Якудза из другого мира. Том IV, стр. 11

— Хорошо если так, — проговорил я.

— Но всё-таки, чтобы всё прошло успешно, мы будем охранять Миоки, — сказал Норобу.

— Да, конечно. Господин Норобу, мы можем с вами посидеть в комнате напротив, а молодой хинин… — госпожа Хадзуки стрельнула в мою сторону глазками. — Молодому хинину Миоки хотела высказать благодарность наедине. Хотя, судя по его поведению, благодарности он явно не заслуживает.

Я опустил голову. Вот ещё. Я же извинился!

— Проводите же нас, прекрасная госпожа Хадзуки, — улыбнулся сэнсэй. — И угостите меня чаем. Я помню, как вы прекрасно умеете заваривать хосино-мидори…

— Ну что вы, я всего лишь люблю своё дело, — загадочно улыбнулась хозяйка отеля в ответ.

Госпожа Хадзуки позвала девушку из прислуги, наказала ей встречать гостей, а сама взялась проводить нас.

Сам отель представлял из себя среднюю гостиницу, где люди пережидают пару-тройку дней перед перелетом. Чистенько, приятненько, но небогато. Нет той пафосной позолоты, которой гордятся пятизвездочные отели. Всего лишь временное пристанище. Либо уголок, где можно без посторонних глаз заняться сексом.

Мы поднялись на третий этаж. Госпожа Хадзуки приглашающим жестом распахнула дверь перед сэнсэем и поклонилась. Мне же она показала на дверь напротив.

Я подмигнул сэнсэю, мол, не теряйся. Тот сделал вид, что ничего не заметил. Он важно прошел в номер, и госпожа Хадзуки закрыла за ними дверь. Мне ничего другого не оставалось, кроме как стукнуть пару раз в номер по соседству, а потом дернуть дверь.

Дверь распахнулась также легко, как и моя челюсть, которая отпала, когда я увидел обнаженную рыжеволосую девушку на кровати. Она чуть застенчиво улыбнулась и поманила меня пальчиком.


Глава 5

Мой удивление граничило с офигеванием, если не сказать похлеще. Тут за порогом маньячилло с торчащими во все стороны волосами носится, как заправский ирокез, вышедший на тропу войны, а она тут…

— Не помешал, Миоки? — спросил я, уставившись на её пышную грудь.

— Ничуть, Изаму-кун, — промурлыкала она, потянувшись сытой кошкой. — Я ждала тебя.

От этого потягивания у меня внизу живота потяжелело. Темно-розовые соски уставились на меня тупыми наконечниками затаившихся стрел любви. Я старательно отводил взгляд от небольшой тропинки интимной стрижки, по которой спускался вытатуированный скалолаз. Спускался в ущелье…

— Вообще-то нам сейчас нужно поостеречься, а не заниматься глупостями, — пробормотал я, всё также пялясь на стены, потолок.

Взгляд всё равно притягивал тот самый скалолаз. Знает ли он, что ждет его внизу? Знает ли, какая его там ждет жопа?

Тьфу ты, о деле надо думать, а не о пути вытатуированного скалолаза. Ему-то хорошо, он висит и не колышется, а мне каково?

— Я согласна перейти к более серьезным вещам, — с легкой улыбкой протянула Миоки. — Я могу по разному поблагодарить тебя за спасение и вообще…

— Вот «вообще» не надо, — сказал я, отведя взгляд в очередной раз. — Японо туристо, облико морале! Ферштейн?

— Ух, ты ещё и по-иностранному ругаться можешь? Ты крайне интересная личность, Изаму-кун. Я восхищаюсь, как ты всё провернул с комиссаром Мацуда, а ты ещё и иностранные языки знаешь… Можешь меня как-нибудь красиво обругать? Меня это заводит…

Вот жеж… И ведь вроде льстит, а с другой стороны — приятно же. Умеет Миоки делать приятно… и скалолаз так подмигивает, как будто о многом знает. Но черт побери! Надо держать себя в руках! Надо! Надо!

