Мифы Древней Греции, стр. 159

5. Кобылы Лаомедонта были той же породы, что и кобылы, рожденные в Трое от Борея (см. 29.e).

6. Инах был аргосской рекой. Беотийский Инах или Скамандр встречается, пожалуй, только у Плутарха.

138. Завоевание Элиды

Через некоторое время после возвращения Геракл собрал войско тиринфцев и аркадцев и, поддержанный добровольцами из самых лучших греческих семей, пошел войной против Авгия, царя Элиды, на которого он затаил злобу еще со времени пятого подвига1. Авгий предвидел такой оборот событий и подготовился к отражению нападения, назначив своими военачальниками Эврита и Ктеата, сыновей своего брата Актора и Молионы, или Молины, дочери Мола. Кроме того, он допустил к управлению Элидой храброго Амаринкея, которого обычно считают сыном фессалийского переселенца Питтия2.

b. Сыновей Актора звали Молионами, или Молионидами, по имени их матери, чтобы отличить их от сыновей другого Актора, женившегося на Эгине. Они были близнецами, родившимися из серебряного яйца, и превосходили всех своих современников в силе, но в отличие от Диоскуров были с рождения сросшимися от пояса книзу3. Молионы женились на близнецах-дочерях кентавра Дексамена, и поколение спустя их сыновья правили в Элиде совместно с внуком Авгия и сыном Амаринкея. Каждый из этой четверки во время похода на Трою владел десятью кораблями. Актору уже принадлежала часть царства благодаря его матери Гирмине, дочери Нелея, имя которой он дал теперь уже не существующему городу Гирмина4.

c. Геракл не добыл себе славы в Элейской войне. Он заболел, и, когда Молионы разбили наголову его армию, находившуюся в самом сердце Элиды, вмешались коринфцы и провозгласили так называемый Истмийский мир. Среди раненных Молионами был брат-близнец Геракла Ификл. Друзья отнесли его, истекающего кровью, в Феней, что в Аркадии, где он и умер, провозглашенный героем. Триста шестьдесят воинов из Клеона также пали, храбро сражаясь на стороне Геракла. Им он передал все почести, которыми наградили его немейцы за то, что он убил льва5. Потом Геракл отправился в Олен, в дом своего друга Дексамена, тестя Молионов, чью младшую дочь Деяниру он лишил девственности, обещав на ней жениться. Когда Геракл покинул ее, к ней посватался кентавр Эвритион, которому Дексамен побоялся отказать. Но в день свадьбы Геракл без предупреждения явился вновь, убил Эвритиона и его братьев и увел Деяниру с собой. Некоторые, правда, говорят, что невесту Геракла звали Мнесимаха или Ипполита на том основании, что Деяниру чаще называют дочерью Ойнея. Дексамен был родом из Буры, известной своим прорицалищем Геракла, где гадали на костях6.

d. Когда Геракл вернулся в Тиринф, Эврисфей обвинил его в желании завладеть троном верховного царя, на котором его утвердил сам Зевс, и изгнал из Арголиды. Со своей матерью Алкменой и племянником Иолаем Геракл присоединился к Ификлу [228] в Фенее, где его возлюбленной стала Лаонома, дочь Гунея. Посредине Фенейской долины он вырыл канал длиной пятьдесят стадиев и не менее тридцати футов глубиной и пустил по нему реку Ароаний, но река не потекла по просевшему во многих местах каналу и вернулась в прежнее русло. Кроме того, он вырыл глубокие ямы у подножия Фенейских гор для сбора талых вод. Эти ямы сослужили хорошую службу, правда, однажды после сильного ливня уровень воды в Ароании поднялся и река затопила древний город Феней. Следы этого наводнения до сих пор видны на склонах гор7.

e. Заслышав, что элейцы отправляют процессию для воздания почестей Посейдону на третьем Истмийском празднике, а Молионы собираются посмотреть игры и принять участие в жертвоприношениях, Геракл устроил им засаду в придорожных зарослях под Клеонами, застрелил из лука близнецов и убил их двоюродного брата, тоже по имени Эврит, который был сыном царя Авгия8.

f. Молиона вскоре дозналась, кто убил ее сыновей, и заставила элейцев потребовать от Эврисфея платы за убийство на том основании, что Геракл был родом из Тиринфа. Когда Эврисфей отказался отвечать за проступки изгнанного им Геракла, Молиона обратилась к коринфцам, чтобы те не допускали никого из аргивян к Истмийским играм до тех пор, пока она не получит возмещения за совершенное убийство. Коринфцы ей отказали, и Молиона прокляла каждого элейца, который примет участие в празднике. Ее проклятия боятся до сих пор: ни один элейский атлет с тех пор не участвовал в Истмийских играх9.

