Литерсум. Поцелуй музы, стр. 44

Я не успевала отвечать на вопросы в голове, как всплывали новые. Я не могла успокоиться и заснуть с такими мыслями. Наоборот. Музы были магическими бессмертными существами, сооснователями Литерсума. Если они были замешаны в деле, какие у нас были шансы остановить этот хаос?

Литерсум. Поцелуй музы

Эмма и Тия скептически смотрели на меня, пока я рассказывала о своих предположениях.

– Поверьте, именно Талия стреляла в меня.

– Почему ты так уверена? – спросила Эмма, имея в виду не столько уверенность, сколько знания. Мы как раз позавтракали, сидели в гостиной и пили какао. Каждая из нас выглядел немного уставшей, и эту усталость не могла прогнать даже порция крепкого кофе. Я наверняка была не единственной, кто долго не мог уснуть в ту ночь.

– Она похожа на эту статую. Это очевидно, – повторила я, размахивая при этом рукой так, что какао чуть не пролилось на пол.

– Это всего лишь одно из возможных представлений. Возможно, то, что она выглядит так же, является случайностью. Может быть, ты наткнешься на такую, которая похожа на тебя, – прокомментировала Тия, сидящая на диване рядом с Эммой. Они сидели на расстоянии, но я заметила, как они то и дело переглядывались. Я чувствовала себя третьим лишним, но по-другому было никак. Тем более не сейчас, когда речь шла о конкретном доказательстве, в котором мне нужно было убедить других.

– Но в этом есть смысл! По крайней мере, какой-нибудь. Мы же вчера выяснили, что артефакты, найденные на местах преступлений, принадлежат четырем из девяти муз. Что может быть яснее, чем возможная причастность этих муз? – Эмма сделала глоток какао и задумалась.

Тия шевельнула носом и пожала плечами.

– Это зацепка, как и все остальные, – в конце концов, сказала она.

Эмма кивнула и стала качать головой, словно не могла решить, что ей делать.

Я ерзала на кресле в гостиной Тии. С того момента, как я поверила в то, что в меня стреляла именно Талия, меня охватило внутреннее беспокойство, и я размышляла, как же смогу это доказать. Тут ко мне пришло простое решение: нужно было заставить музу говорить.

– Подумайте еще раз. Если это действительно делают музы и четверо из них уже совершили убийства, остается еще целых пять. Вы хотите рискнуть и дать возможность оставшимся найти новых жертв?

– Конечно нет, – сказала Эмма и поставила чашку на журнальный столик. – Тия права. Это зацепка, и, если говорить начистоту, первая верная. Мы должны следовать ей.

Я с облегчением выдохнула.

– Вы пойдете со мной к музам, чтобы поговорить? Это самый быстрый способ все выяснить.

Тия сощурила глаза.

– Ты правда считаешь это хорошей идеей? Если они стоят за всем этим, мне кажется, это не очень умно – идти прямо к ним. Не говоря уже о том, что они могут тебе просто-напросто наврать. Талия не закончила то, из-за чего появилась у тебя, она наверняка захочет довести дело до конца. Что, если мы с Эммой заглянем туда и узнаем, что случилось у муз?

Я сглотнула слюну. Об этом и не подумала. Я, подавленная, опустилась на мягкое кресло. Сделала глоток какао, которое уже остыло. Нет, так просто я не сдамся.

– Но мне нужно пойти с вами. Я должна увидеть ее собственными глазами, – возразила я. – Кроме того, не думаю, что она хотела меня убить. Мне кажется, она хотела раздобыть мою кровь, чтобы оставить ее на месте преступления. Даже если она переборщила с драматизацией, что, впрочем, не удивительно для древней музы, рожденной именно с этой целью.

Хэй, мой юмор был еще жив, и даже вызвал у меня и у других ухмылку на лице.

– Возможно, – пробормотала Эмма и снова обрела серьезный вид. – У меня предложение: я возьму театральную косметику, а вы раздобудьте нам одежду тех времен. Мы переоденемся до неузнаваемости и заглянем к музам как туристы. Поглядим на них и пройдем мимо. Согласны?

Ни я, ни Тия не могли возразить этому предложению. Мои пальцы начало покалывать от волнения, наконец-то мы действовали.

– Из какого книжного мира происходят музы? Теогония, верно? – спросила я.

Быстрое уточнение в интернете подтвердило мое предположение. Значит, я действительно, что-то запомнила.

– Они спустились с горы Геликон и теперь живут вблизи источника Гиппокрена, – поделилась Эмма.

– Если женщина в узловом пункте была права, описания должно быть достаточно для перехода через дверь, – сказала я.

– Возможно, мы должны одновременно думать о музах, чтобы попасть к ним наверняка, – добавила Тия. Было решено. Мы собирались посетить муз, первоначальных, которые существовали уже тысячи лет.

У меня зазвонил телефон, звонок вырвал меня из глубоких размышлений. На дисплее высветилось «мама».

– Привет.

– Привет, Малу. – Это был голос не мамы, а Лэнсбери, и мое сердце забилось сильнее, а затем я почувствовала тоску.

– Хэй. Все в порядке?

– Да. Тут кое-кто хочет поговорить с тобой.

На заднем плане я услышала жалобное мяуканье, от которого на сердце стал еще тяжелее.

– Что ты там делаешь с бедным Шелдоном?

– Бедный кот, смешно, – пробурчал Лэнсбери, и я усмехнулась. – Он бегает по моему ноутбуку, грызет документы и крадет у меня из тарелки еду! А ты отсутствуешь всего день. Я не могу так работать, а Шелдон – так жить. Мы придем к вам, чтобы это все закончилось. При условии, что это будет хорошо для Тии.

Я спросила разрешения у Тии, она была не против. Наоборот. Она хотела заварить для Лэнсбери свежий чай, а миску Шелдона наполнить молоком.

– Ты слышал это? – спросила я мистера Суперкопа.

– Нет. Все, что я слышал, – ужасную пародию на песню Stand by me, которую исполняет твой кот. Я… ай! Сейчас он укусил меня за пятку! Да, да. Сам виноват. Вот что бывает, когда кусаешь за пятки, которые восемь часов находились в обуви. – Я могла себе представить, как Шелдон сморщил свой носик и фыркнул.

– Думаю, вам стоит как можно быстрее прийти, пока один из вас не лишился какой-нибудь части тела. Отправлю Эмму тебе помочь. – Я пыталась подавить смех, но эти стычки между ними были слишком милыми.

– Спасибо. Как ты думаешь, мне нужно использовать прихватки, чтобы посадить Шелдона в переноску? Он смотрит на меня так, словно в любой момент укусит снова. Я и не знал…

– Лэнсбери?

– Да.

– Почему ты так много разговариваешь? Не то чтобы это мешало мне, но это немного… необычно.

Он вздохнул.

– Я выпил кофе. Первый и последний раз, скажу тебе. Возможно, Шелдон тоже глотнул. Я не совсем уверен в этом. Вам принести что-нибудь?

– Разве что пистолет, – пробормотала я и сквозь телефон почувствовала вопрошающий взгляд Лэнсбери. Прежде чем он поинтересовался бы причиной, я продолжила: – Мы хотим пойти к музам. К первоначальным. Мы думаем, они как-то замешаны в убийствах. Возможно, одна из них стреляла в нас.