Убийца Эльфов, стр. 28

* * *

К поручениям ярла я решил отнестись со всей ответственностью. Если собрался делать дело, делай его хорошо. Если в будущем будет неохота гонять по посольствам, то надо собирать постоянный отряд бандитов, даже не обязательно базируясь в Мертвых землях или заимев серьезный бизнес. Во-первых, классическая отмазка — «Воинам/работникам моим ты платить будешь?» — станет смотреться весьма веско. Во-вторых, предводитель отряда пиратов, фактически независимый от власти, очень неудобная фигура для исполнения посольских функций. В первую очередь благодаря кучам трупов, оставленных за спиной его отрядом. Хотя такие отряды и отличались от херадов ледунга или дружин немногим с точки зрения жертв, но люди и эльфы большого Мира все же их отличали.

Свой черный меч я брать не стал по причине слишком большой приметности. Один из тысяч пиратов с таким мечом — это одно, один из орков первого за сотни лет посольства — совсем другое. Как-то не хочется доставить Серебряным Драконам максимум удовольствия, что прикончат меня, совместив приятное с полезным. Отпущенные мною эльфки явно обрисовали как меня, так и мой меч. Я даже обрадовался, что сменил шлем. После раздумий малхус решил оставить. Кроме формы и конструкции, он ничем не отличался от множества других девайсов схожего назначения. Тем более что дед, помимо бригантин, наладил за время моего отсутствия выпуск и малхусов, которые неожиданно тоже вошли в моду — пока что только у моих товарищей по походам и их родственников. Однако партию мечей приобрел и Снорри, чтобы толкнуть в столице. Бригантина тоже явно не бросалась в глаза избытком особых примет поэтому взял и ее. К несчастью, вид у моего панциря был явно непрезентабельный, и произвести впечатление мог разве что на живущих мечом профессиональных воинов — как конструкцией, так и следами повреждений. Поэтому пришлось тряхануть сусеками и найти богато украшенный эльфийский колонтарь и шлем по комплекции, пускать пыль в глаза. Как я полагаю, впечатляться могут и женщины. А ночная кукушка дневную всегда перекукует. Об апофеозе впечатлений — орке в одной постели с впечатленной — пока думать было рано, так же как и о последствиях — кучке сплетниц в темной комнате у камина вокруг рассказывающей о впечатлениях. Чтобы женщина не поделилась с подругами достоинствами и недостатками интересного им самца — так не бывает, особенно в этом самом плане, типа мужик-то — ого-го, а вы — лохушки. Последнее, естественно, мысленно. Мужчины в таких вопросах, как ни странно, стеснительнее. А что касается женщин, я успел убедиться, что ничем они друг от друга в разных пространственно-временных континуумах не отличаются.

Позже запасной доспех можно будет продать — не думаю, что в Аргайле избыток доспехов убитых эльфийских высокородных, и за хорошие деньги, поскольку доспехи и оружие в Оркланде стоили явно дешевле Большого Мира, благодаря множеству успешных походов и прочим нюансам. Во всяком случае, купцы Большого Мира их скупали с большим удовольствием. Да и в любом случае два панциря лучше одного, мало ли что может случиться.

Вместо Черныша я взял своего Кровавого Змея — меч он приметный и должен отвлечь внимание, даже если кто и заинтересуется малхусом. Без копья и щита, к сожалению, было не обойтись, поэтому взял и их, как и свой любимый арбалет. Оба кинжала были со мной постоянно, кстати, пользование валахаром как кухонным ножом частенько вызывало улыбку колдуна. Кроме того, в качестве страховки пришлось прихватить свою перчатку. Конечно, дохлая она страховка, пойди что не так, но лучше, чем ничего. По крайней мере, продать жизнь подороже шансы есть.