g. Тем временем Геракл попросил у Онка черногривого коня Ариона, объездил его, собрал новое войско в Аргосе, Фивах и Аркадии и разграбил город Элиду. Одни говорят, что он убил Авгия и его сыновей, вернул престол законному царю Филею, который и стал править Элидой. Другие утверждают, что он пощадил по крайней мере самого Авгия. Когда Геракл пожелал сделать Элиду вновь многолюдной, он распорядился, чтобы вдовы павших элейцев разделили ложе с его воинами, и вдовы стали сообща молиться Афине, чтобы та помогла им зачать при первых же объятиях. Их мольба была услышана, и благодарные вдовы основали святилище Афины-матери. Их радость по поводу этого счастливого события была так велика, что место, где они повстречались со своими новыми мужьями, и протекающий там ручей они нарекли словом «Бади», что у элейцев означает «сладкий». После этого события Геракл отдал коня Ариона Адрасту, заявив, что он все-таки предпочитает сражаться в пешем строю10.

h. Примерно в то же время Геракл заслужил титул «Буфаг», что значит «поедатель быков». А случилось вот что. Лепрей, сын Кавкона и Астидамии, основавший в Аркадии город Лепрей (эта местность получила свое название потому, что некогда живших здесь людей поразила проказа), по глупости посоветовал царю Авгию надеть на Геракла кандалы, если тот будет просить плату за чистку конюшен. Узнав, что Геракл уже идет к городу, Астидамия заставила Лепрея принять героя как можно радушнее и просить его о прощении. Простить Геракл простил, но вызвал Лепрея на соревнование в троеборье: метание диска, питье воды ведрами и поедание быка. Хотя Геракл победил в метании диска и питье воды, Лепрею удалось покончить с быком раньше, чем Гераклу. Довольный таким успехом, он вызвал Геракла на поединок и тут же был поражен его дубиной насмерть. Могилу Лепрея показывают в Фигалии. Лепрейцы, поклоняющиеся Деметре и Зевсу — белому тополю, всегда считали себя подданными Элиды, и если кто-либо из них выигрывал приз в Олимпии, то глашатай объявлял, что победил элеец из Лепрея. Элейцы до сих пор поклоняются царю Авгию как герою, и только в царство спартанца Ликурга их заставили забыть вражду к Гераклу и совершать жертвоприношения также и в его честь. Так им удалось избежать мора11.

i. После завоевания Элиды Геракл собрал войско у Писы и использовал военную добычу для того, чтобы основать знаменитые четырехгодичные Олимпийские празднества и игры в честь своего отца Зевса, причем, по мнению некоторых, это было всего лишь восьмое подобное атлетическое соревнование12. Отмерив обитель Зевса и обнеся забором священную рощу, он измерил шагами стадион, назвал соседний холм «холмом Крона» и воздвиг шесть алтарей олимпийским богам: по одному на каждую пару. Совершая жертвоприношения в честь Зевса, он поджарил бедро жертвенного животного на костре, сложенном из стволов белого тополя, которые он срубил на берегу феспротской реки Ахеронт. Кроме того, он основал жертвенный очаг в честь своего прапрадеда Пелопса и выделил ему одно святилище. Поскольку ему в это время очень надоедали мухи, вторую жертву он принес в честь Зевса — отвратителя мух, и тот отправил их жужжать за реку Алфей. Элейцы до сих пор приносят жертвы этому Зевсу, когда изгоняют мух из Олимпии13.

j. К первому полнолунию после летнего солнцестояния все было готово к празднествам, если не считать того, что в долине было мало деревьев и они давали мало тени. Тогда Геракл вернулся на землю гипербореев, где некогда любовался дикими оливами, росшими у истоков Дуная, и уговорил жрецов Аполлона дать ему одну оливу, чтобы посадить в обители Зевса. Вернувшись в Олимпию, он распорядился, чтобы этолийский судья венчал победителя оливковой ветвью. Ветвь должна стать единственной наградой, поскольку он сам совершил свои подвиги, не получив платы от Эврисфея. Это дерево, называемое «олива справедливого увенчания», до сих пор растет в священной роще позади храма Зевса. Ветви для венков срезает с него золотым серпом мальчик благородного происхождения, оба родителя которого должны быть живы14.

вернуться

228

Неточность Грейвса (см. п. c).