Хотя, гораздо охотнее я подержал бы в руках кое-что другое…

— Миоки, ты понимаешь, что сейчас вообще происходит?

— Меня хочет убить какой-то маньяк, — пожала плечами Миоки. — Думаешь, что это в первый раз? Да если бы за каждого маньяка, которого я встречала на жизненном пути, мне давали сотню иен, то я давно бы миллионершей стала.

Ага, значит, она не знает, что за ней вышел на охоту не просто маньяк, а тот самый, которого она помогла отправить в преисподнюю. Миоки тем временем легко соскользнула с кровати и подплыла ко мне плавной походкой. Её огромные карие глаза смотрели так, словно старались затянуть в свою глубину, заворожить, заколдовать.

— И что? Ты не боишься?

— С тобой рядом мне ничего не страшно. И ещё, Изаму-кун, в нашем отеле есть десятки лазерных ловушек, внизу сидят два охранника уровня «Специалист», рядом находится оммёдзи клана «Крылья ветра», а передо мной стоит смущенный воин. Самый сильный воин из тех, кого я только знаю. И это не лесть, Изаму-кун. Ты и в самом деле на многое способен… Так позволь же мне хотя бы отчасти поблагодарить тебя за то, что ты сделал…

Я вздрогнул, когда она взяла меня за руку и положила ладонь себе на грудь. На такую теплую, мягкую, сочную…

Не знаю, сколько во мне лопнуло нервов в тот момент, когда я смог отодвинуть руку в сторону. Похоже, что я постигаю тот самый дзен, когда получается усмирить плоть. И в этот момент Миоки кладет мою вторую руку на свою грудь…

Очнулся я уже на надувном матрасе… Да, есть такие матрасы во «влажных спальнях», в тех местах, где боди-массаж делается человеческим телом. Что представляет из себя это извращение? Довольно-таки интересное занятие, скажу я вам. Если когда-нибудь надумаете такое делать, то весьма рекомендую… со второй половинкой. Тут вам и массаж, и помывка, и снятие сексуального напряжения.

Клиента раскладывают на надувном матрасе — чтобы было потом легче помыть после банных утех. Под голову кладут подушку, накрытую простыней. Она ещё служит и упором для захвата рук. Массажистка или массажист (кому как нравится) поливает вас и себя подогретым прозрачным маслом для эротического массажа. Лучше всего подогреть его в руках, чтобы не ежиться от холодных прикосновений. После этого начинает ластиться и тереться о вас со всех сторон, попутно разминая и разглаживая тело. Масло дает достаточную силу скольжения, феромоны возбуждают, а элементы массажа расслабляют натруженное тело.

В общем, очнулся я в тот момент, когда Миоки наносила на мою спину теплое масло. Причем на голое тело… И когда только успел раздеться?

Эх, вот что молодость делает — когда кровь приливает к нижней головке, она отливает от верхней, и та перестает соображать. Уже не раз ловил себя на мысли, что в своём мире смог бы удержаться от секса, а в этом… В этом гормоны берут верх над разумом. Если вы молоды, то вы меня понимаете, если были молоды, то понимаете лучше кого бы то ни было.

— Что же ты делаешь? Мы же должны… — попытался я воспротивиться теплой прозрачной жиже, пахнущей лавандой.

Пытался ускользнуть от теплых рук и цепких пальцев. Да куда там…

— Изаму-кун, ну что ты как девочка? Не ломайся, я всего лишь сделаю тебе массаж. Ну, куда ты пополз? Не уползай, ты мне мешаешь…

А ползти было трудно. Тем более трудно тем, что восставшая плоть уперлась в валики надувного матраса и не пускала на волю. А уж когда ещё оскальзываешься на масле, то побег из ванной и вовсе комнаты становится проблематичным.