Литерсум. Проклятие музы, стр. 70

Он выпрямился.

– Ной. – Его голос звучал так тихо, что я едва разобрала имя.

Я только кивнула. Красивое имя. Словно теплый бриз, пахнущий лимонами.

– Как только она придет в себя, сама решит, – сказала Малу. Она вздохнула и взяла меня за руку. – Я попробую сделать все возможное, но ничего не обещаю.

– Так как я понятия не имею, о чем ты говоришь, для меня это не проблема, – ответила я.

Она горько улыбнулась. Затем закрыла глаза, поднесла мою руку к губам и поцеловала. Через мгновение я замерла, не в силах сопротивляться. Дыра в голове сжалась, внезапно появился серый туман, от которого исходила такая же энергия, что и от темноты перед глазами. Что за?.. Я почувствовала покалывание, мне стало щекотно, когда два этих образования соприкоснулись. Все это нарастало… В темном облаке образовалась трещина, которую я раньше не видела. Покалывание стало неприятным, даже болезненным. Но я не могла вырваться или оттолкнуть от себя эту Малу.

Шли секунды. Минуты. Часы. Но когда я наконец освободилась от Малу, все эти люди стояли там, как и прежде. Должно быть, все происходило не так уж и долго. Я сидела, уставившись перед собой, вдруг облачный покров отступил, и я увидела перед собой горизонт. На лице появилась слабая улыбка, в то же время я начала плакать.

– Могу я попросить колы? – всхлипнула я и в тот же момент с бульканьем рассмеялась. После этого наступила абсолютная тишина. Стало даже жутковато. Все смотрели на меня и ждали. – Я бы могла работать и в команде Малу, и в разведгруппе. У меня уже есть всевозможный опыт.

Пуаро едва успел увернуться, потому что в следующее мгновение Ной уже лежал рядом со мной на кровати и прижимал к себе. Его плечи дрожали, когда он не то смеялся, не то плакал, уткнувшись в мою шею.

– Я ненавижу тебя, Райли Белл.

Я обхватила его руками, и мне больше не хотелось никогда его отпускать.

– И я тебя, Ной Карвер.

Эпилог

6 месяцев спустя

– Сегодня все начнется, Анна. – Я аккуратно провела пальцами по фотографии. В некоторых местах она была порвана после того, как Ной сорвал ее с двери моей старой квартиры, но мне хотелось иметь именно эту распечатку, а не какую-то другую. Я подержала ее какое-то время между книг, затем повесила на дверь своего нового жилища. Складки разгладились не до конца, но и так было неплохо. Они, подобно шрамам, остались в памяти, рисуя путь, который мы прошли вместе. Я поклялась себе, что случай с Анной станет для меня напоминанием. Что во имя ее я буду изо всех сил стараться сделать мир лучше. И Литресум. Именно поэтому она жила теперь со мной в новой комнате в академии, куда я переехала пару месяцев назад. Чека, который раньше скрывался за этим фото, больше не было. На него я купила цветы, и вместе с Ноем мы принесли их на могилу Анны. Оставшиеся деньги я положила в конверт и бросила в почтовый ящик семьи девушки. Денег было немного, но они распорядятся ими правильнее, нежели я, хоть эти деньги и не послужат им утешением. Но я пообещала разделить их с Анной, и, передав их родным, мое обещание было частично выполнено. Дело о ее смерти в реальном мире было признано нераскрытым, а правду умолчали перед родителями. Но если речь шла обо мне, я свое последнее слово еще не сказала.

В дверь постучали.

– Войдите, – сказала я и освободила проход. Дверь открылась, в комнату влетел Пуаро и запрыгнул на кровать. За ним следовал Ной, передвигавшийся с обычной скоростью. С гордой улыбкой он подошел ко мне, приобнял одной рукой, а во второй держал пакет.

– Уже любопытно? – спросил он.

– Немного.

– Может быть, с этим будет лучше. – Он протянул мне пакет. Там находилась картонная коробка, которую я достала и положила на стол. Ной широко ухмыльнулся, когда я подняла крышку.

– Это мне?

Он кивнул немного неуверенно.

– Тебе нравится?

Я взяла в руки куртку. Это была куртка из искусственной кожи лавандового цвета, отлично подходящая к моим кедам. Я приложила ее к телу и расправила рукой. Она отлично подходила по размеру, словно доспехи, выкованные точно под меня.

– Она прекрасна. Спасибо. – Я светящимися глазами посмотрела на Ноя, который сделал глубокий вдох. Он поправил свою куртку.

– Ты заслужила ее. Кроме того, ты с блеском сдала вступительный экзамен в разведгруппу на прошлой неделе. Она отлично сидит на тебе. Лучше, чем куртка Джорджа. Кроме того, группе МЕТА не помешает немного яркого цвета.

– Теперь мы должны придумать новое название?

– Как насчет «Виолетта и Гарри»?

– Потрясающе, – сказала я и засмеялась. Ной перебил меня поцелуем. Его пальцы провели по моей щеке, по шее.

– Мне пора, – сказала я, задыхаясь.

– Но не без этого. – Он достал что-то бренчащее из кармана куртки. Это был небольшой мешочек с фунтовыми монетами. – Для начала этого будет достаточно.

– Кажется, ты считаешь, что я часто проигрываю, – ответила я с наигранной обидой.

Ной пожал плечами и мило усмехнулся.

– Дело опыта. А теперь пора, ты же не хочешь опоздать в свой первый учебный день в академии. – Я быстренько поцеловала его в губы – так, по крайней мере, я планировала, но на самом деле утонула в нем. Пуаро фыркнул, и Ной развернулся, чтобы запустить в него подушкой.

Я знала, как за большими стеклянными дверьми выглядит академия, тем не менее, когда они открывались, меня немного лихорадило, так же как и остальных. Малу стояла рядом со мной в саду, и мы толкали друг друга в плечо.

– Ну что, нервничаешь? – спросила она.

– Не так сильно, как ты. В любом случае сегодня станет ясно, сработает ли ваш с мисс Пэттон план.

Она закатила глаза.

– Успокоила. Спасибо. – Она игриво ущипнула меня за бок. Мы встали на носочки, чтобы разглядеть дверь из-за голов других антимуз, флэшей, блокад, а также нескольких новых муз и создателей. Все возбужденно перешептывались и не могли дождаться, когда же их наконец-то впустят в академию. Рядом с нами стояли Эмма Холмс и Тия Ватсон, с которыми я наконец-то познакомилась на вводном собрании. Сегодня вместе с ними я должна была взять штурмом академию. В прямом смысле этого слова.

Сегодня начинался летний семестр. Первый, в котором в академию должны были поступить больше чем два вида детей Книрила. Поиск преобразователей еще был в самом разгаре, но он находился первым в списке дел Малу. И в будущем я должна была помочь ей проработать его. Чтобы когда-нибудь мы все объединились под одной крышей. Последние месяцы я занималась с репетиторами и Ноем, готовясь к поступлению в академию, сдаче теста в разведгруппу, а также обустраивала свою комнату. Это были очень напряженные, но классные месяцы. Я радовалась и тому, чему только еще предстояло случиться.

Я погладила куртку, которую подарил мне Ной, и почувствовала, что готова ко всему.