Литерсум. Проклятие музы, стр. 41

Собрав все силы, я схватилась за ручку. Мне казалось, что это не я, казалось, мной управляет неведомая сила. Ной подошел ко мне, когда моя рука коснулась металла. Его запах защекотал мой нос.

– Она меня поцеловала, – прохрипел он. – По-другому было нельзя, ведь она таким образом перенимает у меня идеи. Харпер – муза.

У меня свело пальцы. Это только усугубило ситуацию. Представление о том, как они прикасаются друг к другу губами, тяжелым камнем рухнуло на сердце.

– Ей не нужно целовать меня в губы. Достаточно поцелуя в щеку, как и для тебя. Но она каждый раз пользуется ситуацией. Против моей воли. – Мой пульс ускорился от таких откровений. Я повернула голову к Ною и посмотрела ему в глаза. Казалось, они кипели от подавляемого гнева. Он искал ответ на моем лице. Но я дала ему возможность высказаться.

– Существует много муз, как она. Они пользуются состоянием ступора создателя, чтобы под действием своей магии поцеловать нас в губы. Другие не видят в этом ничего страшного, они даже наслаждаются. Однажды я рассказал другим создателям правду. Что мне это мешает, что я этого не хочу, потому что для меня поцелуй – это нечто особенное. И знаешь, как они отреагировали? Они высмеяли меня. Выставили идиотом. Я должен был быть счастлив, что меня целуют такие «горячие штучки». Но я несчастен, Райли. Меня это отталкивает.

– Ты говорил об этом с музами?

– Да. – Его лицо скривилось в гримасе. – Они не восприняли это всерьез. Они называют меня неприступным, который утверждает, все это лишь для того, чтобы разбудить интерес к своей персоне. Но это не так.

– Ты просто подпускаешь их к себе, и они… воруют поцелуй? – Мой голос дрогнул, когда до меня дошла суть. Музы, по крайней мере некоторые, такие же воровки, как я. Только они воруют не идеи, а поцелуи. Реакция Ноя на мои слова про муз, воровство и намеки на муз теперь имела смысл. Ему было неприятно говорить об этом, потому что однажды он уже столкнулся с непониманием, его засмеяли, а ситуация не изменилась. Ной тяжело сглотнул.

– В тот день, когда мы первый раз встретились, я был в плохом настроении, потому что поругался с Харпер. Снова. Это не давало мне покоя еще пару дней, я был в ярости и срывался на всех и каждого, хотя по отношению к тебе это было несправедливо и неуместно. Мне жаль. – Я отпустила дверную ручку и повернулась к нему. – Ты не смеешься над этим, – сказал он безэмоционально и посмотрел на меня. В его глазах мелькнула искра.

– Почему я должна смеяться? Они переходят все границы, ставят тебя в затруднительное положение, и при этом им наплевать, как ты себя чувствуешь. В этом нет ничего веселого.

– Другие так не считают.

– Они полные идиоты, которым незнакомо слово «сочувствие».

Ной нахмурился.

– Ты можешь сказать им это?

– С огромным удовольствием.

– Почему бы нам не поспорить, что они позовут меня маменькиным сынком, потому что я позволяю защищать себя девчонке? – Он наигранно схватился за грудь.

– На фунт?

Ной лукаво улыбнулся.

– Ты быстро учишься. Очень хорошо.

– Но если серьезно. Я не буду делать то, чего ты не захочешь, – ответила я и положила руку Ною на плечо. Его взгляд скользнул к моим губам, меня тут же бросило в жар. – Я имею в виду называть других идиотами. Ну и в остальном, конечно, нет, – выдавила я.

– Спасибо.

– Спасибо тебе, что доверяешь мне.

– Ты не должна понять что-то неправильно обо мне.

– Ты имеешь представление, какие идеи тебе приходят и когда?

Ной отрицательно покачал головой.

– Практически нет. Иногда они появляются за несколько секунд. В голове будто начинается горячий дождь из искр, что, к сожалению, причиняет боль. Но иногда, особенно когда я думаю о каких-то прекрасных вещах или захватывающих моментах, я сам могу создать идею. Это менее болезненно, но эти идеи в любом случае не такие хорошие по сравнению с магическими. Честно сказать, эти идеи я храню для себя.

По спине пробежала холодная дрожь, когда в голову мне пришла очередная мысль.

– Ной. А… а Джейми целовала тебя?

Внутри все сжалось, когда он кивнул.

– Но не в губы. Она так не делает ни со мной, ни с другими. Обычно происходит так: если у создателя появляется идея, это замечает муза, которая находится поблизости. Она следует какому-то внутреннему чувству, пока не вычислит создателя и не заберет у него идею. Иногда они встречаются случайно. Мы с Джейми несколько раз уже случайно натыкались друг на друга. Но она никогда не пользовалась ситуацией.

Его слова меня успокоили. Если бы Джейми таким занималась… я бы также не смогла простить ей это, как и все другое. Неважно, касалось это Ноя или кого-то другого, такое поведение было ужасным. То, что против магии не пойдешь, – это одно, но чтобы пользоваться этим, переходя все границы…? Нет, это просто неправильно.

– Я бы ей и не позволил. Но… Были и другие вещи, я бы никогда не подумал, что она способна на такое. Но она, тем не менее, их совершала. – Я прислонилась спиной к двери. Ной никак не отреагировал, просто смотрел на меня в ожидании. Я не соврала, когда сказала, что не хочу говорить об этом. Одна только мысль об этом пугала меня. Но, возможно, мне предстояло перешагнуть через все это прямо в тот момент. Иначе позже было бы намного сложнее.

– Это было так… непримечательно, – начала я. – Ты прав, даже несмотря на то что она причинила мне боль, я допускала, что мы когда-нибудь увидимся. По крайней мере, я надеялась. Только представляла себе все это по-другому. Громче, красочнее… Наша встреча на лестнице была совсем не такой. Она прошла так быстро, что я даже не успела ничего осознать. Как нечто такое, что оставило после себя лишь малозаметный след. И если бы не осталось тянущей боли в животе, которая отображала радость и одновременно гнев, я бы вообще могла сказать, что ничего не произошло. Разве это правильно?

Ной наклонил голову.

– Как долго ты ждала этой встречи? Три года?

– Да.

– Ты, очевидно, рисовала разные сценарии в голове, проигрывала диалоги, пытаясь предсказать события, не так ли? – Когда я кивнула, его глаза наполнились теплым сочувствием. – Тогда это вполне нормально, что по сравнению с выдуманными событиями настоящие показались тебе пресными. Ты так много и так долго об этом думала, и теперь ничто не смогло сравниться с твоими ожиданиями.

– С тобой такое уже было?

– Да. У меня такое происходило с идеями. Я так красочно представлял их себе, так долго размышлял, но затем были страшные головные боли и мимолетный поцелуй, который я даже не могу вспомнить. Я был так сильно разочарован. Но это совсем не то, за что себя нужно упрекать.

Я скрестила руки на груди и посмотрела на мягкий ковер. Больше всего мне хотелось свернуться в комочек на нем и остаться лежать. Ной пошевелил ногой, словно подавлял в себе желание сдвинуться с места или заговорить.