Мифы Древней Греции, стр. 58

1. Женитьба Кадма на Гармонии в присутствии двенадцати олимпийских богов напоминает свадьбу Пелея и Фетиды (см. 81.l) и, вероятно, свидетельствует о признании всеми эллинами захвативших Фивы кадмейцев, которые получили поддержку афинян и были должным образом посвящены в Самофракийские мистерии. То, что Кадм основал Бутою, говорит о желании иллирийцев считаться с греками и участвовать в Олимпийских играх. Кадму должен был принадлежать оракул в Иллирии, поскольку он изображался там в образе змея. Львы, в которых, как утверждают, были превращены Кадм и Гармония, были, возможно, основаниями аниконического изображения Великой богини, как на знаменитых «Львиных вратах» в Микенах. Мифограф предполагает, что в старости, когда кончался срок его царствования, Кадму разрешили уехать и основать колонию, а не предали его смерти (см. 117.5).

60. Бел и данаиды

Царь Бел, правивший в Хеммисе, что в Фиванской области, был сыном Ливии и Посейдона и братом-близнецом Агенора. Его жена Анхиноя, дочь Нила, родила ему близнецов Эгипта и Даная и еще одного сына Кефея1.

b. Эгипт получил в царство Аравию, но подчинил себе также и страну меламподов, которую назвал в свою честь Египтом. От разных матерей — ливиек, арабок, финикиек и проч. — у него родилось пятьдесят сыновей. Данай, которого отправили управлять Ливией, имел пятьдесят дочерей, называвшихся данаидами, причем все они родились также от разных матерей — наяд, гамадриад, египетских принцесс из Элефантины и Мемфиса, эфиопок и проч.

c. Когда Бел умер, близнецы поссорились из-за наследства. В качестве жеста примирения Эгипт предложил поженить пятьдесят его сыновей на пятидесяти дочерях Даная. Данай, предчувствуя нехорошее, отказался и, когда оракул подтвердил его опасения, что Эгипт намеревался перебить всех данаид, стал готовиться к бегству из Ливии2.

d. С помощью Афины он построил корабль для себя и своих дочерей — это было первое вышедшее в море судно с высоким носом и кормой, — и они поплыли в Грецию, остановившись на Родосе. Этому острову Данай пожертвовал статую Афины из храма, построенного в честь этой богини данаидами, три из которых умерли во время пребывания на острове. В честь умерших назвали города Линд, Иалис и Камир3.

e. С Родоса они отправились в Пелопоннес и вышли на берег у Лерны, где Данай объявил, что боги избрали его царем Аргоса. Хотя аргивский царь Геланор только засмеялся в ответ на такое заявление, его подданные в тот же вечер собрались, чтобы обсудить этот вопрос. Геланор, без сомнения, удержал бы свой трон (хотя Данай заявил, что его поддерживает сама Афина), если бы аргивяне не отложили решение этого вопроса до утра. Ночью же с холмов смело спустился волк, напал на стадо, пасшееся у городских стен, и зарезал быка, который был вожаком стада. Аргивяне посчитали это знаком того, что Данай захватит трон силой, если ему отказать, и потому уговорили Геланора отречься от престола.

f. Данай, будучи уверенным, что волком был не кто иной, как сам Аполлон, посвятил Волчьему Аполлону самое известное святилище в Аргосе и стал таким могущественным правителем, что все пеласги Греции стали называть себя данайцами. Он также построил цитадель в Аргосе, а его дочери принесли из Египта мистерии Деметры, называемые Фесмофориями, и обучили им пеласгийских женщин. Однако после дорийского нашествия на Пелопоннес больше никто не справляет Фесмофорий, кроме аркадцев4.

