Якудза из другого мира. Том IV, стр. 16

— Чего ты не делал? Ты не пришел в дом госпожи Хадзуки? Или ты не отвлек её внимание знакомством со старым Норобу? Чего ты не делал, хинин? — тут же подхватился Нобоу.

Надо же, разводят, как воры в законе. Тем тоже палец в рот не клади — целиком руку откусят. Как пристанут к одному слову, так и навешают гору собак.

Сэнсэй только вздохнул на это.

— Я не убивал девушку, — ответил я. — Это подстава какая-то.

— Да? Но девушка убита, репутация отеля госпожи Хадзуки испорчена, так что вряд ли ты окажешься безнаказанным, хинин из клана Казено-тсубаса-кай, — Тоши сделал упор на последнем слове.

— Мы сами накажем его, Мурада-сан, — сказал Макото.

— Уверен, что накажете. Однако, одного наказания мало. Нужно понимать, что подставлять кобуна, мелкого якудзу, таким способом никому не нужно. Но и пятно от трупа надо очистить. Если клан Татсунокучи оставит это без внимания, то создастся прецедент и люди будут борзеть. А на спрос за свою борзоту начнут тыкать случаем с этим хинином. Вроде как якудза Татсунокучи ничего не может сделать с одним человеком, так чего же она будет делать с другим? Клан Татсунокучи потеряет лицо и авторитет. Всё понятно? — спросил Нобоу.

— Всё ясно, — поклонился сэнсэй.

— Если мы накажем хинина сами, то он будет сидеть в переходе без ног и с одной рукой, а он ещё молод. Но мы не можем отпустить его просто так. Макото-сан, мы можем предложить такой вариант развития событий: хинин идет в полицию и там всё рассказывает про случившееся. Семь-десять лет для такого молодого пацана не срок. Смертную казнь за шлюху он не получит, но справедливость восторжествует. Так мы сможем исчерпать возникшее недоразумение, — произнес Тоши.

Возникла пауза. Иширу Макото посмотрел на нас долгим взглядом. Несмотря на то, что мы с ним не сошлись в одном из вопросов, я всё-таки был его подчиненным. Был из семьи. А не верить тому, кого привела дочь оябуна, тоже чревато. Мизуки Сато будет в ярости, что он не смог меня отстоять. Иширу Макото сейчас оказался между двух огней. И отдать меня будет плохо, и защитить меня — тоже будет плохо.

— Господин Тоши, господин Нобоу, — начал сэнсэй. — Я полностью согласен с вами, что мой ученик должен быть наказан за такой серьезный проступок. Однако, Изаму сказал правду, и мы действительно ожидали убийцу, который всё-таки сумел нас обмануть. Я несу ответственность за своего ученика и виноват не меньше, чем он. Изаму достоин наказания, но… прежде, прошу вас дать нам неделю отсрочки. Через неделю я или найду настоящего убийцу или лично отведу Изаму в полицию. Чтобы доказать всю серьезность своих слов, я…

Сэнсэй схватил со стола небольшой нож, положил руку на столешницу и одним махом отхватил первую фалангу мизинца.


Глава 7

Я смотрел на обрубок пальца и не верил своим глазам. Вот так просто взять и отрезать от себя кусок тела? Да ещё и ни за хер собачий? Я не имею ввиду, что за собачий хер нужно резать пальцы, но просто так, невиновному человеку и делать себя частично инвалидом?

Сэнсэй даже не пискнул. Он с достоинством выпрямился и протянул мне окровавленную руку. Я тут же сообразил, что нужно делать и приступил к лечению. Трое вакагасир спокойно взирали на то, как останавливается кровь на морщинистой руке. Сэнсэй здоровой рукой помогал мне залечивать рану. Отрезанная фаланга пожелтевшей изюминой лежала в лужице крови.

— Это весьма серьезный поступок, сэнсэй Норобу. До этого момента вы смогли дожить с пальцами, а теперь, из-за ошибки ученика покалечили себя. Что же, такое поведение достойно уважения. Я думаю, что мы сможем дать вам неделю на розыск настоящего убийцы. Если он существует, конечно, — проговорил Нобоу.

Норобу молча слушал. Его губы чуть подрагивали, но сам он не произнес и звука.

— Я поддерживаю слова своего брата, — сказал Тоши. — Но если по прошествии недели вы не сможете разобраться с причиной трагедии в доме госпожи Хадзуки, то молодой хинин по доброй воле отправится за решетку. Благодари своего учителя, хинин, он купил тебе свободу своей честью.

Сэнсэй поклонился в ответ на такие слова. Его резкий взгляд заставил и мою спину согнуться. Три вакагасиры смотрели на нас спокойно, без агрессии. Похоже, что нам и в самом деле удалось выторговать неделю на розыск Исаи.

Иширу Макото поднялся и поклонился сидящим вакагасирам:

— Господа, благодарю вас за ясный ум и верные решения. Надеюсь, что наши кланы и в дальнейшем останутся на волне дружелюбного сотрудничества…

— Вакагасира Иширу Макото, — Тоши встал и поклонился в ответ дружеским поклоном, — я рад, что вы очень быстро откликнулись и смогли приехать. Это многое говорит о клане Казено-тсубаса — такую поддержку редко встретишь в наше время. Хинину посчастливилось быть принятым в ваш клан.

— Иширу-сан, — вслед за Тоши поднялся и Нобои. — Ваше участие в жизни клана неоценимо для его существования и развития. Просим вас передать господину Сато нашу признательность и безграничное уважение.

— Благодарю вас от лица Казено-тсубаса-кай. Обязательно передам ваши слова господину Сато, — снова поклонился Иширу.

— Спасибо за ваше терпение и понимание, — сэнсэй тоже изобразил вежливый поклон. — Мы оправдаем ваше доверие.

Да сколько же кланяться-то можно? А ведь ещё нужно и счет про себя вести, чтобы не распрямиться раньше времени. Иначе самый вежливый поклон будет воспринят не так, как его хотят преподнести. Да, вот такие вот устои и традиции…

После взаимных раскланиваний и уверений в вечной дружбе и бесконечной радости от сотрудничества, мы втроем покинули здание офиса Татсунокучи.

Уже в машине Иширу Макото повернулся к нам и устало спросил:

— Сейчас-то что?

Этим самым вопросом он очень сильно напомнил мне Мизуки, которая начала почти также отвечать на звонки с моего телефона.

— Мы в самом деле ловили убийцу, который вознамерился ни с того, ни с сего убить девушку, — ответил Норобу.

— А вам-то какой интерес до этой шлюшки?

— Ну… — замялся сэнсэй Норобу. — В своё время мы с её мамой были очень близко знакомы, поэтому…

— Она твоя дочь?

— Да как ты мог такое подумать? Нет, просто мы в очень хороших отношениях, и я иногда приглядываю, — вдохновенно врал сэнсэй.

— Норобу, последнее время ты и твой ученик слишком часто оказываетесь в центре внимания. Вам необходимо быть скромнее, а то никаких пальцев не напасешься…

Я молчал. Возможно, потому что меня не спрашивали, а возможно потому, что сэнсэй успел ущипнуть меня за бок так сильно, что я понял — мои слова тут не нужны. И так уже наговорил на фалангу пальца.

— Иширу-сан, это был мой промах. Возможно, я уже старею и клану «Крылья ветра» нужно искать другого оммёдзи, но ещё может быть такое, что нам попался очень хитрый и сильный противник…