Убийца Эльфов, стр. 20

Вдаваться в подробности о наличии более крупной версии кистеня — цепного моргенштерна, он же кеттенморгенштерн, — и его славном боевом пути я не стал. Успешное применение тяжелых боевых цепов тесно завязано на своеобразную тактику и весьма замотивированный, правильнее сказать, совершенно отмороженный личный состав, не говоря уж о типичном противнике, в том числе и его вооружении. Для вооружения орков боевыми цепами нужна как минимум военная реформа, введение вагенбурга и типичный противник — кавалерия в латах. До которых еще минимум лет двести, а то и больше, учитывая, что у бессмертных эльфов кольчужный доспех до сих пор вполне в ходу. Хотя от войны с Империей прошло полторы тысячи лет. Обо всем этом пока и заикаться не стоило, чтобы не обрушить свой авторитет как минимум в роду.

Эрика была довольна. Правда, поначалу кистень ее не впечатлил, особенно после чтения той части лекции, что о его недостатках. Пришлось подчеркивать достоинства и вбивать в очаровательную головку благоверной мысль, что идеального оружия не существует. А для того чтобы противостоять профессиональному воину, ополченцу надо найти что-то, в чем он этого профи сильнее. Что касается ее, Эрики, то она явно может быть сильнее только в скорости реакции. Для реализации которой кистень и приспособлен.

Тут мне неожиданно помог появившийся Сигурд, ночевавший у своего ученика за стеной и оставивший свою добычу под моей охраной. Мнение старого козла было выслушано без замечаний, после чего моя любовь исчезла распорядиться насчет заморить червячка.

Про новое изобретение он уже был наслышан, однако видимого большого интереса кистень у него не вызвал. Как оказалось, с инерционным ударно-дробящим оружием он уже имел дело. Крестьянские отряды под конец Войны использовали боевые цепы, можно сказать, аналогичной земным конструкции. Соответственно, прикинуть возможности моего изобретения он смог, только на него взглянув. Но тем не менее похвалил, сказав, что голова у меня работает и рассуждаю я абсолютно правильно.

На пребывание в Кортборге дедушки оставили мне восемь дней, истраченных в основном на жену и Сигурда. Тренировки с Эрикой, участие в изготовлении ей доспеха, базой которого послужил поврежденный пластинчатый панцирь погибшего в подземелье колдуна, доставшийся мне при дележе и неплохо подошедший жене по размерам, отняли большую часть времени. Вполне вероятно, что первой владелицей отреставрированного панциря тоже была женщина. Остальное время занял старик. Сестренку, тоже пожелавшую обзавестись доспехом, я обломал.

Потом мы отправились в Хильдегард.

ГЛАВА 5

Усадьбу мне нашел Снорри. Еще один союзник и близкая нашему роду личность в Хильдегарде, чьи отношения с нами после гибели отца нисколько не ухудшились, даже, возможно, окрепли. Друзья познаются в беде, как известно.

Моя первая вилла находилась километрах в семи от города вниз по течению, в чем, кстати, мне повезло: ждать освобождения двора внутри стен вообще можно было годы. Принадлежала усадьба ранее некоему купцу из наших, крутивших дела с людьми. По понятным причинам люди большого мира с осторожностью относились к покупке недвижимости в Оркланде и предпочитали работать в доле с местными компаньонами. К несчастью, купцы были практически единственной возможностью секретных служб большого мира заиметь агентурную сеть у орков, соответственно процент шпионов среди них был весьма велик. А так как с потенциальными шпионами плотно согласится работать далеко не всякий, несмотря на финансовые выгоды, контингент работающих с людьми орочьих купцов был весьма неоднороден. Снорри, например, от этой возможности отказался, хотя ему намекали сменить поле деятельности старшие бывшие сослуживцы, когда он приподнялся. Как он пояснил, вводя меня с дедом в историю покупаемой недвижимости:

— Палец сунь, руку откусят. Не те, так другие. А у меня и так пальцев не хватает.

