Литерсум. Проклятие музы, стр. 39

– Я не знаю, что сказать. – Джейми смущенно улыбнулась, но в ее взгляде я разглядела неуверенность и немного злости. – Что ты тут делаешь?

В груди все сжалось. Что ты тут делаешь? Тот же вопрос, который я недавно задала Ною, хотя и вкладывала в него совершенно другой смысл. Теперь я знала, как он себя чувствовал. Это звучало подобно упреку.

– Ной проводил для меня экскурсию, – ответила я, словно мы вели обычную беседу. Меня ранили ее слова, но, казалось, тело и разум еще не осознавали этого. Я словно застыла на месте.

– А. Поэтому Пуаро трется тут. – Джейми указала на кота.

– Мяу.

– А он тут при чем? – поинтересовалась я.

Джейми подняла брови.

– Это ведь домашний питом…

– Хрмпф, – прорычал Пуаро.

– Извини. – Джейми покачала головой и закатила глаза. – Это сосед Ноя по комнате. – Кот мурлыча стал тереться о мои ноги. Это кот Ноя? Почему он меня не предупредил? Он отправил его шпионить за мной?

– Райли? – Голос Джейми был очень тихим. – Я безумно рада тебя видеть. – Она вытянула руки, будто хотела меня обнять. Я сначала было последовала внутреннему порыву и хотела обнять ее тоже, но вместо этого сделала шаг назад, чуть не споткнувшись о Пуаро.

Она с огорчением опустила руки и увеличила дистанцию между нами. Несколько лет я ждала этого момента. И вот теперь Джейми наконец-то стояла передо мной, а я не знала, что мне делать. У меня было так же много вопросов, как и обидных слов внутри. Поэтому я просто молчала. Все было совсем не как в фильме. Не было эпичной музыки на заднем плане, приближенной съемки, где можно увидеть волнение актеров, и для усиления драматизма не шел дождь. Нет, все было совсем иначе. Лишь пресный вкус на языке, ничего больше. По крайней мере, в тот момент, ведь внутри у меня все кипело.

Джейми откашлялась.

– Почему ты не сообщила мне? – Она скрестила руки на груди. Они лежали достаточно свободно, однако ее оборонительная поза не ускользнула от меня. И какое она имеет право упрекать меня? Она сама была виновата.

– А ты как думаешь, почему? Потому что тебе наплевать. Ты ушла, Джейми, ты нарушила обещание. Возможно, ты забыла обо мне, как только переступила порог академии. – Ком в горле постепенно растворялся. Вопрос оставался лишь в том, будет ли он исчезать постепенно или разрушится с треском.

Джейми набрала воздух в легкие.

– Я не забыла тебя, Райли. И мне не наплевать. Я ничего не сообщала, потому что была очень занята, мне нужно было укрепить свои позиции в академии. Кроме того, мне нужно было придумать, как связаться с тобой, ведь у тебя не было телефона. Я все время думала о тебе и мечтала о том, чтобы забрать тебя. А теперь ты на самом деле здесь. – Она снова подняла руки, давая понять, что говорит об этом здании.

– И это не твоя заслуга, – прошипела я.

Джейми закусила губу.

– Райли, мне так жаль, что я оставила тебя с мамой. Но поверь, я думала, это будет самым лучшим вариантом. Так я могла бы высылать тебе чеки. Но когда ты съехала, ничего не сказав, я не знала, где ты…

– Ты высылала мне деньги? – перебила я ее.

Она растерянно моргнула.

– Да. Чтобы тебе было легче при переезде. Деньги разве не приходили?

Я покачала головой.

– Ты же прекрасно знаешь, что наша мать выбрасывает деньги на ветер, сразу же тратит их на алкоголь и другую дрянь. – Именно по этой причине миссис Пэттон не дала мне этот особенный межвселенский телефон ни при отъезде Джейми, ни в момент визита, когда рассказала про мой собственный дар. Мать тут же его продала бы или заложила в ломбард, а деньги забрала бы себе. Как это было с телефоном Джейми. После восемнадцатилетия она осталась еще на день дома, наша мать воспользовалась этой возможностью, стащила аппарат и продала. Это стало для нас уроком, и миссис Пэттон тоже была готова к этому, когда спустя год пришла, чтобы сообщить о моем даре. Только когда я переехала в хостел, мне выдали телефон.

Выражение лица Джейми изменилось.

– Ты никогда не получала чеки?

– Если ты их действительно, высылала, то нет.

– О, Райли. Мне так жаль. Я надеялась, она передает их тебе. Ты правда думала что я забыла о тебе? – Пальцы Джейми дрожали, когда она проводила ими по волосам. Хоть мне этого и не хотелось, в тот момент я посочувствовала ей. Она не знала, как на меня повлияло ее поведение. Что оно со мной сделало. Тем не менее это ничего не меняло. Сердце, которое от волнения билось все быстрее и быстрее, превратилось в камень, когда я вспомнила об отъезде Джейми. По спине пробежала холодная дрожь, в то время как в груди разгорался пожар.

– Мне плевать на деньги, Джейми. Мне нужна была ты. Но ты сбежала.

– По-другому было нельзя, Райли. Я не могла вернуться.

– Почему?

Она сжала губы, ее мимика отражала боль.

– Если бы я вернулась, я бы не нашла в себе силы снова уехать. Без тебя. – Мое сердце разрывалось на части. Я могла его слышать, так тихо было вокруг. Это именно то, что мне было нужно. Чтобы она пришла и взяла меня с собой.

– Вместе мы бы нашли выход. Как и всегда.

Джейми отвернула голову, словно больше не выдерживала моего взгляда.

– Чем дольше меня не было дома, тем сложнее становилось перешагнуть через себя. Шли дни, недели, затем месяцы. А затем прошел год, и тебе исполнилось восемнадцать лет. Даже тогда мне не удалось связаться с тобой. Только когда я узнала от миссис Пэттон, что ты являешься антимузой, а значит, тоже частью Литерсума, я решила совершить визит к вам с мамой. Это было спустя два дня после твоего дня рождения. Я хотела объяснить тебе все, хотела, чтобы мы вместе составили план. Но к тому времени ты уже съехала, и кроме управления никто не знал куда. А там без твоего согласия мне не давали никакой информации. Я правда очень беспокоилась за тебя. Хотя знала, что из нас двоих именно ты была смелой. Ты могла бы прислать хотя бы СМС, сказать, что у тебя все хорошо.

– Ты имеешь в виду так же, как ты держала меня в курсе событий? – шипела я. То, что она высылала мне деньги, хоть они до меня и не доходили, делало ей честь. На самом деле. Но даже это не утешило бы меня, она выбросила меня как игрушку, которая ей наскучила.

Джейми сжала губы.

– Мне очень жаль. Правда. Ты простишь меня? Если ты поступишь в академию, мы начнем все заново и…

– Нет. Я не могу этого простить. Твое слово, Джейми, было единственным, на что я могла положиться. И ты забрала у меня это. Ты оставила меня в беде. – Слезы невольно полились у меня из глаз. Все смазалось, я вытерла лицо рукавом. Пуаро мурлыкал у моих ног, но и это меня не успокаивало.

Выражение лица Джейми застыло между сочувствием и злостью. Ее глаза предательски блестели, но скрещенные руки на груди служили барьером между нами.