Темная Башня, стр. 165

Она чувствовала, все время. Иногда что-то пульсировало в ее голове, иногда что-то пело, случалось, и первое, и второе совпадали. И полароидная фотография по-прежнему висела на стене гостиной Дандело. Она не имела отношения к колдовству. Каждую ночь, во снах, она хоть раз видела Темную Башню с той фотографии, на дальнем краю поля роз, построенную из покрытого копотью столетий серовато-черного камня, на фоне тревожного неба, по которому облака неслись в четырех направлениях, вдоль двух оставшихся Лучей. Она знала, что поют голоса: «Каммала-кам-кам! Каммала-кам-кам!» — но не думала, что они поют ей, или для нее. Нет, скажи нет, скажи, никогда в жизни; то была песня Роланда, и только Роланда. Но Сюзанна начала надеяться, песня эта — не доказательство ее неминуемой смертью между хижиной Дандело и конечной целью их поисков.

Потому что видела и другие сны.

10

Менее чем через час после восхода солнца (точно на востоке, и мы все говорим, спасибо) оранжевое транспортное средство, нечто среднее между грузовиком и бульдозером, появилось из-за горизонта и медленно двинулось к ним, сдвигая слой выпавшего снега вправо от себя, поднимая высоту и без того высокого сугроба. Сюзанна догадалась, что, достигнув пересечения с Одд-лейн, Заикающийся Билл, который, несомненно, сидел за рулем, развернется и поедет обратно, тем же манером очищая вторую половину дороги. Может, он останавливался здесь, не на чашечку кофе, но с тем, чтобы взять кварту машинного масла. От этой мысли она улыбнулась. Впрочем, для улыбки нашелся и еще один повод. На крыше кабины стоял громкоговоритель и из него далеко разносилась рок-н-ролльная песня, которую она знала. И Сюзанна радостно рассмеялась.

— «Калифорнийское солнце». «Ривайры» note 114. Классная песня, не так ли?

— Раз ты так говоришь, — согласился Роланд. — Только держи наготове тарелку.

— Можешь на это рассчитывать, — пообещала она.

К ним присоединился Патрик. Как всегда, с тех пор, как Роланд нашел их с кладовой, с блокнотом и карандашом. Теперь он написал одно слово большими буквами и показал Сюзанне, зная, что Роланд мало что может прочитать из написанного им, даже если буквы будут большие-пребольшие. В нижней части чистого листа появилось слово «БИЛЛ». А под словом был забавный рисунок Ыша, с комиксовым «пузырем» над головой: «ГАВ! ГАВ!» Все это Патрик небрежно перечеркнул, показывая, что Сюзанне на рисунок смотреть не надо. И вот этот небрежный X разбил ее сердце, потому что ставил крест на жизни Ыша.

11

Нож грейдера остановился у самой хижины Дандело, и хотя двигатель продолжал работать, музыка смолкла. С водительского сидения на землю важно спустился высокий (ростом как минимум в восемь футов), со сверкающей головой робот, очень похожий как на Найджела с Экспериментальной станции 16-ого сектора Дуги, так и на Энди из Кальи Брин Стерджис. ОН согнул металлические руки и уперся металлическими кистями в бедра, чем напомнил бы Эдди СЗРО из «Звездных войн» Джорджа Лукаса, если бы Эдди был здесь. Усиленный динамиками голос робота далеко разнесся по белым полям.

— ПРИВЕТ, Д-ДЖО! КАК П-П-ПОЖИВАЕШЬ? КАК У Т-ТЕБЯ С Т-ТУЗАМИ В Р-РУКАВЕ?

Роланд вышел из апартаментов Липпи, закончившей свой путь на этом свете.

— Хайл, Билл, — поздоровался он. — Долгих дней и приятных ночей.

Робот повернулся. Его глаза ярко сверкнули. Сюзанна решила, что он удивился. Вроде робот не выказывал тревоги, и никакого оружия она не видела, но она отметила антенну, торчащую из головы и непрерывно вращающуюся под ярким утренним солнцем. У нее не вызывала сомнений, что легко срежет ее орисой. В два счета, как сказал бы Эдди.

— Ах! — прогремел робот. — Стр-ре…стр-р-р… с-с-с, — он поднял руку, не с одним локтевым суставом, а с двумя, и стукнул себе по голове. Изнутри донесся какой-то свист… Уииип!.. и робот таки выговорил слово. — Стрелок!

Сюзанна рассмеялась. Ничего не могла с собой поделать. Они прошли столь длинный путь, чтобы встретить огромного, внешне сильно изменившегося Поросенка Порки note 115 . «В-в-в-от и все, ребята!»