Тут все было понятно. С Кей Джи Би дедушки ярла хорошо работать, пока форс-мажора не случится. Тем более что я, как, видимо, и Снорри, особо не верил в ее великий профессионализм. Талантливые самоучки, не более. Хотелось верить, что у эльфов ЦРУ не лучше. Хотя опасения учителя о появлении Несущих Смерть на его дворе между делом убедили меня, что агентура эльфов в Оркланде присутствует, даже не обращая внимание на байки стариков, по крайней мере, о наличии попыток создания такой проблемы. Одним из таких агентов и оказался бывший владелец усадьбы. Хотя возможно, что беднягу использовали в темную. Во всяком случае, когда дедушкина дружина пошла на захват усадьбы, купец, вся его семья и домочадцы уже были мертвы. Нескольких захваченных живыми в усадьбе людей после допросов посадили на кол.

Дедуля в целях профилактики конфисковал усадьбу и имущество неудачника. Тут все было ясно. Похоже, с Кей Джи Би тот не работал, а работая с купцом-компаньоном, непросто разделить коммерческую информацию и военную из Оркланда. Что давало повод власти сорвать раздражение на компаньонах из своих подданных. Иллюзий в Оркланде никто не питал, что купчишки со своими информацией не делятся, но какие-то рамки, видимо, присутствовали, явная вербовка агентуры среди лойсингов и прочих, включая рабов, причем как людей, так и орков, и попытки заиметь источники выше явно в нее не входили. Снорри даже пересказывать сплетни особо не пришлось — оказалось достаточно просветить про количество и содержание жертв на кольях пред воротами. Похоже, захваченный живым купец-шпион в подвале свою агентуру сдал. Родня погибшего купца-орка особо не возмущалась. С госбезопасностью и тут не шутят. Даже останься дети в живых, им бы ничего не светило, кроме некой небольшой суммы из конфискованного. Да и то если судилище найдет смягчающие обстоятельства. Получить наследство полностью, за исключением разграбленного барахла, им светило бы, разве что раскрой папа шпионское гнездо под своей крышей самостоятельно и сдай в Замок, на худой конец, погибни при попытке раскрыть тайну злодеев. Претензии прочих родственников, удовлетворенные властью, вообще мне были неизвестны. Хотя, если судить по справедливости, вполне вероятно, что когда-то было и такое. Рассказы про орков, сдающих шпионов после попыток вербовки, мне были знакомы. Причем заметную часть из них с печальным для главного героя концом.

Неудивительно, что опытные, пожившие типы вроде Снорри не спешили работать с заграницей чересчур плотно, несмотря на высокий уровень доходности такого бизнеса. Разовыми сделками не так просто посадить на крючок. Как бы то ни было, даже предатели из орков понимали (должны были понимать), как к нам относятся в большом мире, и основным средством вербовки явно были шантаж и алчность. Причем в комплекте. Золотые — сами по себе плохой стимул относительно слегка очищенной от коры палки в задницу. А плотная работа с Кей Джи Би, судя по всему, явно грозила потерей части доходов, неизбежно долженствующей уходить в карман кураторов. Хотя это все относительно: кураторы могли и помочь в деле добывания денег, но осторожное отношение Снорри мне было полностью понятно и встретило полное одобрение.

Также Снорри подсуетился в Замке насчет моего преимущественного права на покупку, поставив в известность ярла. Так что вопрос был в основном в деньгах, а денег у меня хватало даже без последнего похода. Который, кстати, но доходности опередил визит к Серебряным Драконам, в основном из-за ценности найденных древних доспехов и артефактов. Жаль, что такие богатые залежи сохранившегося имущества попадались далеко не всегда. Парни во время праздничной пьянки, кстати говоря, во всеуслышание высказали убеждение, что это мне везет. После чего мы изрядно накидались с ними и другими моими новыми друзьями старшего относительно меня возраста, которые неоднократно высказывались, что мне достаточно просто свистнуть, и с гребцами в моем следующем походе проблем не будет. А когда наберусь опыта для самостоятельного руководства походом — тем более. Рассказ про то, как я резал спящих, произвел впечатление даже на стариков, судя по серьезным перешептываниям и взглядам в мою сторону, старшее поколение в очередной раз убедилось в моем большом потенциале на ниве смертоубийства.