Витязь, стр. 77

Лиза, приподнялась на руках, склонилась над ним. Она ласково провела ладонью по его спине.

— Уберите руки, — прошипел Павел. — Неужели вы не видите, до какого состояния довели меня?

Но Лиза не убрала руку с его спины, а ее пальчики вновь начали ласкать его широкую спину. Мало того она наклонилась сильнее и приникла горячими губами к его шее сзади.

Замерев, Корнилов напрягся всем телом и резко повернулся к ней. Лиза чуть отстранилась.

— Что за игру вы затеяли? — выдохнул он хрипло, испепеляя ее обжигающим взором.

— Вы нужны мне теперь, — пролепетала Лиза тихо, и ее личико приблизилось к его губам.

Павел с исступлением и горечью вперил взор в эту прелестницу с распущенными золотыми волосами. Ее сверкающие зеленые озера глаз, словно зазывали его и манили. Лишь миг длились его сомнения. Застонав, он обхватил головку Лизы руками и впился в ее губы, переворачивая ее на спину. Придавив ее к кровати всем телом, молодой человек ощутил, как все его мысли заполонило дикое неистовое желание и сумасшедшая страсть к этой юной сирене. Он целовал ее яростно, безумно, а его руки ласкали ее тело, стаскивая с нее остатки одежды. Лиза отвечала на его неистовство и порыв и чуть постанывала под его сильными нежными руками, обвив молодого человека словно лиана. Все произошло стремительно.

После бурного соития, Корнилов, оторвался от молодой женщины и тяжело упал на спину. Прикрыв глаза, он попытался прийти в себя. И в этот момент его мысли пронзила мрачная пугающая истина. Он понял, что совершил чудовищную ошибку. Поддавшись своей страсти, он вновь не сдержался и снова овладел этой коварной изменницей, которую он поклялся избегать.

Он услышал, как Лиза встала с кровати. Чуть приоткрыв глаза, Павел отразил, как она совершенно обнаженная, прошлась по спальне и потушила свечи. Комната освещалась лишь лунным светом, который лился через окно спальни. Вернувшись в кровать, Лиза приникла к нему всем телом и ласково прижалась к его шее губами.

— Вы специально мучаете меня? — хрипло спросил Павел, ощущая дикое желание снова обнять ее.

— Я лишь хочу подарить вам радость… — ответила Лиза страстно. Она так давно ждала его. Этот мужчина занимал все ее существо, все ее мысли. Только рядом с ним она чувствовала себя живой.

Павел, тут же, обвил ее стройный стан руками, перевернув на спину. Горячими поцелуями он начал покрывать ее личико, а затем и тело, спускаясь к ногам, думая лишь об одном — она желает его так же сильно, как он ее.

Уже после полуночи, устав от сладострастия, они заснули крепким сном в объятиях друг друга.

Глава III. Самойлов

Корнилов проснулся с каким-то радостным счастливым чувством. Едва открыв глаза, он ощутил, как вдыхает свежий лавандовый запах ее волос, а ее нежное упругое тело прижато к его груди. Лиза лежала спиной к нему. Одна рука его властно обвивала стан молодой женщины под грудью, а ее головка лежала на изгибе другого его локтя. Сразу же вспомнив свое ночное помешательство, Павел едва не застонал от бессилия. Он отчетливо вспомнил, как не смог сдержаться и, отвечая на призывы зеленоокой сирены, все требовал от нее продолжения ласк, которые она с удовольствием дарила ему. Молодой человек чувствовал, что, в сей миг, образ этой коварной соблазнительницы заполняет не только все его существо, но и его сердце настолько, что это причиняло боль. Он осознал, что сам во всем виноват. Надо было сразу же пресечь все ее попытки соблазнить его и ретироваться из спальни, но он не смог.

И виновата в его падении была, как раз таки, она. Эта она соблазняла его своими бесстыдными движениями и речами. И он не сдержался. Но больше он злился на самого себя. Он предполагал, что достаточно выдержан, и ему будет легко устоять перед своими животными инстинктами и не поддаться на зов сирены. Но стоило Лизе прикоснуться к нему своими сладкими губами, как его неприступные бастионы мгновенно пали к ее прелестным ножкам. Вероятно, она специально соблазнила его, чтобы доказать и себе и ему, что он желает ее до сих пор. В первую близость он был пьян и решил, что его неуправляемое вожделение было вызвано этим. Но сегодняшней ночью он был совершенно трезв и, так же, не смог устоять.

Корнилов резко отодвинул молодую женщину от себя и попытался встать. Лиза проснулась и, чуть приподнявшись на руках, непонимающе посмотрела на него.

— То, что произошло сегодняшней ночью, было лишь игрой, — произнес молодой человек сквозь сжатые зубы. Он проворно встал с кровати и, повернувшись к ней спиной, начал натягивать панталоны. — В которую должна была поверить моя тетка. Я не желал вас, как и вы меня. Больше этого не должно повториться.

Лиза смотрела на его обнаженную, большую спину и к ее горлу подступил ком.

— Говорите только за себя, — сказала она с горечью.

— Что? — обернулся к ней Павел. Она сидела на кровати, а ее шелковые густые волосы, закрывали верхнюю часть ее обнаженной груди. Она была невероятно хороша и желанна в этот миг. Павел судорожно сглотнул и понял, что надо, немедленно, прекратить эти игры и речи, которые ни к чему хорошему не приведут. Он нахмурился и глухо произнес. — Вы желали меня? Ну, милая, я думаю, что в эту ночь удовлетворил вас достаточно, — закончил он холодно.

Отвернувшись от нее, он начал надевать рубашку.

«Как он смеет так унижать меня?» — думала Лиза, ощущая себя мерзко. Она видела, что он недоволен, а его лицо нервно и мрачно. Он быстро ретировался в ванную и уже через несколько минут вылетел оттуда, наскоро умывшись. Лиза отметила, что его настроение вновь изменилось и, теперь, Корнилов был уже зол. Очевидно, еще сильнее накрутив себя за это время, молодой человек, словно ужаленный, начал быстро рыться в шкафу подбирая одежду.

Лиза, стараясь держаться и не заплакать от его обидного поведения, встала и, накинув пеньюар, прошла в ванную комнату. Она не понимала, что произошло в это утро, и отчего этот мужчина, который был так ласков, жаден до ласк и неистов в эту ночь, вдруг превратился в бурчащего злого нелюдима, который жалел о том, что произошло. Лиза с горечью понимала, что сама виновата в том, что он так обращался с ней. Вчера она сама первая начала ласкать его. Ей так хотелось показать ему, какой она может быть страстной, чтобы он позабыл об этой темноволосой Шарлотте.

Когда она вышла из ванной комнаты, Павел уже был при полной экипировке в гусарской форме. Он стоял, словно истукан у кровати, в напряженной позе и, вмиг устремив на нее мрачный взор, грозно спросил:

— Как это понимать, сударыня?

Лиза увидела в его руке письмо на голубой бумаге и сразу же поняла, что это письмо от герцога, присланное ей два дня назад. Спрятав, молодая женщина хранила его в потайном шкафчике секретера, ключ от которого был только у нее.

— Как вы открыли ящик? — опешила она.

— Я спросил, что это такое? — добавил Корнилов уже угрожающе и сделал два шага к ней. Она видела, что его лицо хмуро, а глаза сверкают темным неприятным светом.