Я тебя никогда не прощу…, стр. 2

Через немного приходит Катенька и снова начинает щебетать без остановки, рассказывая в достаточно откровенных подробностях, как она провела выходные. У нас неожиданно неплохо получается работать вместе, не смотря на то, что её болтливость поначалу сводила меня с ума, учитывая то, как я люблю тишину и одиночество, но со временем я научилась слушать её не слушая.

– Марина Сергеевна, Вы уже в курсе, что с завтрашнего дня у нас будет новый кардиолог? – отфильтровав лишнюю информацию из уст Кати, поднимаю на неё взгляд.

Девушка смотрит на меня своими большущими карими глазами и по-наивному ждёт ответа, вероятно очень желая обсудить со мной эту новость.

– Нет, я не в курсе, но эта хорошая новость. Алла Петровна после ухода Эдуарда Борисовича на пенсию здесь просто зашивается. Пациентов с каждым днем становится всё больше и больше, даже не смотря на то, что у нас платная клиника. – снова опускаю глаза в результаты анализов пациентки, которая должна придти на приём через 15 минут.

– Говорят, что это мужчина. – более тихо добавляет Катя, а у меня прямо горечь во рту начинает выступать. Ещё одним придурком станет больше. – Он недавно переехал из другого города с семьёй. Девочки из регистратуры сказали, что он просто красавчик. У Максима Александровича теперь появится конкурент. – хихикает глупышка и начинает наконец заниматься своими непосредственными обязанностями.

Про нового коллегу забываю быстро, так как день расписан по минутам и думать о чём-то кроме работы не получается. У кого-то хорошие анализы и приём заканчивается быстро, у кого-то проблемы и приходится смотреть на литры выплаканных слез, убеждая, что пока ещё рано ставить на себе крест, и что медицина не стоит на месте.

Во время обеда быстро спускаюсь в кафетерий на первом этаже, беру себе салат и быстренько его проглатываю, потому что через несколько минут у меня начнётся приём для беременных. С ними нужно вести себя более сдержанно, поэтому это всегда требует больших сил и нервов, но я не жалуюсь. Мне нравится моя работа, потому что изучая проблемы других, на время забываешь о своих.

Вечером, выжатая как лимон, закрываю кабинет и спешу в ординаторскую, чтобы переодеться и поехать домой. Погода мрачная и дождливая, поэтому хочется скорее забраться под одеяло и уснуть, чтобы завтра начать все сначала.

– Может мы поужинаем, раз пообедать не получилось? – слышу голос за спиной и ускоряю шаг, не желая снова общаться с надоедливым Максимом. – Марина?!

– Что Вы себе позволяете? – возмущаюсь, когда мужчина хватает меня за локоть и заставляет остановиться.

– Прости. – отвечает, но руку мою не выпускает, чем заставляет панику начать разгораться внутри.

– Я скажу только один раз и надеюсь, что Вы всё поймёте и запомните! – отталкиваю грубияна от себя, пока меня не начало трясти от возмущения. – Никогда не прикасайтесь ко мне, не разговаривайте и даже не смотрите в мою сторону, потому что мне это не нужно. Думаю, Вам уже доложили о том, что я предпочитаю одиночество и поверьте, Ваша холеная улыбка не заставит меня поменять свои взгляды на жизнь.

– Марина, я просто хотел познакомиться и наладить нормальное общение между нами. Мы же коллеги, у нас не получится игнорировать друг друга вечно. – его спокойный, монотонный голос меня раздражает.

Понимаю, что это профессиональное и психотерапевт не может говорить по-другому, но мне плевать. Я прошла лечение и со мной всё нормально! Меня устраивает моя нынешняя жизнь. Пусть по словам многих я живу в коконе, но лучше так, чем снова чувствовать эту раздирающую боль, страдать и выть от того, что ничего не в состоянии исправить.

– Максим Александрович , здесь целая клиника медперсонала, думаю Вы найдёте с кем общаться, не трогая меня и моё личное пространство.

Не дожидаясь ответа отворачиваюсь и спешу к выходу, потому что становится не по себе от его взгляда. Чтобы я не говорила, но Максим действительно очень красивый мужчина. Высокий, широкоплечий брюнет, с невероятно тёмными, но такими добрыми глазами, что я боюсь поддаться. Впервые за столько лет боюсь, что не смогу в этот раз закрыться и поверю, зная, к чему это приведёт в будущем. Максиму уже 38 лет, он успешный психотерапевт и до сих пор не женат, что говорит о том, что ему вполне нормально и так. Лёгкие интрижки без намёка на серьёзное продолжение – это его потолок, поэтому нам точно не по пути и не стоит начинать то, что неизбежно закончится болью, при чём естественно моей.

– Марина?! – окликивает меня Семён Игнатьевич, когда я уже почти сажусь в свой автомобиль.

– Да. Что-то случилось? – спрашиваю, пряча своё раздражение.

Я попаду домой в конце концов или сегодня всем жизненно необходимо со мной пообщаться?!

– Нет, всё в порядке. Просто тебя не было на летучке, в принципе как обычно. – начинает мужчина с неприкрытым упрёком в голосе. – Завтра утром приди на работу пораньше, я хочу представить нашего нового кардиолога.

– Не думаю, что это хорошая идея, вы же знаете, что я всё равно не смогу устроить ему радушный приём. – начинаю, но начальник не даёт мне договорить.

– Мне надоела эта твоя блажь. Ты работаешь в коллективе, поэтому будь добра делать так, как все. – мужчина хмурит свои густые слегка покрытые сединой брови, и я понимаю, что в этот раз он настроен серьёзно.

– Семён Игнатьевич, Вы в курсе моей проблемы и по-моему мы всё с Вами обсудили в первый день, когда принимали меня на работу. Жалоб от пациентов нет, а моё поведение…

– Хватит. Я твой начальник и это приказ.

– Хорошо. Если приказ и это тоже относится к моим прямым обязанностям, то я конечно же буду присутствовать. Помочь раскатать ковровую дорожку или что-то ещё? – мне не хочется выходить из зоны комфорта, но и игнорировать начальство я не могу.

– Марин, я всё прекрасно понимаю, но это не выход из положения. Всё это было так давно, что уже должно отпустить тебя. Жизнь продолжается, у всех есть свои тайны и больные воспоминания, но это не повод хоронить свою личную жизнь заживо. Ты ещё так молода, что…

– Семён Игнатьевич, не стоит записывать себя в мои личные психологи, я прошла курс лечения и у меня нет проблем с головой. – пытаюсь открыть дверцу авто, но мужчина не позволяет мне этого сделать, от чего неприятные мурашки гнева начинают бегать по спине.

Почему меня просто не оставят в покое?!

– Максим очень хороший специалист и я настоятельно прошу записаться к нему на парочку сеансов.

– Вот ещё. Со мной всё в порядке. – чувствую, что начинают подрагивать руки.

– Если не хочешь потерять работу, то запишешься и покажешь результат обследования мне лично. – выдыхает мужчина и отводит взгляд в сторону, потому что я смотрю на него так, будто он направил на меня пистолет и пару раз выстрелил прямо в лоб.

Прекрасно понимаю, что найти другую работу с моим опытом будет не трудно, но морально я к этому не готова. Впускать в свою жизнь новых незнакомых людей слишком тяжело и практически смертельно для меня, потому я понимаю, что придётся согласиться на этот в какой-то мере позорный шаг, чтобы оставить в своей жизни хоть какую-то стабильность.