Сундук с чудовищами, стр. 10

— Смотри, там какая-то странная тварь бегает, — удивленно перебил его Теренций. — Что это вообще?

Но тварь они разглядеть не успели. Зато увидали, как сундук открыл крышку и проглотил то странное, что бегало по полю для игры в мяч. Проглотил — и пропал, испарился в воздухе! Теренций раскрыл от удивления рот, а Лелланд закинул в него кусочек хлебного мякиша.

— Сундук, который питается чудовищами, — со смехом сказал он.

— Кто-то из ведьм балуется? Разве это не запрещено? — спросил Теренций. — Ведь чудовищ творят только те ведьмы, которые связаны с Тройкой и с Бездной. Я слыхал — им помогают в этом демоны.

— Много ты знаешь, — усмехнулся Эш. — Во-первых, Тройка уже не Тройка, а Двойка. А во-вторых, все ведьмы умеют творить чудовищ. Даже нет: вообще каждый, кто владеет магией и прочел определенную литературу, может сотворить какое-нибудь чудовище. Твой друг, возможно, даже подскажет тебе, какие книги для этого нужны»

Теренций задумался. Его друг Егор… возможно, у него и правда есть какие- нибудь такие книги. Правда, Ванильному некроманту они сейчас были без надобности. Но если книги есть в свободном доступе, неужели действительно кто угодно мог сделать чудовище ради вреда или развлечения?

— Все-таки это странно, — заключил Теренций.


Это и правда было очень и очень странно! Но мальчикам не дали призадуматься над странностями! Обед близился к концу, и пора была идти знакомиться с новым местом обитания. Темная школа напоминала большой мрачный замок, но на его задворках стояли самые обычные, весьма уютные с виду двухэтажные домики, шесть штук — по одному на каждый факультет. Староста факультета некромантии встретил новичков у порога, и тут же перепоручил их бойкому помощнику — коротышке с торчащими белобрысыми вихрами. Тот повел десятерых новобранцев по их жилищу, скороговоркой поясняя, где что. Домики были похожи на шкатулочки, и внутри было все, что необходимо для общежития. Душевые, туалеты, спальни, два зала для досуга. В одном тренировались, в другом отдыхали, играли в настольные игры или читали.

— Здесь комнаты для девчонок. С их стороны тоже есть душевая и туалет. У нас на каждом курсе всего по две-три девочки, но это не значит, что, если у нас очередь, сюда можно зайти.

— Почему? — спросил Теренций.

— Не советую узнавать, — усмехнулся белобрысый. — Съедят.

Среди новеньких девочка была всего одна, и она, смерив помощника старосты презрительным взглядом, осталась на девчачьей половине.

— Мы их очень любим, — не моргнув, сказал белобрысый. — Но они иногда просто ужасны!

Для парней было приготовлено чуть больше комнат, чем для девушек — в каждую спальню заселялись по двое-трое.

— Зато на факультете ведьм почти одни девочки, — сказал помощник старосты. — У них всего два парня на весь факультет, представляете? Один пришел в прошлом году, а второй скоро уже выпустится.

— А что вообще делают парни на факультете ведьм? — удивился Эш.

— Учатся, — вздохнул белобрысый, — что им еще остается?

— А ведьмы умеют творить чудовищ… и получается, что и парни эти тоже умеют?

— Это еще ладно, все-таки на других факультетах мальчишек полно, — сказала, проходя мимо, старшекурсница-некромантка. — А вот в прошлом году, говорят, в девчачьем пансионе благовоспитанных колдуний учились два парнишки, вот это вообще было смешно. У них там ни одного мальчика до этого просто не было.

— И как они там выжили? — спросил Эш сочувственно.

— Видимо, как-то выжили, — засмеялась девушка. — Ничего, вот увидите: эти колдуньи еще несколько раз к нам придут. Сами спросите.


Все это было чудно и непривычно. Эш устал быстрее, чем Теренций.

— Слишком людно, — пожаловался он, — я-то в семье один. А тут столько народу, и ни одного родителя на всю ораву.

— У меня дома всегда людно, — махнул Теренций рукой, — я привык.


Помощник старосты сказал:

— Если захотите есть, на первом этаже маленькая кухня. Мы в основном едим в общей столовой, но всегда можно притащить еду сюда. Только одно условие: питаться в кухне. В комнатах не жрать, — предупредил белобрысый.

— Почему это? — огорчился Теренций, любивший иногда перекусить в кровати, с книжкой в руках.

— А тут водятся мелкие такие противные твари: жмунцы. Вроде тараканов, только умнее. Как почуют еду — потом не отвадишь их. Тебе надо?

Теренцию было не надо. Он не любил всяких насекомых. Разве что бабочек считал безопасными.

— Ну, а сундуки бродячие у вас водятся? — спросил Эш. — Видали сегодня один такой. Ходил по полю и ел маленьких чудовищ.

Помощник старосты покачал головой.

— Выдумщиков тут не любят, — сказал он.

Первокурсники дослушали своего экскурсовода и разбрелись кто куда. Теренций и Эш заняли угловую спальню и остались ею довольны. Но поздним вечером они потихоньку выбрались на крышу — здесь были замечательные крыши, чтобы сидеть и любоваться на звезды. И увидели, как по темно-синему вечернему небу кто-то летит, держа в вытянутой вверх руке светлый кружевной зонтик. Сквозь тонкий узор просвечивали звезды.

— Разве на зонтиках можно летать? — удивился Ванильный некромант.

— Это, видать, из пансиона колдуний. У них там все не как у людей, — сказал Эш.


Глава 10. Кудряшки

Карина боялась засыпать. Все ей казалось, что вот-вот появится прямо посреди спальни страшный старый сундук, и из него полезут чудовища всех мастей и размеров. И хотя госпожа Маркура уже несколько раз повторила, что спальный корпус теперь окружен дополнительной защитой, девочке было страшно. Когда она рассказала директрисе про сундук, та отнеслась к новости достаточно спокойно. Но Карина все же понимала, что происходит что-то непонятное, а значит — страшное!

И как тут прикажете уснуть?

В конце концов Юлианна, Шарлотта и Генриетта, уставшие от того, что Карина ворочается и мешает спать, сказали, что сейчас они ее усыпят незаконным заклинанием, которого ни одна директриса не одобрит, и даже директор.

— Или кирпичом, — добавила Юлианна.

Но, помолчав, сказала:

— Ладно уж… не буду я тебя кирпичом, и даже магией… Но могу спеть колыбельную или сварить тебе снадобье по-быстрому.

— Успокоительное? — пискнула Карина.

Обычно это она готовила несложные снадобья, ради чего даже хранила в спальне маленькую спиртовку, котелок и запас волшебных трав и зелий. Но забота подруги Карину тронула.

— Я же умею, — сказала Юлианна, — в прошлом году мы с братьями Эльсингор готовили — и у нас отлично получилось.

— Ага, чуть не отравили моего папу, — проворчала Шарлотта.

— Нет, не надо снадобья, и колыбельной не надо, — сказала Карина. — Я буду спать. Честно!