Витязь, стр. 56

— Каким ты стал! — воскликнула по-французски Жанна, чуть отстранившись от высокой фигуры Павла и глядя на него снизу вверх, добавила. — Возмужал. Я видела тебя последний раз лет тринадцать назад, как раз, когда ты окончил кадетский корпус. Ну, красавец! Наслышана о твоих военных подвигах. Твой отец хоть иногда пишет мне, да тебя все расхваливает.

— Да бросьте, тетушка, какие подвиги, — отмахнулся молодой человек.

— Ну-ну, не скромничай, — добавила графиня Жанна и, наконец, отвернулась от Павла. Внимательным изучающим взором графиня осмотрела молодую женщину, стоявшую за Корниловым. На вид ей было лет восемнадцать. Непозволительно юная, красивая и какая-то светящаяся изнутри, она показалась графине невероятно интересной. — Позволь! — встрепенулась Жанна де Майи, отстраняя Павла. — Это прелестное создание и есть твоя жена?

— Да, Елизавета Андреевна, я писал вам о ней пару строк, — представил молодую женщину Павел и тоже обернулся к Лизе.

Жанна подошла к Лизе и, улыбнувшись ей, воскликнула:

— Вы восхитительны, милочка!

— Здравствуйте, мадам, — в ответ произнесла Лиза по-французски и улыбнулась.

— Не думала, что ты сможешь жениться на такой красавице! С твоим-то крутым нравом, все прелестные девушки всегда сбегали от тебя.

— Прям сбегали? — хмуро спросил Павел. — Просто некоторые их них не заслуживали моего расположения. Оттого, я и не старался удержать их, — при этих словах он так красноречиво посмотрел на Лизу, которая в этот миг тоже подняла на него глаза, что молодая женщина побледнела, отчетливо понимая, что он говорит о ней.

— Значит Луиза, смогла укротить тебя, раз ты женился на ней? — сказала довольно Жанна, улыбаясь Лизе, которая после фразы Павла с досадой поджала губки.

— Я вам что, дикий мустанг, чтобы укрощать меня, тетушка?! — уже возмущенно воскликнул молодой человек.

— Ну-ну, не сердись! — примиряющее заметила Жанна. — Я так рада вашему приезду. Наконец, то ты вспомнил, что у тебя есть тетка. Пойдемте, я покажу вам ваши покои, чтобы Вы могли отдохнуть с дороги.


Особняк графини де Майи был построен в стиле рококо, который придавал дому особую легкость, приветливость и даже некоторую игривость. Главный фасад здания был украшен четырьмя колоннами, скрученными винтообразно. Высокие пилястры обрамляли окна, а крыша была по краю опоясана балюстрадой, украшенной диковинными вазами. От парадной части дома отходили два небольших крыла и поэтому внутренний двор был ограничен с трех сторон. С задней стороны особняка располагался небольшой сад с фонтаном. По обеим сторонам аллеи, которая вела к фонтану, были посажены дубы. На первом этаже дома графини де Майи находились голубая гостиная, столовая, музыкальный салон и кабинет. Из просторной парадной наверх поднималась лестница, украшенная на выступах небольшими античными статуями. На верхнем этаже располагались биллиардная, семь спален для гостей и розовый будуар графини.

Благодаря своей хитрости, гибкому характеру и умению подстраиваться под быстро меняющиеся времена и власть во Франции графине де Майи удалось за последние десятилетия сохранить не только свой особняк и несколько провинциальных деревень в своем владении, но и не потерять свое влияние в высших кругах знати.

Графиня проводила молодых людей в просторную спальню, выполненную в бледно-фиолетовых тонах. Стены ее украшались белыми лепными плафонами, на которых были изображены причудливые цветочные гирлянды. Покрывало на кровати и шторы были сделаны из одинакового тяжелого бархата бледно-фиолетового цвета, на натертом до блеска полу, лежал белый персидский ковер, а за изящной решеткой в камине пылал огонь. К комнате примыкал ванный кабинет.

— Ваша комната, — пояснила Жанна.

— Наша? — переспросил Павел.

— Ну да.

— А разве у вас нет смежных спален? — спросил огорченно Корнилов.

— Есть, конечно, — кивнула графиня. — Но, я прекрасно понимаю Ваши чувства, — она как-то хитро заулыбалась и добавила. — И понимаю, что вам надобно побольше быть вдвоем. Ведь, вы только поженились и, естественно, мечтаете об уютном тесном гнездышке.

— Не думаю, что… — заикнулся Павел, как будто, немедленно собираясь требовать отдельную спальню для себя, а затем, видимо, решил высказать графине, что они вообще не женаты. Именно это, подумала в ужасе Лиза. Она притиснулась вплотную к Корнилову и, стремительно обхватив его запястье своей ладонью, со всей силы впилась коготками в его кожу, заставляя замолчать. Молодой человек оторопел от ее поведения и вперился в молодую женщину недовольным взором серо-зеленых глаз и замолчал.

— Благодарю вас, мадам, — быстро ответила Лиза, боясь, что Корнилов все испортит. — Очень красивая комната. И какая просторная! — добавила молодая женщина, пронзительно посмотрев на Павла, и внушая ему мысленно, чтобы он начал думать, что говорит.

— Утром здесь все залито солнечным светом, — произнесла мечтательно графиня, поправляя портьеру.

— Но… — начал опять Павел.

— Я так рада, что мы будем жить у вас, мадам, — воскликнула Лиза. И с укором посмотрела на молодого человека. Поняв, что она права, Корнилов недовольно выдернул свою кисть из цепких пальчиков молодой женщины, поджал губы и отошел к камину, демонстративно отвернувшись от женщин.

— Что ж, располагайтесь, — проворковала Жанна и направилась к двери. — Не буду вам мешать, мои голубки. — Уже у выхода графиня обернулась, заметив. — Луиза я пришлю тебе Фи-фи, твою горничную. Она поможет тебе разобрать вещи.

— Спасибо, мадам.

Когда дверь за графиней Жанной закрылась, Корнилов резко повернулся к Лизе и хмуро посмотрел на нее.

— Я не буду спать с вами в одной комнате! — произнес он грудным голосом.

— Да перестаньте вести себя, словно ребенок, — возмущенно воскликнула Лиза. — Для всех мы муж и жена. И это нормально спать в одной комнате.

Павел понимал, что она права. Но, находиться постоянно рядом с этой соблазнительницей, один вид которой вызывал в нем бурю эмоций, было просто невыносимым испытанием. А уж спать с ней рядом на одной постели просто пыткой. Корнилов тупо уставился на постель.

— Мне это все не нравится, — не унимался он.

— Вы желаете, что бы все узнали об истинных целях нашей поездки в Париж?

— Разумеется, нет! — ответил молодой человек недовольно.

— Тогда не нужно делать из всего трагедию.

«Конечно, ей все равно, — думал мрачно Павел, смотря на Лизу, которая повернулась к нему спиной и начала осматривать шкаф для одежды. — Она даже не понимает, каких усилий стоит мне не то, что спать с ней рядом, а просто смотреть на нее». В тот момент Лиза наклонилась, пытаясь освободить юбку, которая зацепилась за ножку стула. Корнилов вмиг же уставился жадным взором на верхнюю часть ее юбки, которая отчетливо облегала ее округлые соблазнительные бедра. Воспоминания Павла, немедля, же вызвали картину из прошлого, того времени, когда они любили друг друга в старом забытом амбаре. Перед глазами молодого человека все поплыло. Чувствуя, что теряет над собой контроль, Корнилов нецензурно выругался сквозь сжатые зубы.