Бывшие, стр. 10

- Уверен. Что бы ты не говорила, вчера я почувствовал, как трепетно твоё тело на меня отозвалось. Словно и не было этих трёх лет, и нас, ненавидящих друг друга тоже не было. Всё, как прежде, лишь с небольшими отступлениями. - Как всегда прав, чувствует меня тонко и точно, иногда настолько хорошо, что меня это пугает. – От тебя я приму всё – и трепетное «люблю», и смертельный яд. С чего начать решай сама.

Так просто. Каждое слово Троянова открытое, прямое, без притворства и игр. Он просто говорит, несмотря на мою реакцию и действия, потому что именно так со мной срабатывает, именно так я его принимаю.

Нет необходимости доказывать друг другу, насколько мы хорошие и пушистые. Именно сейчас настал тот момент, когда мы выставляем напоказ самые дерьмовые свои черты, а каждый, даже самый несущественный недостаток, преподносится, как нечто ошеломляюще страшное.

Пусть так. Но всё же, чем больше мы стараемся оттолкнуться друг от друга, тем больше притягиваемся, становимся ближе. Законы притяжения ещё никто не отменял. С нами срабатывает безотказно.

Плюёмся желчью, желая увеличить расстояние, но оно лишь сокращается. Прекрасно понимаем, что всё пылает, лишь ждёт, когда мы схлестнёмся в диком танце, но я желаю оттянуть этот момент, чтобы потом захлебнуться Сергеем.

Осознаю, что сдерживаться не получится и всё обязательно закончится крахом: надежд, чувств и тех крупиц любви, что ещё живут в нас.

На этот раз разрушения будут глобальными и окончательными. Но мы, подобно двум утопающим, с надеждой хватаем ртом кислород в ожидании спасения. Иллюзии. Страшны по своей натуре, но так необходимы человеку, чтобы не сдохнуть раньше времени.

- Начнём с первого. Яд в твою глотку я всегда успею влить.

- Не сомневался, - довольно мурлычет Сергей, понимая уже заранее, на чём я остановлю свой выбор. – Я весь твой, Лиза. В любой момент. Только скажи.

- Невеста ругаться не будет? – Улыбаюсь, снова и снова напоминая Троянову, что теперь у него есть обязательства.

- Всё-таки задевает? Признайся. Постоянно напоминаешь. Плевать на невесту, да и не невеста она, в привычном для всех понимании. Так больше нравится?

- Однозначно. Объяснять не нужно. Всё поняла, когда фото увидела. Блондинки не про тебя, Троянов. Не твой фасон, и размер, кстати, тоже не твой, хотя, девочка немного над собой поколдовала, - цокаю, вспоминая, насколько Троянов противник искусственного.

- Я не всматривался, а голой её вообще не видел. Не мне оценивать, Лиза. Оценить я могу только тебя. В сравнении с прошлым. Меня оценить успела? – Сергей заигрывает, прекрасно понимая, что вчера рубашку так и не снял, а я всегда получала наслаждение от прикосновений к его подтянутому телу.

- Не успела. Слишком много ткани. Но в плечах раздался, стал шире, руки сильнее.

- Это, чтобы трахать тебя в твоей любимой позе. - Неосознанно сжимаю бёдра, сглатывая слюну.

Просто констатирует факт, а я готова сорваться с места, чтобы ощутить Троянова прямо сейчас. Однозначно, встреча необходима.

Нужно решить вопрос с Соней, договориться с Яной на ночь, заплатить больше. Арину просить не буду, сразу поймёт, что к чему. Осудит. Промолчит, но резанёт осуждающим взглядом похлеще самый диких слов.

И так тошно. От самой себя. От того, что так просто сдалась Троянову. Проиграла, капитулировала, даже не начав полноценную битву. Но мы оба в статусе проигравших, а, значит, на равных.

Прошлое проходится по нам, словно каток асфальтоукладчика, обнажая наши души и заставляя снова и снова окунаться в воспоминания. Нет сопротивления. Оно невозможно.

Это не означает, что мы снова пробуем, это лишь показатель, что на сей раз по итогу ненависть станет удушающей для нас обоих. Нас «вместе» не будет. Троянов скоро женится, и пусть его брак договорной и выгоден в первую очередь отцу, факт его женитьбы решён.

Остаётся вопрос – готова ли я существовать на вторых ролях. В тени семейства Трояновых? Не готова. Поэтому, закончит вновь вспыхнувшее всё равно придётся, а миром или войной, покажет только время.

- Мне пора, Сергей. - Понимаю, что слишком долго дышу свежим воздухом, и пора отобрать у Сони конфеты, иначе тошноты от сладкого потом не избежать.

- Что мы решили, Лиза? Я о встрече.

- Я решу, когда. Только так. Не наседай, иначе не увидишь не только мороженого, но даже пустого ведёрка. Останется только вдыхать аромат малины и истекать слюной. - Троянова необходимо немного осадить, чтобы не принимал меня, как данность, и не решил, что всё будет просто.

Не будет. Ничего простого. Отныне никогда. Только открыто и на грани. Словно по раскалённым углям изо дня в день. Быстрее начнём – быстрее сгорим. И будь, что будет.

- Буду ждать. Смиренно. Я сейчас честно, - спокоен, но сквозь визгливые нотки чувствую, что готов орать в трубку, требуя меня без остатка для себя.

- До понедельника, Сергей Сергеевич. И напоминаю, сдерживайся в офисе. Мы договорились.

- Я помню. До встречи, моя Лиза.

Скинул прежде, чем я успела возразить. Не твоя. Была твоей. Ты потерял. Но прогресс всё же имеется. Разговор прошёл вполне мирно, что для нас несвойственно. Оттяжка. Взрыв произойдёт позже, когда, натрахавшиеся вдоволь, начнём сыпать друг в друга накопившимися за три года не высказанными претензиями.

Надеюсь, квартира у Троянова не только с шумоизоляцией, но с крепкими бетонными перекрытиями.

Глава 6

Сергей

Разговор с Лизой дал мне надежду на обладание своей женщиной. Ненадолго. Я знаю, что ничем хорошим это не закончится. Она согласилась.

Тоже хочет. Нас снова хочет. Как три года назад.

Но вернуться на исходную не получится, потому что мы изменились под влиянием друг друга и времени, что отделило нас друг от друга. Чёртово время. Оно тянулось бесконечно, пока я её искал. Почти потерял надежду…

Но вот, она снова в зоне досягаемости, и я чувствую себя живым – из плоти и крови. Лиза даёт мне жизнь. И каким бы отравленным не было её дыхание, всё же так лучше, чем совсем без неё.

Ненависть – это тоже сильное чувство, а смешанное с любовью и желанием обладать до хруста костей, - превращается в адское варево, способное возвысить до небес или уничтожить, разорвав на мельчайшие частицы. Скорее всего, нас ожидает второе, но я готов.

Готов ко всему, и время, проведённое с ней, запомню, как самое ценное, что было в моей жизни.

Избавиться бы от навязанного брака, чтобы остаться со своей Лизой – сладкой и манящей. Без неё дерьмово. Пусть кидается в меня желчью и едкими словами, уничтожает каждым пронзающим взглядом и колкими выпадами – готов.

Всё стерплю, только бы заполучить.

Остаётся лишь ждать, когда она дойдёт до точки и сама назначит встречу. И вот тогда, закрыв двери на все замки, я получу её тело, заставляя извиваться подо мной.