Якудза из другого мира. Том IV, стр. 31

Девятого я срываю арканом молнии на землю, а десятый оборачивается на меня и теряет бдительность. Его мотоцикл с шумом, треском, матом влетает в кусты.

Минус десять…

Остается только лидер с Минори на сидении.

Он вихляет по песку, пытается уйти от меня, но кто ездил по лесу, тот знает, как коварны сосновые иголки, которые под колесами превращаются в ледяную скользь. Я придерживаюсь одной скорости и всё равно медленно, но неуклонно настигаю мордатого.

Неожиданно он резко сворачивает в сторону и… глушит мотор. В бешенстве он срывает шлем и отбрасывает в сторону. Минори вскрикивает, но тут же получает ладонью по попе и замолкает. Мордатый показывает мне на место неподалеку.

Неужели мордатый хочет боя?

Я тоже сворачиваю, но в другую сторону. Мы остановились на небольшой лужайке среди бамбукового леса. Высокие стволы подпирали небо, а узкие листья давали прохладу и тень. Изумрудная трава мягко спружинила, когда я поставил на неё ногу.

— Ну что, уёбок, ты всё-таки смог это сделать, — прошипел мордатый, слезая с мотоцикла. — А надо ли было тебе так стараться?

Он выхватил засапожный нож, другой рукой схватил Минори за волосы и поднес лезвие к тонкой шее. Я же снял шлем и чуть отвел его в сторону.

— Отпусти девчонку, — сказал я в ответ. — Отпусти. Тогда я позволю тебе уйти.

— Да кто ты такой?! — взревел мордатый. — Кто ты, демоны тебя раздери?

— Всего лишь посетитель кафе. Человек, которому небезразлична судьба другого человека, — пожал я плечами. — А ещё я очень голоден и мой кацудон, наверное, уже остыл.

— Сейчас тебе нечем будет его жевать, хинин, — хмыкнул мордатый. — Иди сюда и встань на колени! Давай! Или ты хочешь, чтобы я нарисовал твоей подружке ещё одну улыбку? Под подбородком…

Он нажал лезвием на кожу Минори так, что на серебристой полоске стали показалась капелька крови.

— Эй-эй, хорош, чего ты делаешь? Я иду-иду. Не надо только резких дви…

Я честно пытался быть самой любезностью, убаюкивая бдительность мордатого, но когда заметил, что тот напряг пальцы, чтобы одним движением перерезать Минори горло, то выбросил вперед руку со шлемом. Снаряд пролетел небольшое расстояние за доли секунды и врезался точно в широкий лоб.

Буммм!

Следом я хватаюсь за руку с ножом и дергаю её прочь от горла девушки. Мне в ответ прилетает удар кулаком в челюсть.

Пусть! Истощенный Доспех Духа выдерживает этот удар и распадается. Пусть! Зато Минори свободна.

— В сторону! — кричу я и бью костяшками пальцев прямо по кадыку мордатого.

Вырываю нож и отбрасываю его в сторону. Он втыкается точно в бамбуковый ствол и расщепляет его по середине.

— Изаму…

— В сторону! — я отталкиваю её и сам отшатываюсь под градом ударов.

Кадык у мордатого оказался крепче, чем я думал… Я блокирую удар за ударом, но мордатый явно не собирается сдаваться так легко. К делу он подключает ноги. А это уже удары ботинок с металлической окантовкой.

Я не успеваю блокировать очередной удар и в левом глазу вспыхивает звездное небо. Опять отшатываюсь и пытаюсь ударить в ответ. Но куда там. Из-за подбитого глаза второй тоже не хочет открываться. Слезы, сопли, дикая боль.

Надо убрать боль в подсознание. Надо справиться с собой…

Но как это сделать под непрестанной молотилкой?

— Оковы Земли! — слышится женский вскрик и…

И в следующую секунду удары останавливаются. Я отступаю ещё на пару шагов и вижу, что руки и ноги мордатого захвачены толстыми полосами, вырвавшимися из-под травы. Он рычит, изо рта брызгает слюна, но не может даже и пошевелиться.

— А я ведь предлагал тебе просто так уйти… — сказал я, подходя ближе.

— Да он хотел со мной такое сделать! — взвизгнула Минори.

Она подскочила и что есть силы ударила мордатому промеж ног.

Ух, даже я поморщился… Что же говорить за мордатого?

А вот поговорить как раз стоило — он взревел, дернулся и его правая рука оказалась на свободе. Он тут же принялся освобождать другие части тела. За доли секунд я схватил Минори и спрятал её за спину. В следующий миг взвился в воздух и что было сил шарахнул коленями прямо в широкомордое лицо.

Босодзоку как-то неуверенно хрюкнул, посмотрел на меня удивленно, а потом его глаза сложились в кучку, и он завалился на бок.

— Как мы его, а? — восторженно вскрикнула Минори.

— Вообще классно, — сказал я, проверяя пульс. — Сработали на отлично.

— Он жив?

— Да жив, вот только в отключке. Но скоро проснется, так что нам лучше убираться отсюда, — сказал я, шаря по карманам босодзоку.

— Ты что делаешь, Изаму? Ты его грабишь?

— Он не заплатил в кафешке за свою банду, так что это будет его платежом, — помахал я извлеченным замусоленным бумажником. — И это… Поехали уже отсюда, а? Тут неподалеку ещё один остался. Может с минуты на минуту нагрянуть.

— Поехали, — потянула за руку Минори. — Тут в нескольких километрах есть горный водопад, мы как-то сюда приезжали на пикник. Там можешь умыться, а то ты весь грязный и пыльный. И я… тоже умоюсь вместе с тобой.

Она произнесла последнее предложение таким глубоким грудным голосом, что у меня невольно участилось дыхание.


Глава 13

Ласки я начал получать ещё в процессе движения. Словно невзначай Минори касалась моего плеча подбородком, то её руки опускались с талии ниже. А уж как она прижималась ко мне…

Даже кожа чужой куртки не помогала защититься от чувства обжигающего тела. Мягкие груди упирались мне в спину, а дыхание прорывалось через шум мотора. Волей-неволей я тоже начал возбуждаться. Да, сначала я хотел направиться прямо в Токио, но потом всё-таки решил заехать на водопад. Умыться.

Мотор рычал, создавая вибрации. Изумрудные ветки хлестали по шлему, стараясь если не сбить на ходу, то хотя бы навернуть как следует. Руки Минори уже вовсю шарили по моему телу, сжимая и разжимая пальцы на коже куртки.

Подруга Кимико… Можно ли заниматься с ней сексом? А почему бы и нет? В конце концов, если она сама хочет… У меня найдется лишний часок для этого. А что? Война войной, а мужское естество тоже иногда требует выхода. Тем более, что мужское естество затвердело и по твердости стало похоже на хромированный руль.

И не надо на меня смотреть с укоризной — ничуть не сомневаюсь, что в молодости вы тоже думали только об одном. Ну, иногда мысли переключались на еду…

— Через пять километров будет поворот! — крикнула на ухо Минори. — Останови ненадолго!

— А потерпеть не можешь? — расценил я её вопрос не совсем так, как она задумывала.