g. Данай обнаружил, что Арголида уже давно страдает от засухи, поскольку Посейдон, обиженный тем, что Инах объявил эту землю принадлежащей Гере, высушил в ней все реки и ручьи. Он отправил своих дочерей на поиски воды, наказав им умилостивить Посейдона любым способом. Одна из дочерей по имени Амимона, охотясь в лесу на оленя, нечаянно разбудила сатира. Тот вскочил и захотел овладеть ею, однако Посейдон, которого она призвала на помощь, швырнул в сатира свой трезубец. Убегавший сатир увернулся, и трезубец, дрожа, вонзился в скалу; Посейдон сам возлег с Амимоной, которая была довольна, что таким приятным образом сможет выполнить отцовские наставления. Услышав ее просьбу, Посейдон указал на свой трезубец и попросил ее выдернуть его из скалы. Когда она это исполнила, из трех маленьких отверстий вырвались три струйки воды. Этот источник, называемый теперь Амимоной, дает начало реке Лерна, которая не пересыхает даже в разгар лета5.

h. У источника Амимоны Ехидна родила под платаном ужасную Гидру, которая поселилась в близлежащем озере Лерна, куда за очищением приходят убийцы. Отсюда пошла поговорка: «Лерна бед»6.

i. Тем временем Эгипт отправил своих сыновей в Аргос, запретив им возвращаться, не отомстив Данаю и всей его семье. Приплыв в Аргос, они стали упрашивать Даная изменить свое решение и разрешить им жениться на его дочерях, не отказавшись, однако, от тайной мысли погубить их в брачную ночь. Когда Данай ответил отказом, они осадили Аргос. В Аргивской цитадели не было источников, и хотя данаиды научились искусству рыть колодцы и уже вырыли в городе несколько, включая четыре священных, во время осады в них воды не оказалось. Понимая, что жажда вынудит их сдаться, Данай пообещал выполнить все, о чем просят сыновья Эгипта, как только осада будет снята7.

j. Стали готовиться к общей свадьбе; Данай объявлял пары. В некоторых случаях он соединял жениха и невесту на том основании, что их матери были одного положения или же потому, что они носили похожие имена. Так, Клит, Сфенел и Хрисипп женились на Клите, Сфенеле и Хрисиппе, однако в большинстве случаев он пользовался жребием, который доставал из шлема8.

k. Во время свадебного пира Данай тайно раздал острые булавки, которые его дочери спрятали в своих прическах, и в полночь каждая вонзила их в сердце своего мужа. В живых остался только один: по совету Артемиды, Гипермнестра пощадила Линкея, поскольку тот не посягнул на ее девственность, и помогла ему бежать в город Линкею, находившийся в шестидесяти стадиях от Аргоса. Гипермнестра попросила Линкея, чтобы, добравшись до места, он сразу же зажег огонь, а она ответит ему таким же огнем из цитадели. В память об этом договоре аргивяне до сих пор каждый год зажигают огни. Узнав на рассвете, что Гипермнестра не повиновалась ему, Данай решил, что она будет осуждена на смерть, но аргивские судьи оправдали ее, за что она воздвигла статую Афродиты Победительницы в святилище Волчьего Аполлона, а одно из святилищ посвятила Артемиде Преследовательнице9.

l. Головы убитых мужей похоронили на берегу Лерны, а их тела со всеми почестями погребли у стен Аргоса, и, хотя, с позволения Зевса, Афина и Гермес подвергли данаид очищению в Лернейском озере, судьи мертвых обрекли их вечно носить воду в кувшинах, дырявых, как решето10.

m. Линкей и Гипермнестра вновь соединились, а Данай, решив женить как можно скорее других своих дочерей — до того, как наступит полдень в день их очищения, — призвал женихов. Он предложил провести соревнования в беге, начиная с улицы, которая теперь называется Афета, причем победитель получал право первым выбрать себе невесту, а остальные должны были выбрать себе невест в той очередности, в какой они заканчивали бег. Поскольку Данаю не удалось найти достаточно желающих получить жен-убийц, то в беге участвовали всего несколько человек. Но, увидев, что в первую брачную ночь с новоиспеченными мужьями ничего не случилось, на следующий день пришли новые женихи и забег пришлось проводить еще раз. Все потомки этих браков считаются данайцами, а аргивяне до сих пор торжественно проводят соревнования в беге на так называемых Гименейских состязаниях. Позднее Линкей убил Даная и стал править вместо него. Он бы с большим удовольствием перебил и всех его дочерей, чтобы отомстить за своих загубленных братьев, но знал, что аргивяне воспротивятся этому11.