Мифы Древней Греции, стр. 135

5. Греческие и римские лучники натягивали тетиву к груди, как это делают дети, поэтому дальность полета стрелы была небольшой и копье оставалось основным метательным оружием в римских войсках вплоть до VI в. н.э., когда Велисарий вооружил своих катафрактариев тяжелыми луками и научил их стрелять по-скифски, натягивая тетиву к уху. В легенде меткость Геракла объясняется тем, что его учителем был скиф Тевтар, причем это имя, очевидно, происходит от слова teytaein («усердно тренироваться»), чем, похоже, пренебрегали обычные греческие лучники. Не исключено, что благодаря ловкости, с которой скифы обращались с луком, их называли потомками Геракла, а про него самого говорили, что он завещал свой лук Скифу, единственному из всех сыновей, кто мог согнуть лук на манер отца (см. 132.v).

120. Дочери Феспия

В восемнадцатилетнем возрасте Геракл покинул пастухов и отправился на охоту за Киферонским львом, нападавшим на стада Амфитриона и его соседа царя Феспия, которого также называли Фестием и который принадлежал к афинскому роду Эрехтеидов. У льва было еще логово на горе Геликон, у подножия которой стоит город Феспии. На горе Геликон всегда царило веселье: феспийцы отмечали там древний праздник в честь муз и играли в любовные игры у ее подножия вокруг статуи их покровителя Эроса1.

b. У царя Феспия было пятьдесят дочерей от его жены Мегамеды, дочери Арнея, и все они были такими же веселыми, как и остальные феспийцы. Боясь, что дочери выберут себе плохих женихов, отец решил, что все они должны родить по ребенку от Геракла, который в то время проводил все дни, охотясь на льва. Поэтому Геракл провел в Феспиях пятьдесят ночей подряд. «Ты можешь разделить ложе с моей старшей дочерью Прокридой», — любезно предложил ему Феспий, однако каждую ночь к Гераклу приходили разные дочери, пока не перебывали у него все. Правда, некоторые говорят, что он познал их всех за одну ночь, кроме одной, которая отвергла его ласки и осталась девственницей до самой своей смерти, служа жрицей в феспийском святилище, поэтому до сих пор феспийские жрицы должны быть непорочны. Однако ее сестры родили Гераклу пятьдесят одного сына: старшая Прокрида родила близнецов Антилеона и Гиппея, а младшая родила еще двух близнецов2.

c. Выследив наконец льва и разделавшись с ним неотесанной дубиной из дикой оливы, которую он вырвал с корнем на Геликоне, Геракл нарядился в его шкуру, а голову с зияющей пастью надел, как шлем. Кое-кто, правда, говорит, что он носил шкуру Немейского льва или какого-то другого зверя, которого убил близ Тевмеса, неподалеку от Фив, добавляя при этом, что Киферонского льва убил Алкафой3.

1Аполлодор II.4.8—9; Павсаний IX.26.4; 27.1; Схолии к «Идиллиям» Феокрита XIII.6.

2Аполлодор ІІ.4.10 и 7.8; Павсаний ІX.27.5; Диодор Сицилийский IV.29; Схолии к «Теогонии» Гесиода 56.

3Феокрит. Идиллии XXV; Аполлодор II.4.10; Диодор Сицилийский IV.11; Павсаний I.41.4.

* * *

1. Гигин («Мифы» 162) упоминает только двенадцать Феспиад, скорее всего потому, что именно такое количество латинских весталок охраняли фаллический Палладий и справляли похожие ежегодные оргии на Альбанском холме в эпоху первых царей.

2. И младшая и старшая дочери Феспия родили Гераклу близнецов, а именно царя-жреца и таниста. Мифографы ошибаются здесь, пытаясь примирить более древнюю версию, согласно которой Геракл женился на младшей дочери (право младшей дочери на наследство) с патрилинейным правом первородства. В легенде классической эпохи Геракл — это патрилинейная фигура. Если не считать сомнительного свидетельства, где упоминается Макария (см. 146.b), у Геракла вообще не было дочерей. Его девственница-жрица в Феспиях, как и пифия Аполлона в Дельфах, теоретически становилась его невестой, когда впадала в пророческий транс, поэтому не могла иметь смертного мужа.

