Литерсум. Поцелуй музы, стр. 13

– Что произошло, Малу? Две недели назад ты рассказывала мне про смерть мистера Эвенса, а сегодня мне звонят и говорят, что ты появляешься на другом месте преступления.

Я рассказала ей о том, что сегодня произошло. Она нахмурила лоб и показала жестом, чтобы я снова дала ей кофе.

– Это уже немного странно. Ты должна признать. – Она повернула стаканчик в руках. О нет. Этот взгляд был мне знаком. У нее сработала интуиция.

– Конечно, это так, – признала я. – Но как я могла рассказать твоему детективу, каким образом я оказалась на месте обоих преступлений? Ведь рассказывать о Литерсуме – табу. Как ты думаешь, что здесь происходит?

Мама провела рукой по волосам.

– Не знаю. Я с неохотой признаю это, Лу, но сомневаюсь, что речь идет о случайностях. Одна случайность, о’кей. Но несколько – это уже закономерность. Эти два убийства связаны между собой. Возможно, есть связь между мистером Эвенсом и мистером Хольтом, и это не ты, мы должны сперва все выяснить. Может быть, оба посещали один и тот же писательский курс или познакомились на форуме в интернете. Но боюсь, тут все не так просто. Моя интуиция ведет меня в другом направлении.

Черт. Если мама так считала, значит, за этим скрывалось что-то серьезное. Но все внутри меня противилось этому. Кроме меня, должна была существовать хоть какая-то связь между этими двумя жертвами. Или? Если нет, тогда… Кофеин начал действовать, сердцебиение участилось, хотя я чувствовала себя вяло.

– Как ты собираешься выяснить, связаны ли убийства с Литерсумом или… со мной? Я виновата в том, что эти мужчины мертвы?

Мама поставила стакан на стол и подошла ко мне. Она опустилась на корточки перед креслом и положила ладонь мне на щеку.

– Не ломай себе голову, Лу. Я лично об этом позабочусь. И пожалуйста, не упрекай себя. Единственный, кто виновен в смерти этих мужчин – это убийца. Даже если ты являешься связью между ними. Быть может, есть другое объяснение. Я разберусь во всем, что мне удастся найти. – Она любяще смотрела на меня, когда говорила это. Осознание, что мама на моей стороне, дало мне облегчение. Если кто-то и сможет выяснить, что тут происходило, это она. Она нажала мне на кончик носа, и я ухмыльнулась.

– Ты обязательно должна поговорить об этом с Томом. Если это как-то связано с писательством или с тобой, у меня, к сожалению, связаны руки в Литерсуме, мне понадобится помощь. Тогда только он сможет нам помочь. Или, может быть, Эмма.

– Или миссис и мистер Пэттон и управление… – Я скривила лицо от этой мысли, и мама повторила за мной. Она тоже не была в восторге от этих двоих, которые полгода назад ворвались в нашу жизнь и все изменили.

– Будем надеяться, – она вздохнула, – что нам не понадобится их помощь.

Мы на некоторое время погрузились каждая в свои мысли. Я больше не могла ничего предпринять, а маме сначала было необходимо прочитать досье и дела. При условии, что по сегодняшнему убийству уже была собрана хоть какая-нубудь информация. В Метрополитене иногда требовалась вечность, чтобы все отделы предоставили свои результаты. Быстрое задержание по результатам теста ДНК – такое было возможно лишь в телевизоре.

– Я думаю, мне в любом случае стоит на время отложить работу антимузы. Пока дела не будут раскрыты. Ведь, если… если я как-то с этим связана, я не смогу продолжать, как раньше.

Мама кивнула.

– Это правильное решение и очевидное для всех. Сейчас тебе стоит пойти домой и успокоиться. Об остальном я позабочусь.

Скрепя сердце я попрощалась с мамой и покинула Скотленд-Ярд. На улице натянула на голову капюшон, потому что ужасно замерзла. На самом деле я должна была испытывать голод, мой желудок зловеще урчал. Мне нужен был свежий воздух, поэтому я пошла куда глаза глядят.

Смерти каким-то образом были связаны со мной. Должно быть. Хоть в тот момент я и надеялась на случайность. Или? Может, существовало логичное объяснение, которое могло навести на нужный след? Недаром прекрасная немецкая поговорка, которую я узнала на одном из курсов в университете, гласит: «Когда случайность спутывает карты, игра теряет смысл».

Или я потеряла рассудок, или я была вовлечена в два убийства, и у меня большие неприятности. Обе перспективы радужными мне не казались.

Глава 7
Литерсум. Поцелуй музы

Была почти полночь. Время с момента моего задержания у дома мистера Хольта пронеслось незаметно. Небо затянулось облаками, собирался дождь. Я, как подлинная англичанка, должна была на такой случай всегда носить с собой зонт. Но не тут-то было. Даже в этом я представляла противоположность принятому. Антиноситель-с-собой-зонтов, антилюбитель-чая и антимуза. Кто знал, что еще можно было насобирать в этот список?

Я бродила неуверенно по улицам, которые даже в это время суток были наполнены людьми. С одной стороны, я хотела как можно скорее поговорить с Томом и поставить его в известность о новом повороте событий, но, с другой стороны, мой желудок урчал от голода, ведь мою вкусную еду из китайского ресторана выбили у меня прямо из рук. Кстати, о еде. Шелдон наверняка с нетерпением ждал меня и, особенно, наполненную миску. Из-за стресса мама, скорее всего, забыла покормить маленького толстячка. Весь гнев Шелдона обрушится на меня. Великолепно. Но в благодарность за сегодняшнее впечатляющее спасение и кофе я была готова смириться с этим.

Чтобы две невинные души не страдали от голода, я решила сначала купить что-нибудь поесть и только потом направиться домой. Ведь таким же пустым, как миска Шелдона, был и наш холодильник.

Я повернула направо и отправилась в свой самый любимый магазин в Лондоне. Старая закусочная, излучавшая американский стиль. Там были стереотипные отполированные диванчики, алюминиевые столы и музыкальный автомат, крутящий одну песню. Heartbreak Hotel. Закусочная была названа в честь этой песни. Внутри, благодаря обитым деревом стенам и паркетному полу, царил уют. На стенах висели многочисленные полки, заставленные старыми радиоприемниками, бутылками из-под лимонада и другими раритетными вещами, которые старательно собирали посетители. Поэтому посещение закусочной было схоже с путешествием в прошлое. Казалось, внутри время остановилось в пятидесятых-шестидесятых годах, а из окон можно было наблюдать современные улицы, машины, телефоны и небоскребы. Прежде чем войти внутрь, я рассмотрела розово-голубую неоновую вывеску ресторанчика Heartbreak Hotel.

Кто-то наблюдал за мной.

Я почувствовала это, остановилась и мгновенно обернулась. Никого не было. У меня теперь еще и паранойя? Это действительно происходило в тот момент, когда я собиралась поесть? Когда я вновь повернулась ко входу и сделала еще пару шагов, в стеклянной двери увидела отражение человека, который подходил к дому с другой стороны улицы. Я вздохнула, наполовину с облегчением, наполовину раздраженно, потому что узнала его, хоть мы и встречались всего два раза. Даже его отражение свидетельствовало о его напряженной позе, и мне показалось, я разглядела зловещее выражение его лица.