Литерсум. Поцелуй музы, стр. 28

– Это удивляет меня, Лэнсбери. Правда. Я думала ты будешь первым, кто сдаст нас.

Он наклонил голову.

– Я полицейский и верю в то, что вижу собственными глазами. Я ищу улики и иду по следам. И неважно, куда они меня приведут, я буду считать это возможным, пока не докажу обратное.

Это напомнило мне любимую цитату Эммы.

– Если исключить невозможное, то, что останется, и будет правдой, сколь бы невероятным оно ни казалось, – процитировала я знаменитую фразу всемирно известного детектива, чьим именем называла себя Эмма. Лэнсбери узнал ее и закивал.

– Ты, случайно, не фанатка Шерлока Холмса?

– Не совсем. У меня есть подруга, которая его боготворит. Я должна вас познакомить при возможности. Если ты ее еще не знаешь, Эмма…

Лэнсбери хотел ответить, но был прерван мамой и Адамсом. Оба вернулись за стол, они выглядели усталыми. Простила ли мама ему этот проступок? Это невозможно было определить по ее взгляду или жестам. Я надеялась, что простила. Ведь судя по обеспокоенному взгляду Адамса, она значила для него действительно много.

– Нам нужно поговорить, – сказала мама, и я заподозрила неладное. Я знала этот тон, противоречить было бессмысленно. Ее серьезный взгляд не оставлял сомнений. – Мы с Малу не можем вернуться в квартиру. Но я не хотела бы запирать дочь в номере отеля на весь срок, пока дела об убийствах не будут раскрыты, а новую квартиру мы так быстро не найдем. Кроме того, на ближайшие дни я бы передала ее в надежные руки. Последнее убийство перешло все границы, и я боюсь, оно будет не последним. Ей нужен кто-то, кто будет с ней круглосуточно. – Мама сделала паузу и проникновенно посмотрела на Лэнсбери. Последний понял на секунду быстрее меня, о чем шла речь, и его тело напряглось. Сдержанное выражение лица вернулось.

– Я должен сидеть дома и играть роль няньки? – сухо сказал он.

– Няньки?! – запротестовала я. Мне показалось или уголки его рта дернулись? Он пытался шутить? Мои пальцы покалывало. Мне хотелось толкнуть его в плечо, но я еще не могла вести себя так с ним.

На мое возражение мама отмахнулась.

– Мне было бы спокойней, если бы Малу пожила у тебя пару дней. Тогда бы я смогла полностью сконцентрироваться на раскрытии убийств, не беспокоясь о Малу. Это не приказ начальства, Крис, а просьба.

Мама бросила на него умоляющий взгляд, который я очень хорошо знала. Она всегда делала такое выражение лица, когда чего-то хотела. Чтобы я достала пирог из духовки, вещи из сушилки или обняла ее на прощание. Никто и ничто не могло устоять перед ней. Не было никакой возможности уклониться от этой просьбы. Вообще никакой, потому что даже Адамс смотрел на Лэнсбери пронзительным взглядом. И в этом взгляде не было снисходительности. Только обещание неприятностей в случае, если его коллега откажется выполнить просьбу.

Мне идея пожить у Мистера суперкопа не показалась блестящей, но после психологической травмы от увиденной в нашей квартире мертвой женщины я была бы благодарна, если бы не находилась в одиночестве. Конечно, я бы отрицала это перед Лэнсбери, но мне нравилась идея о возможности подоставать его некоторое время. А для этого я вынуждена была вступить в игру.

– А мое мнение кого-нибудь интересует? – спросила я маму.

Она выглядела дерзкой и улыбнулась, прежде чем ответить.

– Нет, солнышко.

Я вскинула руки и фыркнула. Лэнсбери молчал. Он выпрямился, его челюсти дернулись, и, казалось, было ясно, что он ответит. Возражать начальству было не очень хорошо для него. Конечно, мама не будет припоминать ему это в дальнейшем. И это не пройдет бесследно для них обоих. Но, с другой стороны, он наверняка пришел в Скотленд-Ярд не для того, чтобы нянчиться с дочкой шефа. Даже если она не просила его об этом напрямую.

– Не беспокойся, – сказала я ему. – Я уже сама умею менять свои подгузники.

Он вынужден был усмехнуться и закатить глаза.

– Как я еще могу противостоять этому?

Адамс похлопал молодого коллегу по плечу. Он выдохнул с облегчением, и мама, казалось, успокоилась.

– Прими это как особое задание, выполняя которое, ты сможешь многому научиться. Кроме того, если ты хорошо с ним справишься, возможно, тебя ждет прибавка к зарплате, не так ли, Эбби?

Мама бросила на него предостерегающий взгляд.

– Спасибо, Крис. Это очень много для меня значит.

Лэнсбери пробурчал что-то невнятное, но мама даже не обратила на это внимание.

– Сейчас нам пора, мы должны забрать твои вещи из номера отеля.

Она поднялась и собралась уходить.

– А Шелдон? – добавила я.

Голова Лэнсбери резко поднялась:

– Кто или что такое Шелдон?

Глава 13
Литерсум. Поцелуй музы

Час спустя мы с котом стояли у дверей Криса Лэнсбери, если верить табличке на звонке на первом этаже. Его квартира находилась на севере Лондона в старом доме, который снаружи выглядел весьма обшарпанно, но внутри было уютно. Деревянные перила и красный ковролин на ступенях в подъезде выглядели привлекательно. А в сочетании с узорчатыми обоями это больше походило на гостиную, нежели на подъезд. Входная дверь Лэнсбери тоже была шикарной и элегантной одновременно. Я позвонила, и немного погодя он открыл. Он был все еще в той черной футболке, что и в кафе. Его взгляд упал на переноску, в которой сидел Шелдон.

– Что это? – Он нахмурил брови и с подозрением посмотрел на меня.

– А это, Шерлок, мой кот Шелдон. Куда иду я, туда идет и он. Я не принимаю возражений, если только они не обоснованы аллергией на кошачью шерсть, и то в таком случае я скорее напшикаю тебя антигистаминным спреем, чем отнесу его в какое-нибудь другое место. – Шелдон в подтверждение мяукнул. Лэнсбери посмотрел на мою маму и вздохнул. Я могла себе представить, что она в качестве извинений лишь пожала плечами. Он полностью распахнул дверь и впустил нас в крохотный коридорчик. Мы сразу же прошли в гостиную, которая располагалась дальше.

Я была удивлена. Я ожидала увидеть черные стены, доски с гвоздями для расслабления и зашторенные окна. Вместо этого меня поприветствовали стены бирюзового цвета, высокие потолки с окнами в пол, через которые свет падал на серый диван и коричневые полки. На них очень аккуратно были расставлены DVD-диски и книги. С первого же взгляда я нашла некоторое сходство с моей медиатекой.

Как и в нашей квартире, в его гостиной стоял обеденный стол и стулья прямо у прохода в кухню. Квартира была маленькой, но выглядела очень ухоженно и уютно, чего я совсем не ожидала от мистера Угрюмости. Мама тоже, казалось, была приятно удивлена, учитывая, как быстро она оглядела комнаты. Я поставила сумку на пол рядом с диваном, а переноску с Шелдоном на журнальный столик.