Якудза из другого мира. Том IV, стр. 23

— Зато мне не нужны оябуны-предатели. Те, кто предают своих подчиненных потому, что им так выгодно. Шакко работала на тебя, а ты её так подставил…

— Вот только не надо мне читать мораль. Она всего лишь кицунэ, которой место в зоопарке. Что она увидит дальше в жизни, когда убьет меня? Только панель и ничего более? Да и то, панель будет самого низкого пошиба. Месть сожгла её душу, теперь это пустая оболочка, которая хочет только одного — убить!

Я смотрел в его холодные глаза. А ведь он и в самом деле верил в то, что говорил. А я? Что могу ему противопоставить?

Могу. Я могу противопоставить ему ту ненависть, от которой он сейчас сгорает. Сэтору подписал договор не со мной, а с небесными силами. Теперь мы оба будем ходить друг возле друга, как орущие коты, которые вздыбливают шерсть и выгибают спины. Но дальше оров и пускаемых искр дело не доходит до когтей.

Что мне дал этот договор? Гарантию того, что я доживу до последнего боя. Гарантию того, что Шакко доживет до последнего боя, а не взорвется её бедовая головушка от пожелания Сэтору.

Я с усмешкой помахал Исаи. Он пока не догадывался, что произошло. Дух комиссара внутри Исаи заорал бы от возмущения, узнав, что его сын лично подарил время жизни заклятому врагу. Для меня же этого времени было с избытком. Если мы с Норобу не сможем за неделю одолеть Исаи, то и на будущее можно особенно не рассчитывать.

Будущего просто может не быть. Но сейчас я улыбался. Маленькая победа одержана. «Черного Кумитэ» избежать не удалось, но зато мы станем сражаться в паре с Шакко, а это уже неплохо. Можно даже сказать, что это вообще отлично! Пусть эта девчонка подставила меня под удар, но обижаться стоило не на ранивший меч, а на руку, этот меч державшую.

Сейчас я с этой рукой скрепил договор, заодно слегка обезопасив своих друзей. Осталось только объявить об этом духу комиссара.

Что же, первая часть плана прошла неплохо. Теперь можно покататься по ушам Исаи. Что же, пора извлекать из-под языка колючки.

— Сэтору, я не буду угрожать тебе. Придет время и мы сразимся. Тогда я не буду смотреть на то, что у тебя была тяжелая жизнь. Я просто отберу её. Или отдам свою, если придется.

— Как умер мой отец? — проговорил Сэтору.

— Я отдал ему пистолет и предложил покончить с собой. В пистолете была всего одна пуля. И он направил пистолет на меня. Правда, он не знал, что пистолет испорчен… Остальное ты знаешь сам.

— Какими были его слова перед смертью?

У меня на миг мелькнуло желание спошлить, прикольнуться, выбесить этого урода, но я сдержал его и ответил:

— Он не хотел умирать и сказал, что ты отомстишь за него.

Сэтору взглянул на меня холодными глазами:

— Он был прав. Я отомщу за него. Ты пожалеешь, что родился на свет, хинин.

— Да? Тогда до встречи. Надеюсь, что мы не станем обниматься на прощание? Сними свой Кокон, оябун Хино-хеби.

— А все-таки, как ты выбрался из воды? — проговорил задумчиво Сэтору и убрал защиту от подслушивания.

— Ловкость рук и никакого мошенничества, — поднялся я со скамьи. — Всего лишь ловкость рук.

Я быстрыми шагами спустился вниз, чувствуя спиной прожигающий ненавидящий взгляд Сэтору Мацуда. Ко мне подскочил вихляющейся походкой Исаи.

— Эй, хинин! Привет! Как ночь прошла? Надеюсь, что секса было вдоволь? Даже когда тебя вызвали к вакагасирам…

— Твоё остроумие похоже на два пальца, оно также вызывает рвоту, — ответил я с милой улыбкой.

Исаи чуть нахмурился.

— О чем вы говорили с Сэтору?

— Я вызвался на «Черное Кумитэ». Будем сражаться в паре с Шакко.

— С кем? — непонимающе поднял бровь Исаи.

— С кицунэ, которую ты подобрал и которой запудрил мозги.

— Ах, эта простушка. Да-а, её приятно было потрахивать в своё время. Значит, теперь она на «Черном Кумитэ»? Что же, она всё-таки докатилась до этого…

— Докатилась с помощью твоего сынули. Кстати, папаша, я сказал Сэтору, что это именно я убил тебя.

— Не ты убил, а пистолет в руках. Это был несчастный случай.

— Твоё рождение, комиссар, вот это настоящий несчастный случай. Не греби всё под одну гребенку. Ведь ты являешься прямым доказательством того, что человек может жить без мозгов. Ха! Да любому дураку было бы ясно, что никто в здравом уме не даст тебе заряженный пистолет в руки. А ты… «несчастный случай» — передразнил я его.

Надо было видеть, как румянец возник на щеках Исаи. Похоже, что своими колючками я вывожу его из себя. Что же, надо бы продолжить разговор в этом стиле.

— Не забывайся, с кем ты разговариваешь, хинин, — процедил Исаи.

— А я и не забываюсь. Ведь ты же наполовину сам хинин. Так что брат по крови. Вообще-то это примитивно и банально, но в твоём случае сойдет за глубокую и оригинальную мысль. И не морщи лобик, а то у Исаи после тебя морщинка останется.

— Обиделся на хинина?

— Обидеть может только равный, а ты мне вообще не ровня. Ты даже не человек, а всего лишь бесплотный дух, вышедший погулять на время.

— Заткнись! — прошипел Исаи.

— С чего бы это? Недостаток ума не стоит компенсировать хамством. Это чересчур даже для тебя, комиссар, — ответил я с улыбкой.

— Я буду убивать твоих друзей одного за другим. Вот тогда и посмотрим, как ты будешь улыбаться, хинин.

— Потому что я хинин — у меня нет друзей. Ты попал пальцем даже не в небо, ты засадил им себе в жопу по локоть и теперь ворочаешь там. Мало того — тебе это нравится, комиссар. Я буду выступать на Кумитэ. Так что твои угрозы смерти моим знакомым всего лишь пук в тазик с мукой. Уйди с дороги — мне нужно подготовиться к следующему уроку.

Я обогнул краснющего от злости Исаи. После этого пошел походкой свободного человека к школе. Вторая часть плана пришла в действие. Теперь надо только выдержать характер…


Якудза из другого мира. Том IV
Глава 10

На уроке истории мы изучали Россию. Я даже взгрустнул слегка, когда увидел знакомые пейзажи. Березки, дубки, луга и поля. Также были города и мегаполисы. Москва и Санкт-Петербург… Вот обязательно съезжу туда, когда всё закончится.

Зачем?

Чтобы пройтись по знакомым местам и посмотреть, как они выглядят в этом мире. А что? Вы бы не хотели вернуться туда, где когда-то были и увидеть изменения? Сравнить с вашими воспоминаниями?

Я бы хотел. Хотел увидеть улучшения и улыбнуться. Или же увидеть ухудшения и чутка взгрустнуть. Никто же не думает, что в другом мире будет также, как и в предыдущем? Да, параллели есть, были войны.