Витязь, стр. 97

Началась безумная скачка. Лиза ощущала, что вот-вот лишится сознания, от этого ужаса. Она чувствовала сильный винный запах, который исходил от Корнилова, и не понимала, отчего он пьян, ведь, он редко пил вино. К тому же от всех его действий исходила такая угроза и бешенство, что Лиза не на шутку испугалась. Она не понимала, его безумного поведения. Но инстинктивно ощущала, что Павел намерен сделать с ней нечто гадкое и плохое.

Прошло не менее четверти часа. Наконец, молодой человек резко осадил жеребца, и Лиза увидела перед собой сад с деревьями и большой фонтан. Он молниеносно спустил молодую женщину с коня, почти скинув ее на землю. Она резко дернулась от него, оказавшись на миг свободна, и краем глаза заметив, что он проворно спешился сам. Понимая, что Корнилов невменяем, Лиза попыталась убежать от него. Ей удалось сделать всего десяток шагов, когда его сильные руки стиснули ее стан. Одной рукой он безжалостно схватил ее за волосы, а второй жестко сковал ее талию, причиняя невозможную боль.

— Так кого вы ожидали? — спросил Павел хрипло с угрозой, притиснув Лизу к своему большому телу и испепеляя ее бледное личико угрожающим взглядом. Он склонился над ней, и Лиза вновь ощутила сильный винный запах, исходивший от него.

— Вы пьяны! Отпустите!

— Я вам не ширма, которую вы с моей тетушкой хотите из меня сделать! И я не собираюсь терпеть все ваши амуры, тем более с этим мерзким Самойловым!

— Мне больно! — простонала Лиза. Из ее глаз брызнули слезы.

Отпустив ее волосы, он переместил вторую руку на ее плечи и неистово прижал ее к себе, делая ей больно. Его лицо оказалась всего в сантиметре у ее перепуганного лица, и он запальчиво произнес:

— Вы думаете, что он сможет вожделеть вас более чем я?

С силой обхватив ее головку рукой, Павел притиснул ее лицо к себе. Яростно он алчным поцелуем впился в ее холодные губы. Лиза почувствовала, что еще немного и, он сломает ей ребра. Его рот не был ласковым. Он словно наказывал, кусал и делал ей больно. Он был пьян и невменяем. Неимоверным усилием, она вытянула свои руки из его железных объятий и, схватив его за волосы, начала со всей силы рвать их. Ее ножки без разбора яростно пинали его по ногам. Но он не отпускал ее. Отчаявшись, Лиза со всей силы впилась зубами в его насилующий рот, и тут же ощутила соленый вкус его крови на своих губах. Он глухо застонал и резко отпустил ее. Она упала на землю, осев на траву.

— Вы пожалеете об этом! — прохрипел Корнилов и снова наклонился над ней.

Она отчетливо заметила на его нижней губе большие кровавые следы от своих зубов. Увидев в его бешеных глазах убийственную ненависть и нескрываемую угрозу, Лиза закрылась от него руками, думая, что он хочет ударить ее. Но молодой человек вновь схватил ее и куда-то потащил. Через несколько мгновений, Павел с размаху опустил Лизу в фонтан, и она оказалась в холодной воде почти по грудь. Он яростно окунул ее с головой в воду и тут же резко отпустил ее. И Лиза на дрожащих ногах, поднялась из воды.

Корнилов уже вылез из фонтана. Вода ручьем стекала с его штанов и сапог. Он быстро подошел к жеребцу, который стоял рядом. Вскочив в седло, Корнилов окатил злобным взором мокрую прелестницу, которая стояла по пояс в воде и пыталась отдышаться, натянул поводья и поскакал прочь.

Дрожа всем телом, Лиза вылезла из воды, и устало осела на траву у фонтана. Она вмиг озябла от холода и обхватила себя руками. Ее мысли пронзила дикая реальность произошедшего. Он искупал ее, как котенка в фонтане! Его безумный поступок выходил за рамки нормального поведения. Да он был пьян, но это не оправдывало его.

