Бывшие, стр. 42

Наблюдаю и почти не дышу. Даже звуком не желаю прервать утреннюю идиллию.

- Лиза, я что-то не то делаю? – Сергей напрягается, и на меня устремляется две пары серебристых глаз. – Скажи. Я исправлюсь.

- Просто удивительно… Ты только вчера узнал о ней, а сегодня, глядя на вас, любой бы решил, что вот так вы завтракаете каждое утро. Не спрашивай – делай, как чувствуешь.

И он делает. Как считает нужным. И Соня принимает всё, что Троянов готов ей дать. Даже добровольно протягивает ручки, чтобы Сергей аккуратно обтёр каждый маленький пальчик.

- Итак, на работу мы не пошли. Из-за тебя. - Указываю на Троянова. - Чем займёмся?

- Будем бездельничать. Валяться, разговаривать и смотреть мультики.

Покорно соглашаюсь. Сергей подхватывает Соньку, чтобы уже через минуту оказаться в спальне.

Сегодня нас стало трое. Сегодня мы счастливы.

Глава 20

Лиза

Троянов просто остался. С нами. В тот самый день, когда я дала согласие на его присутствие рядом со мной и Соней, забрал свои вещи и просто стал жить на одной территории. Всё просто.

Мы успокоились. Между нами перестали мелькать огненные молнии в ожидании колкой фразы и очередного резкого выпада. Напряжение сошло на нет, оставив после себя лишь сожаление о потерянном времени, которое мы могли посвятить друг другу.

К миру нас привела Соня. Один маленький человек способствовал воссоединению. Она стала тем связующим элементом, который заставил нас отбросить обиды и претензии, дать чёткое понимание, что никому не станет лучше от воспоминаний о прошлых ошибках.

Что сделано, то сделано. Колесо времени не повернуть вспять, не отмотать прожитые порознь годы в желании изменить настоящее. Так не бывает. Но есть шанс построить всё заново, с чистого листа, но уже как полноценная семья, скреплённая крепкими узами.

Троянов старается. Я вижу. Не через силу, без надрыва, с воодушевлением совершает попытки влиться в уже существующую семью, где есть я и Соня. У него получается. Осторожными шагами и продуманными движениями, идёт к намеченной цели, старается не разрушить, ворвавшись, словно ураган, а наоборот, стать частью уже построенного.

Сонька приняла его безоговорочно. Просто и неожиданно Сергей стал частью её мира, заняв в нём своё, особое место, но невероятно важное для самой Сони. Совместный завтрак, игры, просмотр мультиков, вечерние купания, сон вместе – всё способствует их сближению.

Теперь по ночам я не слышу, как Соня приходит в спальню, словно подсознательно переложила эту обязанность на Троянова. Но утром обязательно просыпаемся втроём, точнее, Сонька на Сергее, потому что он позволяет всё, не ограничивая.

Я отменила своё первое правило, поэтому почти каждый день мы срываемся друг в друга в офисе, не в силах терпеть до вечера. Но это совсем другая близость – осознанная, сладкая, всегда на грани чувств и срыва голоса до хрипоты. По-другому не можем. По-другому – это будем уже не мы.

Написала заявление на увольнение, чем невероятно удивила Варю и Карпова. Наши отношения с Трояновым не озвучены, и коллегам я не могу объяснить причины ухода. Да и сама пока не знаю. Остаётся лишь довериться Сергею и надеяться, что он всё точно рассчитал в своём стремлении утереть нос отцу.

Надо мной по-прежнему, словно острое лезвие гильотины висит проблема свадьбы Сергея. Обещал, что всё получится. Всё продумал. Не так просто разрубить отношения с единственным родным человеком, поэтому Сергей всё же попытается уладить проблему мирным способом.

А вот если не получится…

Даже боюсь представить, что последует за этим «если», если вдруг Троянов-старший почувствует неладное. Влиятельный человек, способный доставить нам массу проблем. Даже родного сына не пожалеет в желании доказать собственное превосходство. Уверена, что родная кровь не помеха, когда на кону огромные деньги.

Не заметила, как пролетела неделя, где мы с Трояновым вместе. Как хотели. Как требует душа и изнывающее тело. Он всё время рядом, только руку протяни, и он эту самую руку тут же зацелует.

Не можем насладиться, надышаться не можем. Болезненная необходимость в прикосновениях и объятиях присутствует постоянно. Одного колкого взгляда достаточно, чтобы вспыхнуть спичкой и не контролировать разрастающееся пламя между нами. Глубоко. Чувственно. Всегда пряно.

Подойти сзади, скользнув ладонями по мужскому телу и сцепив пальцы на животе. Ощущать его дыхание – тяжёлое, медленное, неторопливое. И наслаждаться. Нами, нашим маленьким миром. Хрупким и так тяжело нам доставшимся. Ощутить безопасность, уверенность, понимание, что закроет собой, заслонит от любой беды, пожертвовав всем ради нас с Соней. Мне это нужно. А уже через минуту попасть в плен больших рук и ощутить его твёрдые горячие губы, подчиняющие и порабощающие. Насладиться каждым касанием и одурманивающим запахом любимого мужчины.

Проклятый четверг ворвался неожиданно. Троянову нужно в Питер на предполагаемую свадьбу. Сегодня он улетит.

Вернётся ли? Ко мне. К нам. Сомнения и страхи противными скользкими щупальцами обвивают тело, сковывая опасениями потерять Сергея снова.

- Сегодня в семь буду в Питере. Напишу, как самолёт приземлиться. Послезавтра вернусь обратно.

Сергей на пороге, в ногах небольшая сумка. Минимум вещей с собой, остальное здесь. 

- Не загадывай…

- Не загадываю – точно знаю. Билет обратно уже взял. В субботу после обеда буду в Москве.

- Не забывай, что по плану твоего отца, уже завтра ты должен быть женат. Он, вероятно, мысленно уже приплюсовал состояние Ольховских, - ухмыляюсь, представляя папашу, капающего слюной на золотых шахты будущего родственника.

- Если всё пойдёт по задуманному мною плану, то свадьба завтра состоится. Но в роли жениха буду не я.

- Это как?

- Секрет, моя любимая Лиза. - Троянов обнимает, срывая поцелуй напоследок. – Ты всё узнаешь, обязательно. Дай мне возможность всё решить самому. А у тебя завтра последний рабочий день. Не забудь забрать вещи и со всеми попрощаться.

- О, да! Варя уже запланировала маленькую прощальную вечеринку. Жаль только, что пока не могу назвать реальную причину ухода. Все думают, что мы с тобой не сошлись характерами.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ - Сошлись! – смеётся, не выпуская из объятий. – И не только характерами.