Витязь, стр. 99

Оттого, на все подарки молодого человека, на все его приятные улыбки и добрые слова, Лиза старалась не реагировать, и сводила общение с Павлом до минимума. Корнилов же с каждым днем становился все настойчивее, добрее и заботливее. Она же, стараясь не замечать все знаки его внимания, невероятно жаждала уехать из Франции обратно на родину и тем самым физически убрать Корнилова из своей жизни. Лиза предполагала, что такая разлука пойдет ей на пользу, ибо вдалеке, не видя молодого человека, она сможет быстрее позабыть его. Но Лиза прекрасно понимала, что, сейчас, уехать не получиться, так как у нее было задание. Оттого, ей приходилось терпеть все призывные взгляды Корнилова, и его недвусмысленные речи, которые он щедро расточал на нее последние десять дней.

Гуляя, Лиза почти добрела до конца сада. Прислонившись к дереву, она вскинула воодушевленный взор на яркий диск солнца, стоявшего в зените. Энергия дерева и шелестящая листва успокаивали ее душу, а лучи нежили ее лицо. Отчего-то ей очень захотелось загадать желание под этими ласковыми лучами светила. Закрыв глаза и сильнее подняв свое личико к солнцу, Лиза очень тихо прошептала:

— Боже, пошли мне человека, который будет истинно и сильно любить меня, так же как и я его. Боже пошли мне счастье.

Произнеся эту фразу, она немного постояла с закрытыми глазами, пытаясь всем своим существом полететь к этому ласковому солнцу и донести до него свой душевный порыв, свою заветную мечту, чтобы та осуществилась.

Через некоторое время, Лиза невольно распахнула глаза и едва не вскрикнула. Перед ней в опасной близости находилось лицо Павла. Всего на расстоянии вытянутой руки молодой человек стоял перед ней, чуть склонив к ее лицу голову, и как то странно пронзительно смотрел прямо в ее глаза. Он вновь приблизился незаметно, и Лиза совсем не услышала его шагов.

— О чем вы мечтаете, Лизавета Андреевна? — спросил по-доброму Корнилов и улыбнулся ей.

Лиза побледнела, словно он поймал ее за чем-то неприличным. Эта ситуация отчего-то напомнила ей другую, трехлетней давности. Тогда ночью у реки, она так же спрятавшись за деревом, была неожиданно напугана Корниловым.

— Вам показалось. Я лишь наслаждалась теплом, — холодновато ответила Лиза, не прореагировав на его улыбку. Она проворно отошла от дерева в сторону, тем самым увеличив между ними расстояние.

— Пусть так, — сказал молодой человек, пожав плечами и смотря на ее стройную спину. — Я искал вас. Вы могли бы уделить мне немного времени?

— Не думаю, что я расположена… — начала мяться Лиза, не оборачиваясь, показывая всем видом, что ее напрягает присутствие Павла.

— Это касательно нашего дела, — тихо добавил Корнилов. Лиза быстро повернулась к нему.

— Я слушаю.

Корнилов облегченно выдохнул.

— Давайте отойдем к беседке, — предложил он. Лиза кивнула, и он галантно подставил ей локоть. Лиза взялась за предложенную руку Павла и они, как будто продолжая прогулку, направились в более уединенную сторону парка. Когда они достигли нужного места, молодой человек усадил Лизу на скамью и остался стоять чуть сбоку. Лиза внимательно посмотрела на Павла, ожидая от него начала разговора. Корнилов, вдруг, как-то засуетился и быстро извлек из кармана небольшую коробочку. Он протянул ее Лизе.

— Это вам, Елизавета Андреевна.

Она напряглась, прекрасно зная, что там очередной драгоценный подарок. Не желая принимать от него дары, Лиза недовольно поджала губки. Она не хотела давать ему даже надежду на то, что их отношения могут измениться. Она более не хотела верить, что он сможет полюбить ее и не хотела вновь страдать.

— Вы даже не посмотрите что там? Откройте, — тихо попросил он.

Лиза смутилась.

— Зачем вы делаете это? Не надобно дарить мне драгоценности, когда я отчетливо чувствую, что вы не уважаете меня, — глухо прочеканила Лиза, отодвигаясь от него и поднимая на него непокорные яркие мятные глаза.

— Это не так, вы не правы, — выпалил с горячностью Корнилов, нервно теребя край своего темного сюртука.

— Возможно, но любви ко мне в вашем сердце точно нет, — заметила Лиза, выдержав его горящий темный взор серо-зеленых глаз.

— Да с чего вы так решили, я не пойму? — уже обиженно произнес Корнилов.

— Я вижу это, — констатировала факт Лиза.

— Елизавета Андреевна, я… — начал он, видимо, пытаясь вновь соблазнить ее своими зазывными речами. Лиза, ощущая, что ей нравятся его покаянные триады, испугалась, что ее сердце вновь простит его. Оттого, она перебила его, выпалив:

— Вы хотели поговорить со мной о делах?

Корнилов тут же осекся и обиженно поджал губы.

— Хорошо, давайте о делах, — кисло безрадостно заметил он, тяжело вздохнув.

Напряженно посмотрев на молодую женщину, он заставил себя сесть рядом с ней. Он был недоволен тем, что она не захотела выслушать его. Оттого, несколько минут Корнилов сидел молча.

Облик, поведение, речь Лизы — все будоражило чувства Павла и приводило его существо в смятение. Ее детская наивность в сочетании с манкостью сирены, притягивали его неимоверно. В какой-то момент она могла с вызовом говорить с ним, с достоинством поставить его место. А уже через минуту начинала льнуть к нему, как ласковый котенок, с нежностью и покорностью смотря на него своими огромными чарующими глазами, и вызывая в его душе восхищение и желание покорить. К тому же ее чувственные прелести, искрящаяся красота ее, обволакивающее тепло и ее естественная страстность не давали ему покоя. Сейчас, Корнилов боялся, любил, восхищался, терзался, доходил до исступления рядом с ней. Все эти чувства были для него гнетущими, мучительными, трагичными. В данный миг времени, он прекрасно осознавал, что все его существо всецело зависело от этой женщины: от ее поведения, от ее взоров, от ее слов.

Лиза, устав ждать, обернула к нему лицо, и Корнилов увидел в ее глазах нетерпение. Он прокашлялся и произнес:

— Я получил приказ — не трогать Наполеона. Стало известно — основные действия союзников будут проходить далеко от границ Российской империи. Наши гарнизоны останутся стоять на Рейне и, скорее всего, не будут даже участвовать в сражениях.

— Весьма обнадеживающая новость, — воодушевленно заметила Лиза.

— На той неделе я получил новый приказ. Необходимо добыть из резиденции Бонапарта план — карту грядущего наступления. Резиденция охраняется более чем сотней гвардейцев. Проникнуть незамеченным туда практически невозможно. Я отписал Горчакову с просьбой озвучить имя человека, который может нам помочь. Я думаю это как раз тот случай, когда нам нужна помощь. Может быть, этот человек вхож в резиденцию или сможет помочь мне. Голубь должен вернуться со дня на день.

— Предположим, вы проникните в резиденцию, — сказала тихо Лиза, — но разве вы знаете, где искать карту? Такую ценную вещь, корсиканец, наверняка, прячет в потайном месте.

— Вы правы. Но я предполагаю, что далее кабинета она не спрятана, — заметил Павел. — План расположения комнат резиденции я добуду на днях.