— Я слышал такие слухи в этой с-с-стране, — смех робот проигнорировал. — Ты — Р-р-роланд из Г-гилеада?

— Это я, — кивнул стрелок. — А кто ты?

— Вильям, Д-746541-М, робот-ремонтник, со многими другими функциями. Джо Коллинз зовет меня Зап-пинающийся Б-билл. У меня сгорела к-какая-то цепь. Я могу ее починить, но он зап-претил. А поскольку… а поскольку он здесь единственный ч-человек… или бы… — робот замолчал Сюзанна ясно услышала потрескивание реле внутри и подумала не о СЗРО, а о роботе Робби из «Запретной планеты» note 116.

А потом Заикающийся Билл тронул ее сердце, поднеся кулак ко лбу и поклонившись… но не ей и не Роланду.

— Хайл, Патрик Д-дэнвилл, сын Сонии. Приятно видеть, что ты более не в подвале и с-свободен, да, приятно!

Сюзанна уловила эмоции в голосе Заикающегося Билла, искреннюю радость, и поняла, что имеет полное право опустить тарелку.

12

Они посовещались во дворе. Билл не возражал против того, чтобы войти в хижину, его обонятельные датчики мало что улавливали. У челов органы обоняния были куда сложнее, и никому не хотелось дышать той вонью, что стояла в хижине, тем более температура внутри и снаружи практически не отличалась, поскольку дрова в камине давно прогорели, а нагреватель они отключили. Впрочем, разговор много времени не занял.

Вильям, робот-ремонтник, (со многими другими функциями), считал существо, которое иногда называло себя Джо Коллинзом своим господином только потому, что не было никого другого, кто мог бы претендовать на это место. А кроме того, Коллинз/Дандело знал необходимые командные коды.

— Я н-не имел п-права сообщить ему к-командные коды, когда он попросил об этом, — объяснил Заикающийся Билл, — но моя п-программа не зап-прещала принести ему т-технические руковод-дства, в к-которых содержалась необ-бходимая ин-нформация.

— Бюрократия — это просто чудо, — пробормотала Сюзанна.

Билл сказал, что старался держаться подальше от «Дж-дж-джо» как можно чаще (и дольше), но ему приходилось приезжать, когда следовало расчистить Тауэр-роуд (этого требовала программа), а раз в месяц он привозил продукты (в основном, консервы) из какого-то места, которое он называл «Федерал». Ему также нравилось видеться с Патриком, который однажды подарил Биллу его прекрасный портрет. Робот часто смотрел на него (и сделал много копий). Однако, всякий раз, приезжая сюда, он не сомневался, что Патрика больше не найдет: убитого и более не нужного, его бросили бы в лесах, что росли на пути к «П-п-плохим Землям», как мусор. Но теперь Патрик стоял перед ним, живой и свободный, и Билл радовался.

— Потому что у меня есть р-рудиментарные эм-моции, — Сюзанне показалось, что он словно признается в дурной привычке.

— Тебе нужны командные коды для того, чтобы исполнять наши приказы? — спросил Роланд.

— Да, сэй, — ответил Заикающийся Билл.

— Дерьмо, — пробормотала Сюзанна. С той же проблемой они столкнулись и в Калье Брин Стерджис, с Энди.

— 0-о-однако, — продолжил Заикающийся Билл, — если с-сформулируете ваши приказы, как п-пред-дложен-ния, я буду только р-р-р-р-р— — он поднял руку и вновь стукнул себя по голове. Звук «Уииип» донесся не изо рта, а откуда-то из груди, после чего робот смог закончить фразу, — рад услужить вам.

— Мое первое предложение — избавься от этого гребаного заикания, — сказал Роланд и в изумлении повернулся. Патрик сидел на снегу, обхватив руками живот и громко хохотал. Ыш, лая, бегал вокруг. Но от Ыша никакой угрозы не исходило, так что никто не собирался украсть радость Патрика. Смех принадлежал только ему. И тем, кому выпало счастье слышать его.

вернуться

Note114

«Ривайры» — американская рок-группа конца 1950-х годов.

вернуться

Note115

Поросенок Порки — персонаж мультфильмов сериала «Песенка с приветом», 1930-60-х годов студии «Уорнерс бразерс». Заика Порки, озвученный Мелом Бланком, всегда заканчивал фильм вышеприведенными словами.

вернуться

Note116

«Запретная планета» — научно-фантастический фильм (1956) по мотивам пьесы В.Шекспира «Буря».