Литерсум. Проклятие музы, стр. 12

Казалось, из легких выкачали весь воздух. Нет, он не должен был мне все выкладывать, да и вообще, меня не должно было интересовать, чем он занимался. Он совершенно точно выполнит свою работу отлично и найдет девушку. Но… я была разочарована тем, что мне не удалось больше ничего узнать. И удивлена тем, что разочарована. Цель – уведомить этих двоих – была достигнута. Теперь я со спокойной душой могла возвращаться обратно, но… О, черт.

Я подпрыгнула со стула так, что он откатился на пару метров назад. Джордж вздрогнул, Ной не изменился в лице.

– Закусочная. Смена. Проклятье. Я приду слишком поздно. – Я быстро схватила сумку и, еще раз обернувшись на парней, рванула от стола как спринтер. Джордж помахал мне вслед. Ной посмотрел с неодобрением. При первом признаке того, что я ничем больше не смогу помочь, я обратилась в бегство. Это отлично вписывалось в его предрассудки. По крайней мере, должно было. Меня не волновало, что он обо мне думает, главное, чтобы он оставил меня в покое и не обвинял в причастности к исчезновению девушки. Тем не менее прощальные слова застряли у меня комом в горле. Мне пришлось проглотить его, лишь тогда я сумела выдавить следующие слова:

– Спасибо за колу. – Не оборачиваясь я направилась прямиком в закусочную. Глупым было только то, что мои мысли оказались настойчивыми и последовали за мной.

4
Глава

Клинт коротко, но красноречиво выругался по поводу моего опоздания. Я отделалась предупреждением, потому как в остальном на меня можно было положиться. Еще никогда я не приходила на смену с опозданием, и это совершенно точно не повторилось бы. Меня одолевали угрызения совести и страх при мысли, что я все поставила на кон. Я твердо решила в будущем никогда больше не забывать о времени.

В этот день я особенно старалась в закусочной. Я дарила гостям улыбку, вставляла тут и там комплименты в разговоры и кроме нескольких пауз для того, чтобы попить воды, не позволяла себе перерывов. У Клинта и в мыслях не должно было быть, что он смог бы меня кем-нибудь заменить. Не обошлось и без обеспокоенных взглядов Софии, но их я игнорировала. Если бы я объяснила ей, почему опоздала, она все равно бы мне не поверила. Не говоря уже о том, что тем самым я могла нарушить еще одно правило, а этого нельзя было допустить. Вся эта ситуация с пропавшими блогерами и без того пугала, и в каждом последующем неверном шаге была бы моя вина. Нет. Довольно. Я должна была поставить точку и надеяться на то, что Ной и Джордж найдут решение этой загадки. И девушку. Где сейчас находилась Анна? Может быть, в том книжном мире, который ей нравился? Может, мы напрасно беспокоимся и она переживает потрясающий опыт? Здорово, если это так. Но все это было неправильно. И я в какой-то степени была в этом виновата, ведь это из-за меня она изначально вступила в контакт с Литерсумом.

– О чем думаешь? – София внезапно оказалась рядом со мной, когда я убирала стаканы со стойки в посудомоечную машину.

– О том, что мне дома тоже не помешало бы такое чудо техники. Всего две минуты – и все чистенькое. – Под давлением моей руки дверца машины со скрипом захлопнулась, блокировочный замок щелкнул.

– Ага. А на самом деле о чем думаешь?

– О расписании на ближайшие дни. Я надеюсь, что в среду рано закончу или у меня будет выходной.

София удивленно подняла брови.

– Ты и слово «выходной» в одном предложении? Такого я еще не слышала! Что собираешься делать?

– В моем доме снова состоится уличный фестиваль. Лорен попросила меня помочь ей с магазином. Я хочу хотя бы спросить. Но после сегодняшнего недоразумения не решаюсь. Теперь мне остается лишь надеяться.

– Может, мне поговорить с Клинтом?

– Спасибо, конечно, но не стоит. Я должна решить это как-нибудь сама.

Пожав плечами, София ответила:

– Ну как хочешь.

Остаток смены прошел на удивление без происшествий. Мои щеки уже болели от того, что я постоянно улыбалась, и я задалась вопросом, как другие люди могли делать это добровольно. Ноги и мышцы спины ныли, когда смена закончилась. Мне хотелось упасть на пол прямо в закусочной и поспать. Так как мне пришлось отрабатывать опоздание, моя смена закончилась позднее обычного, усталость вымотала меня. Из последних сил я бросила фартук в корзину для стирки, попрощалась с командой поваров, и мной тут же овладел длинный зевок.

Опустив плечи, я направилась домой. И только потом заметила, что в лице каждой идущей навстречу девушки искала Анну. Может быть, она уже нашлась?

Придя домой, первым делом я прошла, конечно, к холодильнику. Крышка бутылки с колой поддалась мне с шипением, и я сделала быстрый глоток, затем поставила бутылку на столик у дивана. Я упала на подушки и рукой нащупала Тора, который после недолгого мерцания поддался моей воле и включился.

В браузере до сих пор была открыта страница форума: одно нажатие, и она обновилась. Но накопившиеся под постом комментарии не давали желаемого результата. Наоборот. Анна все еще считалась пропавшей, а ее друзья находились в поисках. Родители уже связались с полицией, которая начнет работать лишь спустя три дня после предполагаемого исчезновения. Оставался один день до того, как реальный мир тоже подключится к поискам, и, скорее всего, они будут безуспешными. Конечно, могло быть и так, что Анна сбежала по собственной воле и порвала все контакты с друзьями и родителями. Однако тот факт, что два других блогера после встречи со мной тоже словно под землю провалились, делал это маловероятным. Я взяла бутылочку и приложила холодное стекло ко лбу. По спине пробежали мурашки, и усталые мышцы запротестовали против такого напряжения. Ну как, черт возьми, такое могло случиться? Может, все это сон и скоро, вздрогнув от страха, я проснусь, заваленная горой работы? Я потерла руку о диван и указательным пальцем постучала по Тору. Сверкнула крохотная искорка, меня слегка ударило током. Больше ничего не произошло. Я действительно не спала. Из заднего кармана брюк я достала свернутое фото Анны, которое мне дал Ной. Пальцами я расправила его на столе. Казалось, глаза Анны следят за каждым моим движением.

– Где же ты? – Ответа не было. Все-таки я жила не в Хогвартсе, где картинки умели разговаривать. В тот момент я бы сделала все, чтобы заполучить карту Мародеров и найти Анну в Литерсуме. – Мне жаль. Я не знаю, как такое могло произойти. Но в том, что ты пропала, отчасти виновата я, ведь так? – И снова никакой реакции. Только дребезжание холодильника, шипение колы и шум, доносящийся с улицы. Было ли Анне в тот момент так же одиноко, как мне? Была ли она одна? Что она чувствовала, находясь во вселенной, которой нельзя доверять, так же как нельзя доверять бульканью воды в старом холодильнике, который к тому же иногда икает? Мое сердце сжалось, когда перед глазами у меня появилась девушка, которая, завернувшись в одеяло, зажалась в угол темной комнаты и ждала. Чего-то такого, что могло разрушить темноту и увести ее. Куда-нибудь, лишь бы прочь оттуда. Нет, это была не Анна, но она могла чувствовать то же самое в тот момент. Как чувствовала себя я когда-то…