Витязь, стр. 93

— Через четверть часа я буду готова, — ответила она.

Корнилов кивнул и, отойдя от нее, начал раздеваться. Как солдат он стремительно скинул с себя черный сюртук, штаны и рубашку, небрежно бросив несвежую одежду на стул. А затем проследовал полуобнаженный в туалетную комнату. Быстро умывшись, он достал нужное обмундирование и так же проворно облачился в парадный гусарский мундир и сапоги. Когда он закончил, Лиза уже взяла маленькую бархатную сумочку и обернулась к нему. Он подошел к ней, и чуть наклонившись к ее ушку, тихо произнес:

— Я хотел сказать вам одну вещь, — его взор стал серьезным и мрачным.

— Да?

— Запомните… если со мной что-либо случится, вы должны, незамедлительно, ехать в русскую миссию. Там вас защитят. Вы поняли меня, Елизавета Андреевна?

— А что с вами может случиться?

— Все может быть. А теперь, поедемте, — он галантно подставил ей локоть. — Надо прибыть во дворец ранее корсиканца.


Париж, Дворец Почетного Легиона,

1815 год, Апрель, 25, вечер

Павел стоял за густыми цветущими кустарниками. Его рука сжимала рукоятку пистолета железной умелой хваткой. Его взор орлиный напряженный и жесткий был направлен на темноволосого человека в темно-синем фраке, который вышел из кареты под руку с дамой.

Накануне Корнилов получил приказ от князя Горчакова из России. В нем ставилась задача — как можно быстрее устранить физически Наполеона Бонапарта, но сделать это было надобно тайно и умело, да так, чтобы никто не мог догадаться, что это сделано руками русских. Павел понял, что лучшего места, как это мероприятие не найти.

Среднего роста коренастый, Наполеон Бонапарт, император Франции, великий полководец, имел мечтательную, страстную натуру. Железная воля, твердый характер, дар великого полководца и звездная удача, сопровождали корсиканца всю жизнь и, в эту пору, были рядом с ним. Ведь, только человек таких качеств мог повторно занять трон Франции, иметь грандиозную поддержку французского народа и заставить вновь трепетать от страха своих врагов.

Наполеон приблизился и уже вступил на дорожку, ведущую ко дворцу. Довольно большое расстояние отделяло Корнилова от его цели, но Павел был искусным стрелком, и это не беспокоило его. Он знал, что с этого места он, наверняка, попадет. Павел взвел курок. Он был готов. Его рука напряглась, и он направил дуло пистолета по траектории в висок узурпатора. Корнилов не боялся, что его схватят и за свою жизнь. Он опасался только одного — провалить задание, а так же того, что будет обнаружено, что покушение задумано русскими. Тогда Российская империя может быть втянута в новую войну. Еще он боялся за Лизу, которая так же подвергалась смертельной опасности.

Бонапарт уже находился на минимальном расстоянии и Корнилов осознал, что момент настал. Он прищурился и дал себе внутренний сигнал. Но в следующий миг, позади, раздался шорох. Павел резко обернулся и увидел в пяти шагах от себя светлое пятно женщины. Он резко инстинктивно перевел дуло пистолета на женщину и тут же побледнев, убрал палец с курка.

— Какого рожна вы здесь делаете? — прошипел он, глядя, на Лизу, которая уже приблизилась к нему.

Бледная, словно полотно, Лиза остановилась рядом с молодым человеком.

— Я не могла и предположить, что вам дадут задание подобного рода, — прошептала она, смотря пронизывающим взором в его суровое мужественное лицо.

— Стойте тихо или убирайтесь, — буркнул Корнилов, и вновь обернувшись к нужному объекту, прицелился.

Но корсиканец уже шествовал боком к нему. Высокая дама, семенившая справа от Бонапарта, загораживала его от Корнилова. Павел начал нервно перемещать дуло пистолета, видя, что дама мешает ему. Она могла стать невинной жертвой. Корнилов нахмурился и, стиснув зубы, упорно пытался выкроить хоть край головы корсиканца. Но женщина была чуть выше, и лишь на краткие моменты времени Наполеон становился хорошей мишенью. Но лишь Корнилов собирался нажать на курок, как темноволосая дама вновь становилась на пути. Через несколько мгновений, корсиканец со своей спутницей и приближенными приблизился к двери в Собрание и скрылся в здании. Поняв, что провалил ответственное задание, Корнилов сквозь зубы глухо выругался, понимая, что не смог выполнить архиважное поручение. И виной тому была эта невозможная девица, стоящая рядом. Она отвлекла его, как раз в тот миг, когда у него был единственный шанс убить узурпатора.

Молодой человек, умелым движением убрав пистолет, медленно повернулся к Лизе и, испепеляя ее темным злым взором, тихо процедил:

— Зачем вы здесь? — Однако, ее огромные чудные глаза с поволокой смотрели на него так покорно и с такой нежностью, что злость Павла мгновенно испарилась. Осознавая, что возможно у него еще будет один шанс позже, когда корсиканца буде выходить из Собрания, он уже более спокойно тихо, добавил. — Вы что следили за мной?

— Немного, — заметила Лиза.

— И зачем это?

— Вы так стремительно покинули меня, что я подумала…

— О чем же?

Лиза смутилась. Про себя она подумала, что хотела проследить за молодым человеком тайком, чтобы застать его с Шарлоттой и удостовериться, что он до сих пор имеет отношения с этой женщиной.

— Да так, — полепетала она, опуская глаза, понимая, как глупо теперь это выглядит. И решив сменить тему, быстро добавила, поднимая на него взор. — И вы готовы стрелять в безоружного человека?

— Я солдат и исполняю приказ, — без эмоций произнес он.

— Но это не гуманно и бесчеловечно. Вот так, из-за кустов убивать человека, который беззащитен.

— Ваши понятия о морали, Елизавета Андреевна, в данный момент, совершенно некстати. Пока этот человек жив, всегда есть вероятность начала новой войны. Мир будет нарушен и в конфликт опять будут втянуты многие страны. Погибнут тысячи людей и ради чего? Поверьте, если я могу избавить людей от повторения этой кровавой бойни, я ни на секунду не задумаюсь и выстрелю.

— Вы слишком категоричны.

— Нынче время упущено. Он в зале. И сделать ничего нельзя, ибо никто не должен знать, кто за этим стоит. Надо не упустить его, когда он будет покидать Собрание.

— Вернемся в зал? — спросила Лиза тихо, в душе довольная тем, что Корнилов совсем не искал встреч с Шарлоттой, а исполнял приказ Горчакова.

— Возвращайтесь в зал одна, — отрывисто приказал Павел. — Мне надо кое с кем переговорить.

— С Шарлоттой д’Эстен? — спросила она с вызовом.

— Это вас не касается.

— Вы грубы, как и всегда, — пролепетала она обиженно, опуская печальный взор.

— Вы помешали мне и я недоволен вами, сударыня. Проследите за Наполеоном, чуть позже я переговорю с вами. И прекратите тайком следить за мной и ходить по пятам, вы поняли?

— Я лишь искала вас, чтобы сказать — в моей карте свободна мазурка.