Она посмотрела по сторонам, стараясь понять, куда он привез ее. Вдалеке виднелся дворец, и по его очертаниям и окружающему парку, Лиза поняла, что она находится на противоположном берегу Сены в саду Тюильри. Здесь было тихо и пустынно. Она перевела взгляд на свое платье, по нему стекала грязная вода. Мокрые волосы прилипли к лицу. В таком виде она не могла вернуться обратно в Собрание. Она встала. Наклонившись, Лиза попыталась отжать платье. Поднялся ветер. Она осознала, что надо, немедленно, как-то добраться до дома графини, пока она окончательно не окоченела от холода. Лиза проворно вышла из Тюильри и направилась по пустынной дороге в сторону квартала Маре, надеясь поймать экипаж. Но как назло ни карет, ни прохожих не наблюдалось. Лиза долго шла, сильно замерзнув, так как ветер не стихал, а становился все холоднее и пронзительнее. Только через четверть часа молодой женщине удалось поймать экипаж. Взобравшись в него, Лиза еще через четверть часа подъехала к дому графини.

Когда дворецкий открыл дверь, он опешил, увидев на пороге мокрую и грязную Лизу. Впустив ее, он немедля распорядился разбудить графиню де Майи. Лиза, обхватив себя руками, медленно прошла внутрь дома, и лишь тихо заметила:

— Роше, не надо никого будить. Я в порядке.

Но на лестнице уже появились Фи-фи и графиня.

— О боже, девочка моя, что произошло? — воскликнула Жанна де Майи, устремившись по ступенькам вниз. — В каком ты жутком виде, Святой боже?

Только после этих слова Лиза словно пришла в себя. Она испуганно вскинула глаза на графиню, которая, уже заключив ее в объятья, вела ее наверх.

— Корнилов не возвращался? — пролепетала Лиза, в ее голосе отчетливо слышался страх.

— Нет, — успокоила ее Жанна.

Лиза облегченно вздохнула и вошла в спальню. Фи-фи и графиня раздели Лизу, как куклу. От холода и пережитого шока Лиза прибывала в полуобморочном состоянии и позволила женщинам делать с собой все, что угодно. Затопив камин и согрев воду, графиня с камеристкой вымыли ее и, надев длинную теплую сорочку, уложили молодую женщину в постель. Лиза, горестно тяжко вздыхая, упала на подушку, наконец, согревшись.


Когда Павел вернулся в Собрание, то узнал, что Наполеон уехал оттуда всего четверть часа назад. Корнилов впал в крайнее состояние бешенства. Он вновь не смог выполнить приказ и окончательно провалил задание. И вновь из-за этой несносной девицы, которая просто взбесила его своим невозможным поведением. Именно эта, строптивая изменница спровоцировала у него приступ дикой ревности, когда удалилась с его врагом в зимний сад для интимного разговора. Корнилов осознавал, что он, как дурак, вместо того, чтобы выполнять порученное ему важное задание, последние часы наблюдал не за Наполеоном, а за Лизой. А затем, проследив за молодыми людьми в зимнем саду, подслушал их разговор. А далее, совсем потеряв голову, он думал только о том, как расстроить их тайную встречу. Корнилов молниеносно придумал, как спровадить из Собрания Самойлова, послав ему липовую срочную записку от русского посланника. А затем, занялся этой коварной девицей. И в итоге, словно одержимый дурак искупал ее в фонтане, когда она посмела вновь сопротивляться ему.

Из-за всей этой ненормальной трагичной кутерьмы, Павел совершенно позабыл о Наполеоне. И теперь, узурпатор опять ушел от его пули, и во всем была виновата эта интриганка, которая не только не помогала ему в делах, а все делала как будто назло ему, как будто специально вставляя палки в колеса и мешая выполнять ему задание.