Якудза из другого мира. Том IV, стр. 26

А в классе творилось то самое, что так хотел сделать дух комиссара — он собрался заняться сексом с Кимико.

Пока что они зашли оба в приподнятом настроении. Похоже, что ходили за инструментами уборки — в руках у каждого было по ведру и по тряпке. Ведро и тряпки опустились на пол. И как-то так получилось, что руки одноклассников соприкоснулись.

Вы тоже думаете, что это случайность?

Ребята выпрямились, но Исаи не отпустил ладонь Кимико. Он накрыл её руку своей и улыбнулся.

— А ещё я говорил ему, что такую девушку нельзя упускать, но разве Изаму меня послушает? — сказал Исаи, чуть наклонившись к потупившейся Кимико.

— Исаи-кун, что ты такое говоришь? Ты меня смущаешь, — ответила Кимико. — И вообще, мы с Изаму уже расстались…

— Эх, он дурак, что так поступил. Вот я бы ни за что на свете не отступился бы от тебя. Боролся бы до конца. Ложился бы спать с твоим именем на губах и с ним же просыпался… — говорил Исаи, подходя к Кимико вплотную.

Я видел, как начала топыриться его ширинка. Похоже, что Кимико тоже это заметила, потому что застенчиво перевела взгляд в сторону.

Исаи взял её за подбородок и поднял лицо к себе. Аго-куи…

Мать твою! Он сделал «аго-куи». Этот популярный в фильмах жест когда-то сделал и я. Как раз с Кимико.

— Не надо, Исаи, — прошептали её губы. — Мы с Изаму давно расстались и теперь… Я таю… Не надо…

— Да. Не надо, но если очень хочется, то можно, — прошептал он в ответ и поцеловал Кимико.

Та ответила на поцелуй. Похоже, что ещё немного и я стану свидетелем порносцены. Не то, чтобы очень хотелось, но если я хочу сохранить жизнь Кимико, то должен буду промолчать. Тогда, возможно, дух комиссара поймет, что Кимико вовсе не страдает без меня.

Выйти сейчас означало спалиться по полной. Так что придется ждать, пока секс закончится, а потом уже покинуть класс. Только вот стоял я не очень удобно — таз скелета упирался мне в бок, а это было неприятно. Надо чуть сдвинуться в сторону.

И вот надо же такому случиться, что только я собрался устроиться поудобнее, чтобы уставиться в потолок, а вовсе не наблюдать за сценой в классе, как скелет покачнулся, а его черепушка весело прыгнула на меня сверху. Сам скелет упал на дверь. Дверь не была готова принять на себя его вес и распахнулась, отпустив безголового всадника на волю.

Кимико вскрикнула, когда скелет с грохотом вывалился наружу. Исаи с интересом уставился на меня, держащего в руках череп соседа по шкафу. Я тоже перевел взгляд на черепушку — она улыбалась, довольная произведенным эффектом.

— О, бедный Йорик! — вырвалось у меня. — Бля буду, я знал его, друг Исаи…


Глава 11

— Ты… Ты подглядывал за нами? — спросила Кимико.

— Да ты что? Как ты могла такое подумать? Разве не видишь, что этого хинина не привлекают девушки и вообще живые люди? Ему общество скелетов больше по душе, — хихикнул Исаи.

— Да уж, порой дохляки бывают на редкость милые и симпатичные, но иногда встречаются такие уёбки, что аж скулы сводит, — мило улыбнулся я в ответ.

— А ты осмелел в последнее время. Неужели тебя так впечатлил случай со шлюхой?

— Что ты имеешь в виду, Исаи? — захлопала глазами Кимико. — С какой шлюхой?

— Мне кажется, что он имеет в виду тебя, Кимико, — не мог удержаться я от подколки. — Хотел бы отыметь так, но пока что остается только «в виду»…

— Как это грубо, хинин, — поджала губы Кимико.

Вот и ещё одна девушка поджимает губки. Ну что же, правильно делает. Я бы на её месте вообще леща бы отвесил. На ровных щечках вспыхнул румянец. Смущение или возмущение? Всё-таки надеюсь, что смущение.

— Да уж какой есть. И тебе это раньше нравилось.

— Выходи из класса, нам ещё убраться надо, — ледяным тоном проговорила Кимико.

— Аккуратнее убирайтесь, а то вдруг ты упадешь и напорешься на какую-нибудь палку.

— Каким же ты можешь быть…

— Гандоном? — поднял я бровь. — Это только цветочки, милая. Я могу быть и хуже. Учти это, Исаи.

— Ты хочешь бросить мне вызов? — Исаи даже подался вперед.

Вот тут бы и нацепить на него наручники из магического металла, но вряд ли этот урод позволит такое с собой провернуть. А делать подобное на глазах Кимико, да ещё когда полицейская машина дежурит у школы…

— А почему бы и нет? — улыбнулся я в ответ. — Давай, помашемся? Тут неподалеку есть клуб «Оммёдо кудо», там и схлестнемся раз на раз. Или зассал?

— Да вы чего, мальчики? — захлопала глазами Кимико. — Вы же были друзьями. Изаму, что с тобой творится?

— Всё нормально. Ну так что, вихрастенький, раскрасишь носик красненьким?

— Да запросто!

— Исаи! — вцепилась в него Кимико. — Не обращай внимание на этого полудурка. Он ревнует, что я не с ним. Нам ещё надо доубираться, а потом… Потом проводишь меня?

— Грех не проводить такую красотку до кустиков, — снова вмешался я. — Я вот…

Шлеп!

Пощечина была резкой и ощутимой. Впрочем, я на неё откровенно напрашивался, поэтому даже не стал уклоняться. Щека вспыхнула ожогом.

— Уходи прочь, ты мне противен, — процедила Кимико.

— Да и ты мне уже не очень сильно нравишься. А вот целуешься ты сильнее, чем бьешь…

От следующей пощечины я легко уклонился и отступил на пару шагов, чтобы не провоцировать новую атаку.

— Пока, голубки. Не сильно шумите, а то придут люди и увидят, что вы тут сношаетесь, а ещё у вас скелет на полу… Вот все удивятся-то…

— Завтра, хинин. Мы с тобой сойдемся завтра, — негромко сказал Исаи. — Сегодня вечер будет посвящен одной прекрасной даме…

Кимико с недовольством глянула на него. Мда, похоже, что вечер комиссару я слегка обломал. Ну, это хорошо. Правда, не получилось его пленить, но если завтра попробовать сопоставить его силу с моим новым уровнем, то можно будет попытаться и нацепить браслеты…

Надеюсь, что смогу хотя бы отчасти надрать ему задницу.

Сейчас же я вышел из класса походкой победителя и лишь улыбнулся, когда услышал, как об дверь шмякнулась мокрая тряпка. Что же, этот раунд остался за мной. Неприятно порой быть говнюком, но каково же приходится врачам, которые вынуждены говорить неприятные вещи пациентам? Или они уже настолько прониклись цинизмом, что говорят как есть и не заморачиваются над подыскиванием нужных слов?

Да и хрен с ними. Главное, что дух в теле Исаи увидел, что Кимико не так уж важна для меня. Что её смерть вовсе меня не взволнует. Надеюсь, что он это увидел, а то подглядывание, подколки и пощечина выглядели больше, как жесты отчаяния и ревности. Завтра увидим.

Сегодня же я вышел из школы и… увидел, как возле живой изгороди стоит Минори.