Одежду мы выбирали вместе с Эрикой, пришлось пошляться по базару, тряся в большинстве тех же иноземных купцов насчет тканей и предметов роскоши. Кое-что из наимоднейших фасонов удалось купить, остальное пришлось заказывать в дедовом придворном ателье, что было в замке. Леди Бригитта распорядилась. Эрику с Хильдой она приняла радушно, как, впрочем, и Ильва не выказывала неприязни — как бы не наоборот. Расшитые золотом и серебром дублеты или там кафтаны, не знаю, как назвать правильнее, пусть будут дублетами, и все такое прочее из хорошей ткани, к сожалению, были необходимы. Вниз я предпочел эльфийские шмотки, решив не изменять своим привычкам. К счастью, до обтягивающих шоссов мода в Оркланде еще не дошла. Те будили неприятные ассоциации с колготками.

В ожидании вестей из Брандборга я просидел в Хильдегарде восемь дней. Как раз хватило, чтобы полностью подготовиться к походу, познакомиться с дружинниками охраны, одним из которых оказался мой знакомец, которому и набил морду в ту самую неприятную ночь. А также слугами, которые вместе с десятком охраны тренировались отнюдь не разносить посуду и кашеварить, а биться как в строю, так и в одиночестве. У всех были кожаные доспехи, щиты и металлические шлемы в комплекте с боевыми топорами и копьями. Конечно, до полноценных дружинников им как до неба, да и на фоне с детства обучаемых владению оружием орков богатых родов они смотрелись плохо, но на обычных людей их подготовки должно было хватить.

Когда пришло время отправляться, и Эрика, и Хильда плакали, не стесняясь посторонних. Не знаю про Хильду, но жена была в курсе судьбы предыдущих посольств.

ГЛАВА 6

Брандборг мне понравился. Собственно Брандборгом звались два отдельных поселения по обоим берегам Бейла, реки чуть пошире Одры с устьем километрах в ста от нее. По левому берегу располагалась резиденция конунга — замок Брандборг с посадом вокруг него и, естественно, россыпью усадеб по берегу и в окрестностях. На противоположном берегу находился окруженный крепостной стеной город под тем же названием. Естественно, наличия посада и усадеб окрест он тоже не избежал.

Город был богатый, что бросалось в глаза сразу. Хотя стены и были деревянными, но, по крайней мере, все приречные башни были каменными. Надо полагать, постепенно деревянные стены и башни заменялись каменными. Это дело не внушало оптимизма, в свете имеющихся у меня данных. Зачем каменные стены городу в глубине земель пиратов и грабителей, держащих в страхе половину известного мира? Притом что внутренняя политика государств этих пиратов и грабителей весьма стабильна и не предполагает широкомасштабных конфликтов, требующих защиты городов от способных их захватить армий. Мое недовольство дедом и другими власть имущими Оркланда начало несколько увядать. Дело-то, оказывается, нешуточное и пахнет кровью. Большой кровью. Короче, широкомасштабной войной.

Пред воротами замка Брандборг-1 располагалась здоровенная мощенная брусчаткой площадь с непременными украшением замков власть имущих моей родины — приличных размеров шибеницей. [7] С десятком насаженных на колья трупов разной степени свежести и даже троицы повешенных. Хотя хоть убей, я не понимаю, зачем данных двух людей и орка нужно было вешать, когда можно было так же посадить на кол, как соседей. Свободные колы имелись. На парочку, правда, взгромоздили отрубленные головы каких-то бородатых мужиков. В общем, номенклатура и содержание казней, надо полагать, за разные составы преступления, внушала уважение, что и говорить. Конунг явно не страдал излишним милосердием и боролся с преступностью, засучив оба рукава. Чтобы кровью не запачкать.

Любопытно, но располагавшиеся на площади и вокруг нее будки, навесы и телеги базара к воротам близко не приближались. Как понимаю, было запрещено. Разумно. Как пояснил Рангвальд, капитальный базар с постоянными, так сказать, аналогами магазинов располагался на другом берегу.

Сам замок тоже представлял собой староимперскую постройку, но когда-то пострадал куда больше замка деда. Проломы в стенах были заложены красным кирпичом, в отличие от каменных блоков создателей.

Внутри располагалась цитадель. Причем, судя по моим подозрениям, не в виде куска внутренней площади, отделенной от остальной еще одной стеной, а полноценная, в виде крепости внутри крепости. Там нас и встретил наш король.