Сделка с профессором, стр. 2

– В том-то и дело! – воскликнул он, хлопнув по подлокотникам кресла обеими руками. – Максисы как один твердят, что все было в порядке. Никаких странных или подозрительных происшествий перед исчезновением, а потом раз, и девушки нет. Мои сыщики с ног сбились, но доказать вину или хотя бы причастность хозяев дайн не смогли. У всех железное алиби.

– Ерунда какая-то, – пробормотал Эдман. – Не бывает так, чтобы ни одного свидетеля и ни одной улики.

– Бывает еще и не такое, – отозвался Вилмор, снова принимаясь за коньяк. – Но дело вовсе не в этом. Эти случаи очень похожи на то, что произошло тогда с Кэти. – При упоминании имени дайны, предавшей Эдмана, тот спал с лица, глаза его сверкнули яростью, а челюсти сжались, но Вилмор продолжал, словно и не заметил реакции друга: –Но тут иное. Нутром чую за этим стоит кто-то покрупнее горе-любовника иностранца, выкравшего шальную бабу.

– Довольно! – рявкнул Эдман, вскочив из кресла, но тут же рухнул обратно и схватился на раненую ногу, которая дала о себе знать в самый неподходящий момент. – Еще одно слово о том случае, и я не посмотрю на нашу многолетнюю дружбу и спущу тебя с лестницы.

Вилмор лишь отмахнулся и сказал:

– Зря бушуешь. Это все осталось в далеком прошлом. Сколько нам тогда было? По двадцать пять, кажется? Мог бы и забыть о ней за пятнадцать лет. Но если тебе неприятно, я больше не буду о ней упоминать.

– Сделай милость, – процедил Эдман, не в силах успокоиться.

– Так вот, – как ни в чем не бывало продолжил Вилмор, – здесь пахнет заговором.

– Да какой к демонам заговор! – перебил его Эдман. – Пропала пара шлюх богатеев, а ты уже заговор! Чем они могут грозить короне-то? Может, они на Южный материк подались хозяев гаремов ублажать, а ты уже покой потерял и даже ко мне заявился.

Вилмор стал серьезным, и черты его лица приобрели давно знакомую Эдману хищность, как у дикой птицы, узревшей жертву с высоты своего полета.

– Нет, – отрезал он. – Чувствую, что здесь нечисто, и это именно внутреннее дело Нодарской империи. А чутью я привык доверять. Так что у меня к тебе просьба. Ты не мог бы летом поработать в одной закрытой школе преподавателем манологии?

– Что?! – побагровел Эдман, задыхаясь от возмущения. – Ты просишь меня учить этих двуличных тварей?! Да ты хоть понимаешь, что несешь?!

– Тише, тише, – поморщился Вилмор, ни на секунду не усомнившийся в удачном исходе своей задумки. – Ты дослушай.

Эдман обиженно засопел, но все же не стал перебивать.

– Это не просто школа, а та, где училась последняя исчезнувшая девушка, Виктория Творф. Она буквально полгода назад выпустилась. А до этого еще одна дайна пропала, и тоже выпускница школы блаженной Камелии. Мне нужен свой человек там, чтобы разобраться в происходящем изнутри.

– Ну так пошли одного из своих гениальных сыщиков, – пожал плечами Эдман, понемногу приходя в себя. – Я-то тут при чем?

– В этом вся загвоздка, – горестно воздохнул Вилмор, – я уже пытался туда внедрить своего человека, но миссия провалилась. В школе царят довольно своеобразные порядки, мои ребята не могут работать в такой атмосфере.

– И что это значит?

– Сам посуди, толпа молоденьких аппетитных дайн, переполненных дармовой маной. Кто тут устоит?

Эдман поперхнулся и закашлялся.

– Вот-вот, и я о том же. Для любого мужчины это суровое испытание. В итоге никто ничего выяснить не смог, зато я получил целую кучу жалоб от директрисы. Не напрямую, конечно, но мне все передали.

– Я все еще не улавливаю связь между этой трогательной историей о тяготах сыскной службы и мной лично.

– Из тех, кому я могу доверять, только ты отличаешься такой ярой неприязнью к дайнам, что никакие смазливые мордашки тебе нипочем. В этой школе как раз освободилось место преподавателя манологии, не без моего участия, естественно. Мы тебе сварганим новую внешность, поработаешь там немного, присмотришься к обитателям, поговоришь с подружками девушки, в общем,разнюхаешь, что и как. Только и всего.

– Только и всего?! И чем тебе моя внешность не угодила?

– Пойми, там могут быть люди, связанные с похитителями дайн. А ты, между прочим, довольно известен в определенных кругах. Рисковать я не могу. Это последний шанс выяснить хоть что-то, пока еще одна девушка не исчезла.

Эдман прикрыл лицо ладонью и шумно втянул воздух.

– Ты ведь не отвяжешься, пока я не соглашусь? – с тоской спросил он.

– В точку, дружище, – широко улыбнулся Вилмор, обнажив крепкие белые зубы. Улыбка обозначила милые ямочки на его щеках, о наличии коих не подозревала ни одна дама высшего света, а то на вечно угрюмого главу департамента внутренней безопасности давно бы объявили охоту. – Отчеты будешь присылать по тайному каналу связи. Обещаю, Эд, ты не пожалеешь.

– Я уже жалею, – буркнул тот, и друзья принялись обсуждать детали предстоящего дела.

Глава 2

Эдман трясся в почтовом дилижансе уже больше недели, проклиная старого друга и все сильнее раздражаясь от назойливого внимания пассажиров, путешествующих вместе с ним. Дорожная пыль намертво въелась в дешевый сюртук, выданный Вилмором, сменных чистых рубашек не осталось, еда в придорожных трактирах пагубно сказалась на его пищеварении, а желание искупаться и выспаться на чистом постельном белье достигло апогея и почти переросло в манию.

Закрытая школа блаженной Камелии для дайн, или попросту Камелия, находилась почти у самой границы Нодарской империи, и добираться туда пришлось обычным для всех жителей страны способом. Ни о каком использовании портальных амулетов и речи быть не могло! Вилмор сразу дал понять, что Эдман теперь не отставной полковник императорской гвардии, премированный за боевые заслуги, а обычный преподаватель манологии из обедневшего рода максисов, Эдвард Привис, присланный в школу департаментом образования на замену предшественника, вышедшего на долгожданную пенсию. А денег у такого государственного служащего не так уж и много, и им явно найдется более достойное применение, нежели покупка дорогостоящего разового перемещения.

– И что же, любая лоунка может попасть в подобную школу? – интересовалась полная болтливая женщина в белоснежном чепце, коричневом шелковом платье и светлой вязаной шали на плечах.

Эта не в меру любопытная мединна села в дилижанс на предыдущей остановке и тут же заполнила собой все свободное пространство, что в прямом, что в переносном смысле. Эдман оказался изрядно потеснен ее внушительными габаритами и первым принял на себя удар необузданной словоохотливости. Женщина поведала ему о своей нелегкой доле супруги владельца артели ювелиров, матери большого семейства и по совместительству главы благотворительного кружка жен преуспевающих мединов ее городка. Он только диву давался, рассеянно слушая назойливую трескотню о бессчетном количестве забот, павших на ее хрупкие плечи. И откуда у представительницы среднего сословия с не таким уж и большим резервуаром маны так много энергии? Воистину прав был его старый преподаватель манологии, любивший повторять, что мана и жизненные силы человека – не суть одно и то же.