Бяку?

И Ванильный Некромант смутился. Он никогда не имел дела с чудовищами. По большому счету, у них вовсе нет никакой души. Что же отправится в таком случае в страну мертвых, к богу смерти по прозвищу Седьмой ветер?

— Я… можно я спрошу у мамы и папы? — по-детски беспомощно произнес Теренций.

Глава 24. Учителя и ученики

На самом деле спрашивать ни у кого не понадобилось. Дело в том, что к группе детей и призраков с разных сторон уже подобрались отборные педагогические войска. Госпожа Маркура, господин Айвори, госпожа Гербера, господин Тиольф и господин Криспиан окружили ребят с разных сторон. И непременно захватили бы их врасплох, если бы чудовища не залаяли.

Сигнализация сработала на ура: молодые люди приготовились сражаться, девицы взвизгнули и схватились за зонтики. Потрепанный учебный зонтик, который все-таки получила Юлианна ради безопасности, напомнил директрисе пансиона, что опять придется делать новый для барышни Амадор. Уж такая непоседливая это была барышня.