Крепостная, стр. 113

— Оставляйте, — кивнул Егор. — Я непременно передам.

Через четверть часа Груша уже покинула порт и направилась к дому. На ходу поймав извозчика, она добралась до нужной улицы и быстро подошла к двери. Ей открыла Марфуша, невысокая полная женщина лет сорока, которая служила у Елагиных кухаркой и экономкой в одном лице, а заодно присматривала за маленькой Аней.

— Марфуша, собери побыстрее несколько платьев для Ани и пару игрушек, — сходу приказала Груша, снимая белый кружевной платок и кидая его на пуфик, стоящий у входа.

Марфа с трехлетней малышкой на руках, ничего не понимая, спросила:

— Зачем, барыня?

— Мы уезжаем, — сухо объяснила Груша и, не снимая уличных ботинок, направилась по лестнице в спальню, намереваясь как можно скорее собрать вещи, пока не вернулся муж.

Вдруг раздался звук дверного колокольчика. Груша, едва поднявшись на первые две ступеньки, затравлено обернулась. Марфуша, поставив Аню на пол, поспешила к двери.

— Не открывай! — вскрикнула Елагина, бегом спускаясь вниз. Марфа замерла у двери и удивленно посмотрела на хозяйку.

— Да что случилось, барыня? — спросила Марфа. — Вы так напуганы, на вас лица нет!

Звонок раздался снова уже более требовательно. Груша, оттянув женщину от двери, тихо прошептала:

— Не надо открывать, мы же не знаем, кто там, — объяснила Груша. — У Андрея ключи есть.

— А вдруг это почтальон? — спросила Марфуша.

Груша посмотрела на настенные часы. Прошло всего два часа, как она покинула графский дворец, вряд ли Урусов успел узнать, где она живет. Чуть успокоившись, молодая женщина подошла к двери и спросила:

— Кто там?

— Посыльный, — раздался молодой голос. Груша посмотрела в глазок и увидела юношу в зеленой форме почтальона. — Телеграмма для господина Елагина.

Груша облегченно выдохнула и повернулась к Марфе.

— Иди, Марфуша, собирай вещи Ани, я тоже скоро приду. Нам надо срочно уехать на время.

Марфа, пожав плечами, подошла к малышке.

— Пойдем, Анюта, мама велела твои вещи собрать.

— А я хочу на лошадке покататься! — вдруг заявила Аня и отдернула руку, чтобы Марфуша не смогла увести ее.

Груша, уже открывая дверь, невольно обернулась к дочери и экономке, строго сказав:

— Анюта, я велела тебе идти с Марфушей!

Когда молодая женщина повернулась к посыльному, которого ожидала увидеть на пороге, она обомлела. Высокая фигура князя Урусова загородила весь дверной проем. Груша ахнула от ужаса и попыталась захлопнуть входную дверь. Но было уже поздно. Константин выставил ногу в проем и силой налег на створку. Бесцеремонно ворвавшись внутрь, князь захлопнул дверь и впился глазами в Грушу, которая едва успела отбежать.

Сверкающим взглядом, он оглядел двух женщин и маленькую девочку, которая от испуга прижалась к юбке матери. Константин хищно оскалился.

— Неужели это вы, Аграфена Сергеевна? — ехидно произнес Урусов низким баритоном.

На Грушу вмиг нахлынули все тревожные и гнетущие воспоминания пятилетней давности, когда она зависела от этого ужасного человека. Его преследования с первого же дня. Ненавистные подарки, которыми он заваливал ее. Его дикая, необузданная страсть. Постоянные угрозы. Наконец, незаслуженное наказание за непокорность на конюшне. Тогда она была в его власти, но сейчас она была свободна и чувствовала в себе силы противостоять его напору.

Марфа, нахмурилась, не понимая, что происходит. Отчего этот господин ворвался в их дом и называет ее хозяйку Аграфеной, а не Александрой.

— Уходите из моего дома, — произнесла сдавленно Груша.

Константин перевел взгляд на малышку, которая испуганно смотрела на него. Светлые волосы и хорошенькое маленькое личико, она очень походила на Грушу. Лишь голубые глаза были немого другие.

— Твоя дочь похожа на тебя, — тихо сказал Константин и снова перевел взгляд на Грушу. — Милейшая, уведите девочку, — обратился он уже к служанке. — Нам с Аграфеной Сергеевной надо поговорить.

— Но, — замялась Марфуша, опасаясь оставлять хозяйку наедине с этим незнакомцем с угрожающим выражением на лице.

— Я не буду разговаривать с вами! — выпалила гневно Груша.

— А я думаю, нам есть, о чем поговорить, — заявил Урусов и сделал два шага к женщинам. — Или ты предпочитаешь поехать со мной и обсудить все у меня во дворце?

— Я никуда не поеду! — возмутилась Груша, чуть отступая. — Убирайтесь из моего дома!

— Ты посмотри, как она заговорила, — прошипел Урусов, и его глаза загорелись темным огнем. — И кто же помешает мне увезти тебя? Может быть, твоя служанка?

Груша поняла, что им не справиться с ним даже вдвоем. А в доме больше никого не было. Тем более Аня могла испугаться потасовки и заплакать. Она решила пойти на уступку, чтобы выиграть время. Может, Андрей вот-вот вернется. Сделав над собой усилие, Груша холодно заявила Урусову:

— Я поговорю с вами, — обернувшись к ничего не понимающей служанке, она мрачно велела: — Марфуша, идите в детскую.

Та хотела что-то возразить, но, увидев убийственный взгляд высокого незнакомца, взяла Аню на руки и быстро направилась вверх по лестнице.

— Следуйте за мной, — сказала Груша и прошла в соседний кабинет.

Глава VII. Безумец

Константин застыл у двери и с обожанием посмотрел на молодую женщину, которая стояла около письменного стола. Ворвавшись в его жизнь так неожиданно, Груша взбудоражила в Урусове все безумные чувства и желания, которые он так долго сдерживал. «Сколько ей лет? Немногим более двадцати», — думал Константин, отмечая, что ее взгляд изменился.

Сейчас перед ним стояла не та юная, стыдливая девушка, которая опускала глаза в пол. Перед ним была молодая женщина с невероятно чувственным, призывным взглядом, который заворожил Урусова настолько, что он, как под гипнозом, начал медленно приближаться к этой сирене с фиолетовыми колдовскими глазами.

Груша холодно смотрела на Константина и пыталась не поддаться страху, который вполз в ее существо, едва она увидела князя на пороге своего дома. «Теперь он не мой хозяин и не может принудить меня», — думала она, храбрясь. Надо попробовать его убедить, что он ничего не добьется, и, возможно, он уйдет по-хорошему.

— Ты стала еще прекраснее, малышка, — прошептал он глухо, делая к ней еще пару шагов.

— Не подходите! — жестом остановила его Груша, отметив, что за пять лет Константин сильно постарел. Некогда светлые блестящие волосы его стали чуть пепельного оттенка из-за преждевременно появившейся седины. Большие серебристые глаза князя имели сейчас грязно-серый оттенок, а красивое лицо было искажено нервной мимикой и небольшими морщинами.