Бывшие, стр. 32

Впитываю каждое слово, умудрённого жизнью и опытом человека. У него своя правда. Свой смысл и, чёрт, он невероятно прав. Каждое слово, словно монолитная плита, ложится на плечи.

Ануфьев не просто просчитывает на два шага вперёд – на два поколения. Более масштабно. Стратег, который придерживается своей намеченной цели, считая её единственно правильной.

Его слова, да в уши моему отцу, чтобы понимал, в чём грёбанный смысл жизни. Не в шахтах и Ольховских, а в продолжении рода, способного управлять всем, что создал и построил.

- Задумался?

- Да, - честно сознаюсь.

- Осуждаешь?

- Поддерживаю, - одобрительно киваю, ловлю во взгляде пожилого мужчины промелькнувшее уважение. – Где сын-то?

- Вон там. - Кивает в сторону сцены. – С Лизой разговаривает.

Впиваюсь взглядом, уже готовый прожечь дыру в Ануфьеве-младшем. Высокий блондин в деловом костюме. Зажат, напряжён, руки в карманах брюк, спина прямая.

Лиза спокойна. Всё её существо говорит мне о том, что разговор деловой. Ни намёка на флирт, нет улыбок и искреннего смеха.

- Не слишком эмоционален, - делаю вывод.

- Да. Ему почти сорок. Шесть лет назад собирался жениться. Девушка мне нравилась, был влюблён…

- Что случилось?

- Погибла в автомобильной аварии за неделю до свадьбы. Саша тяжело это пережил. Слишком. И только сейчас поднял глаза, чтобы увидеть и других женщин.

На миг представляю, что я в подобной ситуации, и меня изнутри окатывает обжигающим холодом. Нет. Без Лизы никак. Нельзя. Даже представить невозможно её отсутствие. Сдохну, если на меня ежедневно не будут смотреть эти зелёные омуты.

Ещё раз смотрю в сторону Лизы и успокаиваюсь. Блондины не её фасон. Совсем. Этот Александр не вызовет в ней даже элементарной симпатии. Я знаю свою Лизу.

- Мартынову пригласил бы только на роль невестки? А как сотрудника? – Вспоминаю его недавний звонок и обещание большого оклада.

- И как от сотрудника не отказался бы. Ещё полтора года назад, когда случилось вместе работать понял, что Лиза – ценный кадр. Во всех смыслах, - улыбается, посматривая на своего сына. – А ты не желаешь подумать о переходе ко мне?

- Не понял… - зависаю на минуту, обдумывая вопрос.

- Мне шестьдесят семь. Я устал. Нет сил мчаться в адовом колесе конкуренции и новых технологий. Я всю жизнь работал, пёр вперёд, будто бессмертный бульдозер. Заслужил покой, сон и отдых заслужил. Хочу уйти, а оставить некому.

- А сын?

- Сын у меня профи в другом направлении – металлургия и драгоценные металлы. Большая компания на севере, в которую вкладывает душу и силы. А мне здесь кто-то нужен. Можно, конечно, воспользоваться услугами приглашённого руководителя, но нет, знаешь ли, особого желания довериться первому встречному.

Понимаю. Где гарантия, что не нарвёшься на такого, как Антон…

- Я тоже первый встречный, - напоминаю, что мы познакомились полчаса назад.

- Я много о тебе знаю, о твоей семье, о бизнесе, развитии. Та же сфера, тот же профиль. Подумай.

Только что Ануфьев посеял внутри меня зерно сомнений. Нет, не в себе. Наоборот. Если мой план выгорит, и карта сыграет, скорее всего, я лишусь всего, что имею. Мне придётся просто уйти, оставив всё, а мужчина рядом со мной даёт шанс на спасение, хотя, сам об этом не предполагает.

- Я подумаю, - сдавленно выжимаю из себя, чтобы не раскрыть карты раньше времени.

- Серьёзно? – Светло-голубые глаза расширяются в удивлении, с недоверием оценивая.

- Да, Семён Владимирович, серьёзнее не бывает. Черед две недели дам ответ. - Протягиваю руку, чтобы скрепить негласную сделку между нами, и он, не задумываясь крепко сжимает мою. – Пока между нами. Не спрашивай о причинах и последствиях.

Нескольких секунд достаточно, чтобы каждый из нас понял, что имеет возможность получить то, что желает. Не сейчас, но позже.

Парадоксально, но человек, в отношении которого изначально я был настроен враждебно, возможно, станет моим спасательным кругом, который вытянет нас обоих – меня и Лизу.

- А Мартынова? Отдашь? – останавливает вопросом.

- Нет, - почти рычу, даю понять, что тема Лизы должна быть закрыта прямо сейчас.

- Почему?

- Потому что занята.

- Кем?

- Мной. - Наблюдаю медленно вытягивающееся лицо, бегающий взгляд и принятие моих слов.

- Но ты же женишься…

- Лиза моя. Точка. Свадьбы не будет. Точка. Почему? Не спрашивай. Я впервые тебя вижу, впервые с тобой разговариваю, но почему-то уверен, что каждое моё слово останется между нами. Так ведь? – Не дожидаясь ответа, с улыбкой иду к Лизе. Но, сделав два шага, останавливаюсь: – К вопросу о генах, у Лизы есть старшая сестра – Арина. Разведена, есть сын.

- Специальность?

- Нейрохирург. - В ответ лишь довольно кивает, расплываясь в улыбке.

Уверен, Ануфьев промолчит. Сам не знаю почему, я сказал ему больше, чем кому-либо другому. Нутром чую, что этому умному мужику могу довериться с потрохами. Зудящее чувство уверенности под кожей парализует, растекаясь вязкой патокой доверия к человеку, которого я видел впервые.

Пошёл на поводу у интуиции, и уверен, она меня не подведёт. Теперь у нас с Лизой есть реальный шанс построить всё заново.

Глава 15

- Сергей. - Протягиваю руку блондину. – Если я правильно понял – Александр? – Ануфьев-младший делает жест в ответ. Слегка кивает. Он видел, как мы с отцом разговаривали.

- Да, правильно. Отец надеялся на знакомство. Желает получить Лизу в свою компанию. - Кивает в сторону моей женщины, словно она не стоит рядом.

- Этот вопрос мы выяснили. Лиза останется на прежнем месте. Аргументы отца устроили.

- Понял, - понимает, - вопросов нет. Я вас покину.

Уходит, наконец, позволив остаться с Лизой, насладиться её ароматом, так возбуждающим меня.

- И что за аргументы ты привёл? Интересно? – Допрос начался, но всей правды я не скажу. Рано. Пока не время.

- Всё просто: ценный сотрудник, которого я не желаю терять. Ануфьеву объяснил. Как мужик, он меня понял.

- Как мужик?

- Сказал, что ты моя. Во всех смыслах. - С удовольствием наблюдаю, как лицо моей брюнетки вытягивается. Не ожидала.

- Троянов, ты…

- Я сказал, что ты моя женщина. Точка. Воспринял с пониманием.

- А если он расскажет? Например, твоему отцу?

- С отцом не знаком, и к тому же… у них кардинально разные взгляды на жизнь. Не найдут общий язык, и даже не думаю, что когда-нибудь встретятся. Даже случайно. Поэтому успокойся и получай удовольствие от вечера со мной. - Я сейчас максимально близко к ней, но прикоснуться не могу. Не поймут. И Лиза начнёт отбрыкиваться.