Крепостная, стр. 96

Елагин только недовольно взглянул на нее, в душе не соглашаясь с доводами девушки. Долго пронзительно смотрел на нее и через пару минут предложил:

— Поехали прямо сейчас в Чубарово и обвенчаемся.

— Сейчас?

— Ну да. Обвенчаемся. А потом князю грамоту покажем, и уж он тогда точно не сможет разлучить нас.

— Нет, это невозможно, — замотала головой Груша. — Ты же знаешь, священник без дозволения Урусова не имеет права обвенчать меня. Венчание будет незаконным.

— Знаю, — произнес Андрей глухо. — Но сердцем чую, что надо уезжать нам до того, как Урусов вернется. Послушай, горлинка моя, я ведь дело говорю, поехали!

— Ну, хорошо, — уже сдалась Груша. — Дай мне сроку до завтра. Я поутру тебе скажу.

— Договорились. До завтра, до утра, — заулыбался Елагин, понимая, что сломил сопротивление девушки, и она почти уже согласилась с ним. Приблизив свои губы вплотную к ее губам, он добавил: — А после обеда я в Москву поеду за документами.

Груша лишь на миг напряглась, понимая, насколько молодой человек упертый, так как, видимо даже не сомневался, что все будет так, как он задумал и решил.

Молодые люди вернулись в усадьбу спустя час и въехали в имение разными дорогами, чтобы не вызвать кривотолков. В тот день они больше не виделись.


На следующее утро Груша проснулась с мыслью о том, что все же надо дождаться Урусова и постараться все решить законным путем. Еще до завтрака она узнала, что Елагин на рассвете уехал по срочному делу в Чубарово и должен был вернуться к обеду. Девушка, тоскуя о молодом человеке, чтобы забыться, все утро провела в оранжерее.

После обеда Груша прошлась по имению, а чуть позже долго гуляла у главных чугунных ворот при въезде, с трепетом ожидая возвращения Елагина. Она хотела видеть его. Но отчего-то тот никак не возвращался. Спустя час она прогуливалась уже по парку, вздыхая и думая только о молодом человеке, о его ласках, нежности, о его любовных словах.

В какой-то момент она отчетливо заслышала позади тяжелые быстрые шаги. Груша резко обернулась и увидела Елагина, который стремительно приближался к ней. Она замедлила шаг и улыбнулась. Андрей быстро преодолел расстояние между ними и без предисловий стиснул девушку в своих сильных руках, впиваясь страстным поцелуем в ее губы. Лишь на миг она забылась, ответив на его поцелуй, но уже спустя минуту почти вырвалась из объятий и предостерегающе прошептала:

— Андрюша, увидят…

Он нахмурился и заставил себя выпустить девушку. Отодвинулся от Груши, но все же остался стоять в шаге от нее.

— Как ты почивал? — спросила Груша ласково, проведя пальчиками по его щеке, но тут же опустив руку, оглядываясь по сторонам. Вокруг никого не было, и лишь вдалеке, у дворца, наблюдалось некоторое движение дворовых. Отметив, что вряд ли их с Андреем заметят здесь, в саду, она вновь повернулась. На лице Елагина было написано беспокойство и тревога.

— Плохо.

— Отчего же? — обеспокоенно спросила она.

— Оттого что ночью тебя не было рядом, лапушка…

Груша смутилась от его откровенности и печально улыбнулась.

— Я тоже едва уснула.

— У меня скверное известие, — заметил Елагин, испепеляя ее темным взором. — Я только что получил телеграмму от князя. Он приезжает через два дня, — продолжал мрачно молодой человек. Он взял Грушу за локоть, склоняясь к ней. — Мы должны бежать немедля, сегодня же ночью!

— Нет, Андрей, — ответила Груша как-то нервно.

— Что значит, нет? — недовольно заметил он. — Времени нет. Сегодня же ночью уедем в Петербург. Там я постараюсь быстро выправить нам нужные документы. Поживем пока в одной из гостиниц тайно, а через пару дней отправимся за границу. Здесь оставаться опасно, пойми, Грушенька!

— Надо все обдумать, — произнесла она тихо.

Девушка понимала, что они очень рискуют, замышляя побег. Она боялась за Андрея, он не должен был пострадать из-за того, что помог крепостной бежать. Эти мысли вихрем пронесись в ее голове, и Груша не могла никак решить, стоит ли ее свобода того, чтобы Андрей заплатил за нее своей.

— Чего думать-то? — взъерошился Елагин. — Полагаешь, я стану спокойно смотреть, как Урусов обнимает тебя?

— Я не позволю ему более ничего, поверь, — успокоила Груша и устремила на него любовный взор. Она отметила мрачное и суровое выражение его лица и поняла, что Елагин не доверяет ей. — Ты не веришь мне?

— Нет, — ответил быстро, не сомневаясь, Андрей.

— Почему? Считаешь, я не смогу держать его на расстоянии?

— Думаю, нет.

— Но с чего ты взял, что я не смогу устоять перед ним?

— Во-первых, ты его крепостная, и он имеет на тебя все права. Во-вторых, ты уже отдалась ему, и вряд ли Урусов просто так отступится от тебя, — заметил он мрачно, испепеляя ее горящим взором.

— Я смогу, вот увидишь.

— Не удержать тебе его на расстоянии, Груша, — с горечью вымолвил он. — Князь даже спрашивать тебя не станет. Он хозяин тебе, — вымолвил Елагин с болью. — А ты крепостная его. Против него пойдешь, тебе же хуже будет. Пойми, девочка моя, бежать нам надо как можно скорее.

— А если все же Урусов даст мне вольную? — начала Груша.

— Твою мать! Ты опять про этот бред? — выпалил Елагин яростно.

— Послушай меня, — начала она, но Андрей, уже до боли сжав ее локоть, угрожающе наклонился и выпалил:

— Ты что, специально хочешь вывести меня из себя?! Что ты упираешься?!

— Я же о тебе боюсь, Андрюша! — воскликнула девушка в отчаянии. — В Сибирь тебя сошлют, если поймают нас.

— И что же? — выпалил Елагин. — Не боюсь я этого. А более опасаюсь того, что, если не успеем мы до приезда князя, никогда не быть нам вместе! Чувствую я это! Пойми ты, несмышленая девица!

Андрей недовольно пожирал девушку глазами и кусал губы, не понимая, отчего Груша так нерешительна.

— Аграфена Сергеевна! — раздался голос Дуняши, крепостной девицы, которая приблизилась к ним. Елагин быстро выпустил руку девушки. Груша невольно попятилась от него.

— Никакого покою нет! — взорвался Андрей, недовольный тем, что их прервали. — Чего тебе, Дунька? — спросил он, обернувшись к рыжей девице.

— Князь приехал! Вас ищет! С ним Татьяна Николаевна, — выпалила Дуня на одном дыхании.

Груша замерла, а Андрей как-то мрачно нахмурился.

— Ступай, Авдотья! Аграфена Сергеевна скоро придет, — скомандовал Андрей и строго посмотрел на Дуню. Крепостная замялась. — Ну, кому сказал! — уже повышая голос, прикрикнул на нее Андрей.

Дуня быстро поспешила прочь.

Когда девушка исчезла из виду, Груша обратила взор на Елагина и вымолвила:

— Он же написал, что через два дня…