Литерсум. Проклятие музы, стр. 44

Я открыла Ною дверь и впустила его в квартиру. Он, непривычно молчаливый, прошел мимо меня. Когда я закрыла дверь и увидела его лицо в свете лампы, я замерла.

Его глаза были зловеще темными, пухлые губы скривились. Он пристально смотрел мне в глаза, отчего у меня подкосились ноги.

– Ты меня пугаешь, Ной. Что случилось? – Я сделала шаг к нему, и прежде чем успела опомниться, он сократил дистанцию. Его левая рука взяла меня за затылок, а правая легла на спину, он притянул меня к себе. Словно сами собой мои пальцы опустились на его грудь, и я вздрогнула, когда почувствовала напряженные мышцы. Его тело дрожало, а сердце колотилось. С такой мягкостью, которая стояла в контрасте со всем остальным, он поцеловал меня в висок. Затем нежно прижал мою голову к своей груди и крепко обнял.

– Мы нашли ее, – сказал он грубым голосом. Я почувствовала, как слова провибрировали на его груди, и схватилась пальцами за футболку. Только тогда мне стал понятен смысл его слов. Лишь об одном человеке он мог сказать такое.

– Где? Как у нее дела? – Я попыталась увеличить расстояние между нами, но Ной не отпускал меня. Он крепко держал меня в своих руках.

– Райли, – вздохнул он мне в ухо. Все его тело напряглось, и я вместе с ним. – Она мертва.

У меня перехватило дыхание. По телу распространилась болезненная пустота, притянувшая меня к полу. Ной крепко держал меня в своих объястиях.

– Это не твоя вина, – прошептал он мне в ухо. – Слышишь? Она умерла не из-за тебя.

Я била его в грудь, но он не шевельнулся. Мои глаза горели, когда на них выступили слезы. Все стало размытым, к сожалению, я не могла сказать того же о мыслях. Они как раз-таки были ясны как никогда.

Анна была мертва, и это моя вина. Неважно, что думал Ной. Я издала отчаянный крик, который был поглощен грудью Ноя.

– Не. Твоя. Вина, – грубо повторил он. – Не наговаривай на себя, Райли.

Я снова ударила его, но ничего не могла поделать. Он не сдавался, пока я не повисла на нем без сил и не заплакала. Когда Ной понял, что я уже не пытаюсь вырваться из его рук, он стал гладить меня по спине. Мое тело дрожало, и единственное, что удерживало в этом мире, – Ной. Не было никакого смысла спорить с ним о том, кто прав, кто виноват. Он никогда не будет считать так, как я. Или он уже считал так, просто врал ради моего блага? Однако если поразмыслить, на него это было непохоже. Ной всегда оставался честен, даже в ситуациях, в которых ложь была бы намного благоприятнее для моего состояния. Он ведь не мог так просто сдаться? С другой стороны, масштабы этой катастрофы оказались намного серьезнее всего остального. И все-таки… он не обнимал бы меня так, не сдерживал, если бы считал виноватой.

Я недостойна его.

Я не заслужила такой безоговорочной поддержки. Задыхаясь, я попыталась сделать вдох, стараясь успокоиться изо всех сил. Слезы уже почти отступили, я чувствовала ужасную головную боль. Я сглотнула, горло совсем пересохло.

– Воды, – прохрипела я. Ной осторожно отодвинул меня от себя, но не отпустил. Он осмотрел мое лицо. Я надеялась, что выгляжу смело, а не так, что в любой момент закачу истерику по новой. Он вытер большими пальцами остатки слез с моего лица. Затем отпустил меня и пошел на кухню. Он быстро нашел стакан, наполнил его водой и протянул мне. Я залпом выпила воду.

– Спасибо.

Он забрал у меня стакан, снова наполнил его и не сдался, когда я снова не опустошила стакан. Он повторил всю процедуру еще раз, затем, кивнув, поставил стакан в раковину. Я стала ходить туда-сюда по комнате, чтобы снова почувствовать ноги. Если бы я села, то не смогла бы встать. Сердце колотилось, одновременно я пыталась подавить внутреннюю боль в груди. Я остановилась у фотографии Анны. Она улыбалась, ее глаза сияли.

– Я могу увидеть ее?

Ной сделал резкий вдох.

– Это не самая лучшая идея, Райли. Тебе не стоит этого делать.

– Но я хочу. Я… должна извиниться перед ней.

– Тебе не за что…

– Ной! – Я подошла к нему со сжатыми кулаками. Он испуганно вздрогнул, но на мой пламенный взгляд ответил поднятой головой. – Я должна извиниться. Если бы не я, она была бы жива. – Его выражение лица помрачнело. Он хотел было ответить, но я перебила его, подняв руку. – Пожалуйста, Ной. Я должна. Неважно, виновата я или нет.

Он покачал головой и на мгновение закрыл глаза. Когда он отошел от кухонного гарнитура, строгость исчезла из его взгляда. В нем не осталось ничего, кроме тепла. Но даже оно не могло прогнать холод, медленно распространявшийся по моему телу.

– Мы должны поторопиться.

Кивнув, я исчезла в ванной, прихватив несколько вещей, чтобы переодеться. Я натянула свой любимый серый свитер и провела рукой по шерсти. Это был подарок Джейми, и как я узнала позже, он был краденым. Я хотела вернуть его, но так полюбила, что не смогла. Он, как ни странно, приносил мне утешение. Однако он оставался одной из немногих вещей, которые я сохранила из прежней жизни. Сейчас он был для меня поддержкой.

Ной помог мне надеть куртку. Он ни на секунду не сводил с меня глаз. Когда я надела сумку на плечо, он взял меня за руку. Я хотела снять ее, но он сопротивлялся. Его тепло снова перешло на меня. Я все еще могла воспринимать его. Он поднес наши скрещенные руки к губам и поцеловал костяшки моих пальцев.

– Неважно, что произойдет, я буду рядом. Хорошо?

Дыра внутри меня поглотила эти слова, проглотила обещание. Вранье, вранье, – кричало что-то внутри. Но другая часть меня, предположительно сердце, считала иначе. В груди бурлило яростное противостояние.

Я вынудила себя слабо улыбнуться. Что, казалось, не убедило Ноя. Он нахмурил брови и отпустил мою руку. Ничего не говоря, мы вышли из квартиры.

15
Глава

Анна лежала в лондонской Пара-библиотеке под белой простыней между двух стеллажей в конце длинного коридора. Разведгруппа огородила бо́льшую часть помещения черно-желтой лентой, об этом мне рассказал Ной. У ленты толпилась кучка любопытных персонажей, их сдерживали сотрудники разведгруппы в кожаных куртках. Среди них была и пожилая дама с пучком на голове, она отталкивала персонажей назад, а при необходимости отпугивала их ударом большой линейки. Миссис Бэдэм – библиотекарь лондонской Параби – нисколько не изменилась с момента нашей последней встречи.

Она не заметила нас, когда мы пробирались сквозь толпу вперед. Ной не отпускал меня, и я была этому рада, так как у меня уже закончились силы распихивать людей с дороги. Ной поднял ленту, и мы протиснулись на ту сторону. Я почувствовала, как сзади кто-то подошел, и обернулась. Передо мной стоял высокий молодой человек, со лба свисали темные волосы, он зафиксировал меня взглядом своих изумрудно-зеленых глаз. Человеческих глаз. Он был симпатичным, однако кобура, закрепленная сбоку, и оружие в ней пугали меня. Я сделала шаг назад. Рука Ноя легла мне на спину. Другую руку он протянул мужчине, стоявшему перед нами.