3. Павсаний, не удовлетворенный мифом, пишет, что Геракл не мог ни опозорить своего хозяина, совратив сразу всех Феспиад, ни построить себе храм в самом начале своего пути, как если бы он был уже богом. Поэтому он отказывается отождествлять царя города Феспии с отцом Феспиад.

Убийство льва было одним из брачных испытаний, которое должен был пройти кандидат на царство (см. 123.1).

4. Геракл делает себе дубину из дикой оливы — дерева первого месяца, которое традиционно использовалось для изгнания злых духов (см. 52.3; 89.6; 119.2 и т.д.).

121. Эргин

За несколько лет до описываемых событий во время праздника Посейдона в Онхесте одно незначительное происшествие обеспокоило фиванцев: возничий Менекея швырнул камень, которым смертельно ранил минийского царя Климена. Умирающего Климена доставили назад в Орхомен, где, испуская последний вздох, он воззвал к своим сыновьям о мести. Старший, которого звали Эргин и чьей матерью была беотийская принцесса Будея, или Бузига, собрал войско и выступил против фиванцев, разбив их наголову. По условиям договора, скрепленного клятвами, фиванцы должны были платить Эргину ежегодную дань в виде ста голов скота как плату за смерть Климена, причем дань эта накладывалась на двадцать лет1.

b. Геракл, возвращаясь с Геликона, встретился с минийскими глашатаями, шедшими за фиванской данью. Когда Геракл спросил об их деле, они высокомерно ответили, что шли еще раз напомнить фиванцам, как милосердно с ними поступил Эргин, не отрубив уши, нос и руки всем жителям города. «Неужто Эргин действительно жаждал такой дани?» — сердито спросил Геракл. После этих слов Геракл искалечил глашатаев точно так, как они сказали, и отправил их назад в Орхомен, повесив им на шею окровавленные конечности2.

c. Когда Эргин потребовал, чтобы фиванский царь Креонт выдал человека, совершившего такое злодеяние, тот счел за лучшее повиноваться, потому что минийцы разоружили Фивы, а на дружеское вмешательство соседей не стоило и рассчитывать. Но Геракл уговорил своих юных товарищей бороться за свободу. Обойдя все городские храмы, он сорвал все щиты, шлемы, нагрудники, наколенники, мечи и копья, хранившиеся в храмах как часть военной добычи. Афина, которой понравилась такая решительность, сама надела эти доспехи на Геракла и его друзей. Так Геракл вооружил всех фиванцев, способных воевать, обучил их владению оружием и встал во главе войска. Оракул обещал ему победу, если кто-нибудь из благородных фиванцев собственноручно лишит себя жизни. Все устремили свои выжидательные взоры на Антипена, потомка спартов, так называемых «посеянных людей», и, когда он не пожелал умереть за общее дело, его дочери Андроклея и Алкида с радостью сделали это вместо отца, за что их стали почитать как героинь в храме Эвклин — славной Артемиды3.

d. Тем временем минийцы выступили против Фив, но Геракл устроил им засаду в узком проходе, убив Эргина и большое количество его военачальников. Победу в этой войне он одержал почти в одиночку, неожиданно напав на Орхомен, выломав ворота, разграбив дворец и вынудив минийцев платить двойную дань Фивам. Кроме того, Геракл перегородил два больших канала, в давние времена построенных минийцами, через которые река Кефис впадала в море. Из-за этого богатые нивы Копаидской долины оказались затопленными4. Сделал он это для того, чтобы не позволить вступить в бой грозной кавалерии минийцев и вести боевые действия в горах, где у противника не было преимущества. Но, дружески относясь ко всем людям, он впоследствии вновь открыл каналы. Святилище Геракла Связывателя Коней в Фивах напоминает об одном военном событии: под покровом ночи Геракл проник в минийский лагерь, увел коней, впрягавши их в колесницы, привязал их далеко от лагеря к деревьям, а спящих воинов предал мечу. К сожалению, его приемный отец Амфитрион погиб в схватке5.