Литерсум. Поцелуй музы, стр. 26

– Если это кто-то из книжного мира, – возразила я, – как в таком случае поможет то, что мы раскроем этим двоим нашу тайну? Не говоря уже, что это запрещено.

– Это даст нам время, чтобы найти убийцу. Мы можем попросить помощи у Эммы и Тома, и миссис Пэттон. Как-то это должно нам помочь, – живо сказала мама.

Мысль сказать правду двум полицейским не нравилась мне совсем, но мама была права. Если я буду вне подозрений, это может натолкнуть их на другие вещи, которые, возможно, смогут нам помочь. В таком случае мама, Эмма и, возможно, Том должны были сделать все, чтобы найти настоящего убийцу. Если он скрывался в книжном мире.

– А как преподнести это лучше? Если просто скажу, кто я, они меня засмеют! А Лэнсбери отвесит мне подзатыльник.

Мама ухмыльнулась.

– Может, нам стоит поступить с ними, как тогда с нами поступила миссис Пэттон.

– Я должна взять обоих за руки и пройти сквозь дверь в Параби?

– Это сделает дальнейшие объяснения более правдоподобными.

Когда миссис Пэттон появилась, чтобы рассказать нам о моем даре, она использовала именно этот метод. Она заманила маму, как потом выяснилось, фальшивым именем моего отца в книжный магазин. Мы согласились, и, когда она попросила меня взять маму за руку и, произнося имя Гесиод, пройти сквозь дверь, я не стала спорить. Мы сильно удивились, оказавшись в Параби, это наверняка ожидает и двух полицейских. Если это не сработает, значит, эти двое невосприимчивы к магии.

– Надеюсь, твои коллеги воспримут это так же хорошо, как мы с тобой тогда. – Другими словами: я надеялась, что Лэнсбери не перекинет меня через бедро, когда я заведу его в Параби. Возможно, я могла бы его там «потерять». В одиночку он бы не нашел дорогу назад… Мое настроение резко улучшилось.

Литерсум. Поцелуй музы

Мама позвонила Адамсу и попросила подойти вместе с Лэнсбери к крохотному книжному магазину, расположенному в центре Лондона. Речь шла якобы о приватном разговоре, поэтому она запретила ему рассказывать о нем кому-то, кроме Лэнсбери. Адамс, не раздумывая, согласился.

Мы подъехали на такси к тому магазину. Он был и вправду маленьким, может быть, пятнадцать квадратных метров, и каждый уголок в нем был заставлен старыми книгами, фолиантами и свитками. Жители Лондона обожали антиквариат, а туристы появлялись здесь крайне редко. Темно-красное дерево обрамляло позолоченную лакированную дверь, которая выглядела очень благородно по сравнению с обшарпанным помещением. Этот магазин подходил идеально для нашей цели, так как огромную разницу между ним и Параби можно было использовать в качестве шокового эффекта.

Немного погодя наконец появились двое полицейских. Они тоже приехали на такси. Они выглядели напряженно и даже немного нервничали, когда немногословно поприветствовали нас. Мне было не лучше. От волнения у меня сжимался желудок, меня бросало в жар. От того дня зависело многое, я не могла облажаться.

Адамс остался стоять рядом с мамой и, казалось, пытался подавить в себе желание взять ее за руку.

– Эбби, теперь ты скажешь мне, что происходит? – Его голос звучал грубо, слышалось беспокойство. Лэнсбери, наоборот, ничего не говорил, а только настороженно наблюдал.

Мама завела прядь волос за ухо.

– Сначала Малу кое-что покажет вам. А потом мы будем говорить столько, сколько ты захочешь. – Адамс с любопытством посмотрел на меня, Лэнсбери скрестил руки на груди и зло сверкнул на меня глазами. Он умеет делать только такое выражение лица? Оно казалось намного страшнее псевдоулыбки Хью Гранта.

Я вытерла руки о брюки.

– Гм, да. Вы оба уже осмотрелись внутри, верно? – Адамс кивнул, Лэнсбери не пошевельнулся. Я предположила, что ответ был «да».

– Хорошо. Пожалуйста, дайте мне руку или предоставьте рукав вашей куртки, чтобы вместе со мной войти в дверь. – Оба одновременно нахмурили лбы. Затем Адамс вышел вперед и протянул мне руку. Лэнсбери не делал никаких попыток, чтобы присоединиться к нам. Я думала, как он застрелит меня после перехода. Или я оставлю его там.

– Мы можем войти и по одному, – предложила я. Адамс закатил глаза и кивнул. Меня удивило то, как быстро он согласился на это. Он совершенно точно делал это только из-за мамы, потому что она попросила его. Кому-нибудь другому он наверняка показал бы фигу.

Держа Адамса за руку, я прошла через дверь магазина в Параби и закрыла ее. Мне было интересно, как это выглядело в глазах мамы и Лэнсбери. Им хоть немного открывался вид на Параби или только на прилавок антикварной лавки?

Адамс стоял напряженный и осматривался. Сегодня было много народу, люди бегали мимо книжных рядов. Нас никто не замечал. Только миссис Бэдэм окликнула меня и тут же подошла к нам.

– Мисс Уинтерс, что здесь происходит? – тихо поинтересовалась она. Она какое-то время таращилась на Адамса, разглядывала его с ног до головы, затем снова перевела взгляд на меня. Адамс едва ли замечал ее пристальный взгляд, он был словно парализован от пестрой суеты, открывавшейся перед ним. Мое сердце забилось быстрее. Как он все это воспримет?

Я обратилась к библиотекарю.

– А что, если я вам скажу, что он поможет мне схватить убийцу и отменить мое отстранение?

Миссис Бэдэм бросила еще один взгляд на Адамса, затем кивнула и вернулась обратно к своей стойке.

– Я бы посоветовала ему поскорее справиться с этим, – буркнула она нам через плечо. Адамс к тому моменту все еще не проронил ни слова. Я немного боялась за него, потому что он стоял как соляной столб.

– Старший инспектор Адамс? – спросила я осторожно.

– Называй меня Тоби, – ответил он, не глядя на меня. О’кей, договорились. Я решила спасти бедолагу и снова взяла его за руку. Я мягко потянула его обратно к выходу в магазин. Он не сопротивлялся и только в Лондоне вновь пришел в себя.

– Это сейчас случилось на самом деле? Эбби, что именно тут происходит? – спросил он маму дрожащим голосом.

Она, извиняясь, улыбнулась.

– Я все сейчас объясню тебе. Но сначала Малу должна провести Лэнсбери через дверь.

Казалось, мистер Суперкоп не был уверен. Он, защищаясь, поднял руки.

– Я не знаю, что здесь происходит, но… – Закончить фразу он не успел. Я подхватила его под руку и изо всех сил потащила к двери. Он был застигнут врасплох, поэтому не оказал сопротивления и вместе со мной перешагнул порог. В Параби он громко протестовал, я слышала, как он втянул в себя воздух, но при виде фойе резко выдохнул. Как будто получил удар в живот. Наверное, для него так ощущался визит в библиотеку, которая, вообще-то, не должна находиться за этой дверью.

Реакция Лэнсбери была вовсе не такой, как у Адамса. Вместо того чтобы замереть на месте, не веря своим глазам, он прошел дальше, к следующему стеллажу. Он, как на трассе слалома, огибал посетителей, и в момент, когда его пальцы коснулись первой книги, его плечи заметно расслабились. Когда он огляделся и впитал в себя все окружение, я увидела его дружелюбное лицо. Мрачный полицейский исчез, а на его месте появился симпатичный молодой человек.