Бывшие, стр. 38

- Даже не знаю, зачем сохранила эту мерзость…

Рассматриваю цветные картинки, на которых какая-то девка облизывает моё тело, целенаправленно позируя на камеру. Смотрит прямо, улыбается, увлечённая представлением.

Вспоминаю её и вечер в квартире Антона, где мы отмечали мальчишник Стаса. Заказали ему стриптизёршу развлечься перед свадьбой. Я быстро отрубился, пришёл в себя лишь утром с больной головой и противной тошнотой.

- Эти фотки Антон сделал. Уверен, также, как и те, что дал мне. - Теперь я знаю, что именно друг связующее звено во всей этой истории.

- Да, вот только я внимательно рассмотрела и поняла, что ты просто в отключке, а девка позирует по чьей-то просьбе. Рассмотреть то, что дали тебе, увы, Троянов ума не хватило.

- Не хватило… - безропотно соглашаюсь, опуская голову и понимая – во всём виноват сам. Эмоции сыграли злую шутку и затмили разум. – Но теперь всё по-другому. Мы другие. Нажрались досыта своими же ошибками. Попытками забыть. Вот только я не хочу забывать. Особенно теперь, когда есть Соня. Моя Соня.

- И что ты сделаешь? Заберёшь её у меня? Заставишь отказаться? Что? – слышу в голосе надвигающуюся бурю, поэтому вскакиваю, чтобы обнять Лизу, заключить в свои объятия с силой прижимая к груди.

- Замолчи! Прошу тебя, - шепчу. – Никогда, слышишь никогда не опущусь до такого. Ты мама, очень хорошая, если смогла почти три года заботиться о Соне сама. Не звонила, не просила помощи, ни в чём не обвиняла. - Лиза всхлипывает, а тело заходится частой дрожью. – Я лишь хочу быть рядом. Хочу, чтобы Соня привыкла, приняла меня, знала, что у неё есть папа.

Зарываюсь носом в каштановые волосы, с жадностью вдыхаю аромат, словно впервые пробую свою Лизу.

- Позволишь мне остаться? Сейчас. Сегодня.

- Серёжа, секса не будет. В соседней комнате Сонька, а по ночам она приходит ко мне.

- Никакого секса. Даже не прикоснусь. Могу спать на диване, если не доверяешь. Прошу лишь быть рядом с тобой. С вами. Не смогу вернуться в свою квартиру, зная, что вы здесь. Вы мне необходимы.

- Хорошо.

- Да?

- Да, - рвано выдыхает, наконец напряжение отпускает, чувствую, как тело Лизы обмякает в моих руках. Податливо прижимается, откидывая голову на моё плечо.

Наслаждаемся моментом, когда не нужно никуда бежать, скрываться и язвить. Просто двое, сделавших множество ошибочных шагов, но всё же способных поверить вновь в совместное будущее.

Мы выстрадали то, что имеем сейчас. Почти уничтожили друг друга, но нашли в себе силы собрать крохи, оставшиеся после прошлых «нас» и сделать шаг в неизвестность, принимая новых себя.

Теперь кроме Лизы есть ещё Соня. Именно она станет для меня основным стимулом, чтобы перегрызть глотку любому, кто встанет на пути к моим девочкам.

И даже собственный отец, самый родной человек, не способен возвести стену между мной и Лизой.

Все свои попытки я истратил. Есть только сейчас. Настоящее, способное подарить счастье.

Глава 18

Лиза

Троянов всё узнал. Сам.

Не бросался обвинениями в сокрытии Сони и моей лжи. Просто принял всё, как есть. Слишком спокоен, или это всего лишь видимость, а внутри Сергея бушует ураган.

Меня отпустило в тот самый момент, когда просил, именно просил, остаться рядом с нами. Не знаю, что он чувствует к дочери в данный момент, но смотрит с невероятной нежностью и умилением.

Не спускает с неё глаз, следит за каждым движением, жестом, прыжком и улыбается, когда Соня хохочет.

Сергей открыт для Сони, готов принять всё, что она ему даст. Не настаивает, не напирает, но в тоже время отвечает с желанием, когда обращается к нему.

Три часа, проведённые ими наедине, вызвали доверие к Сергею, и сейчас его нахождение рядом принимается Соней как само собой разумеющееся.

Даже, когда пошла купать дочь, Троянов отправился с нами. Просто смотрел, как Сонька плещется в воде. Отказался помочь, опасаясь сделать что-то не то, но легко подхватил дочь, завёрнутую в полотенце, чтобы отнести в спальню.

И вот, когда Соня, наконец, уснула, мы смогли остаться наедине.

- У тебя есть фото с самого начала? С рождения Сони?

- Много. Фотографии и видео.

- Покажи. Я хочу посмотреть всё.

Приношу ноутбук, выставляю перед Сергеем, включая с самого начала, со дня её рождения. И Троянов теряется…

В этот момент перестаёт слышать и видеть, полностью погружаясь в цветные картинки. Сосредоточен исключительно на рассматривании дочери, словно и нет меня, только он - один на один с воспоминаниями.

- Я столько всего пропустил, Лиза, - шепчет, не отрывая взгляд от монитора.

- Серёж, что ты чувствуешь? – Решаюсь спросить о том, что больше всего сейчас волнует. – К Соне хоть что-нибудь чувствуешь?

- Я не знаю… - Растерянно пожимает плечами.

- Тебе всё равно? – До дрожи в коленях боюсь получить утвердительный ответ.

- Нет-нет, Лиза! Все чувства свернулись в огромный ком, сплетаясь множеством новых для меня ощущений и пока не способен соединить всё это в конкретное определение. Для меня всё это удивительное, непривычное, ранее не прочувствованное. Но это не любовь, в привычном понимании – это что-то большее.

Троянов растерян. Видно невооружённым взглядом. Его качает на волнах новых чувств из стороны в сторону, несёт по течению и пока он не способен остановиться. Необходимо принятие нового для себя. Но для всего нужно время. Им с Соней нужно больше времени.

- Иди сюда. - Отвечаю на просьбу Сергея, приближаюсь, ту же оказываясь на его коленях.

- Была уверена, что сорвёшься в обвинения, - сейчас самое время озвучить пугающие меня предположения.

- Обвинения? – удивляется. – Нет, Лиза, винить я могу исключительно себя. Если бы три года назад, я включил голову и не пошёл на поводу у отца и Антона, детство Сони прошло бы на моих глазах при непосредственном участии. Теперь я лишь могу рассматривать фотографии. Хотя, и этого не заслужил. - Зарывается в мои волосы и застывает, наслаждаясь моментом.

Впервые за долгое время так спокойно.

Двое, уставшие от обвинений и обид, в конце концов смогли отпустить прошлое, которое настойчиво мешало появлению нового. Всё по-другому. Есть Соня, которая навсегда связала нас с Сергеем самыми крепкими узами и их не так просто разорвать.

- Когда ты улетишь в Питер?

- В следующий четверг, прямо перед свадьбой. Это самый удачный момент для сюрприза отцу.

- Уверен, что всё получится? – Теряюсь в сомнениях, но Сергей настолько убедителен, что, кажется, я безоговорочно готова поверить.