Тайна лошади без головы, стр. 18

Ребята так засмотрелись, что Юпитеру пришлось напомнить, зачем они сюда пришли.

— Давайте прикинем, где здесь можно было бы спрятаться, — сказал он, оглядываясь вокруг. — Где тут может быть место достаточно безопасное, но и более или менее удобное, чтобы в нем можно было довольно долго жить?

— Ну не на этой же скале, конечно, — ответил Пит. — В прошлый раз мы здесь облазили все кругом и не нашли даже небольшой щели.

— Диего, не знаешь, тут есть пещеры? — спросил Боб.

— Я не знаю ни одной, — ответил Диего. — Может быть, дальше, в горах?

— Нет, — решительно покачал головой Юпитер, — я уверен, что место, где он мог спрятаться, где-то здесь близко.

— А если где-нибудь внутри плотины? — предположил Пит.

— Не смешно, — пожурил его Боб.

— Может, есть какая-нибудь отдаленная впадина, над которой можно было натянуть тент или сделать настил над головой?

— Не думаю. Юпитер. Я облазил все эти холмы тысячи раз, — пожал плечами Диего.

— Скажи, у рабочих дона Себастьяна были бараки? — спросил Боб.

— Были, конечно, но все бараки давным-давно снесены.

— Послушай, Диего, а куда идет вон та боковая проселочная дорога? — не отставал от него Пит.

— Дальше в горы, потом поворачивает обратно к шоссе на земле сеньора Паза.

Тогда Пит указал пальцем в сторону дальнего края каньона.

— А это что за тропинка?

— Тропинка? — удивился Юпитер, высматривая хоть что-нибудь похожее.

— Да, вон там. Она отходит от проселочной дороги и идет вокруг холма.

Тут все они увидели узкую тропу, идущую через густой кустарник и исчезающую где-то среди низкорослых дубов на склонах холма.

— Хижина! — воскликнул Диего. — Как я мог забыть! Там есть старая берлога, в которой когда-то жили вакерос. Я уже очень давно там не был.

— А что, она существовала еще во времена дона Себастьяна? — спросил Юпитер.

— Ну конечно! По крайней мере, так рассказывал мне Пико. В старые времена здесь всегда ставили хижину из глины и необожжённого кирпича.

— Итак, почти никому не известная тропинка к ней могла просматриваться из Замка Кондора! — воскликнул Юпитер. — Вот это, может быть, и есть то самое место!

Скользя по пологому склону скалы, увязая временами в мягкой земле, они спускались вниз.

Юпитер в тревоге поглядывал на плотину.

— Надеюсь, что плотина устоит, — сказал он. Сыщик номер один был далеко не атлетического сложения и не умел плавать.

— До сих пор вроде выдерживала, хотя, конечно, она уже очень древняя, — сообщил Диего.

— Спасибо, ты меня очень порадовал, — пробормотал Пит.

Перейдя на другую сторону расплывшейся от дождя грязной дороги, ребята ступили на узкую тропинку, ведущую через дубовую рощицу и густые заросли кустарника. Ею редко пользовались, и она совсем заросла. Пересекая скалистый отрог, тропинка вела в узкий каньон между двумя высокими холмами. В каньоне было темно и мрачно.

— Вот она! — закричал Диего, показывая пальцем вниз.

Маленькая саманная хижина прилепилась к краю нависшей над ней массивной скалы, почти невидимая под раскинувшимися над ней кронами деревьев и разросшегося кустарника. Плоская крыша была покрыта тонкими заржавевшими листами железа. Стены были все в трещинах. Когда Диего попытался открыть дверь, она рухнула, подняв тучу пыли: скала служила естественным навесом, и земля вокруг хижины была совершенно сухая.

Внутри оказалась всего одна крошечная комнатенка с земляным полом. Металлическая крыша лежала прямо на бревнах. В хижине не было ни окон, ни электричества, ни водопровода, никакой мебели. Только ржавая старая плита, которая когда-то давно давала тепло.

— Ничего себе, хорошенькое местечко, где можно прятаться несколько лет! — сказал Пит. — Я бы тут и двух дней не прожил!

— Ты бы не так запел, если бы тебя всюду искали враги, а при тебе бы еще был бесценный меч? — заметил Юпитер. — Но я, конечно, с тобой согласен: обстановочка бедноватая.

— Уж слишком бедноватая, — согласился Боб. — Ни полок тебе, ни кладовок, ни одного укромного уголка, ни щелочки! Да здесь иголку не спрячешь!

Диего осмотрел голые стены и потолок.

— Боб прав. Ничего тут не спрячешь.

— А если в пол? — предположил Пит. — Дон Себастьян вполне мог спрятать меч в пол и оставить это место не отмеченным.

— Нет, — покачал головой Юпитер, — тогда свежая земля долго бросалась бы в глаза. Думаю, он не стал бы рисковать. Хотя…

Первый Сыщик стал внимательно рассматривать старую плиту, ножки которой стояли на большом плоском камне, а вытяжная труба выходила наружу через хлипкую крышу.

— Интересно, — задумчиво произнес Юпитер, — эту плиту можно сдвинуть?

— Давай попробуем, — предложил Пит. Высокий Второй Сыщик нажал на плиту. Она была очень тяжелая, но все-таки сдвинулась на сантиметр.

Вытяжная труба состояла из коротких секций.

— Сними трубу, — приказал Юпитер. Пит ковырнул трубу, и оказалось, что она совершенно проржавела.

— Ну, положим, в 1846 году она была новенькая, — сказал Юпитер. — Ломай ее, иначе не получится.

Вынув из рюкзака Боба инструменты. Пит с трудом отломал ржавую трубу над плитой. Затем все четверо, навалившись, столкнули плиту каменной подставки. Пит попытался сдвинуть сам камень, но он оказался слишком тяжелым?

— Не поддается, — пожаловался он.

— Давай-ка, Юпитер! — Диего указал на бревно, которое внизу немного отошло от стены.

Пока Юпитер помогал, Диего отдирал бревно от стены. Пит и Боб отодвинули плиту подальше! Пит сделал маленький подкоп под плоский камень ставил в дыру конец бревна, загнал его под камень, и все четверо навалились на противоположный конец бревна. Каменная платформа отошла от земли и сдвинулась. Под ней оказалась небольшая, но глубокая ямка, над которой сразу склонился Диего.

— Там что-то есть! — воскликнул он прежде, чем Боб успел включить фонарь.

Диего запустил руку так глубоко, как только мог, и вытащил обрывок обгоревшей веревки, кусок бумаги, потемневшей за столько лет в подземелье, и свернутый в рулон кусок мешковины, черный от времени.

Диего схватил бумагу.

— Тут что-то по-испански! Ребята! Это прокламация американской армии от 9 сентября 1846 года! Что-то о правилах поведения гражданского населения!

— А мешковина по размеру как раз подходит для меча, — сказал Юпитер и дрожащими руками стал ее разворачивать.

— Но тут ничего нет! — воскликнул Пит, когда надеяться было уже не на что.

— Диего, больше ничего не нашел? — спросил Юпитер.

Боб склонился над ямой с фонарем, пока Диего шарил по дну.

— Вроде ничего… Постойте! Нашел! Это… Это просто камень, черт возьми!

Диего разжал кулак, и все увидели на его ладони маленький пыльный осколок. Он потер его о свою рубашку — и камешек приобрел глубокий, сияющий зеленый цвет!

— Это… — начал Боб.

— Это — изумруд! — закричал Юпитер. — Здесь лежал меч Кортеса! А потом, когда дон Себастьян бежал от сержанта Брюстера, он перепрятал его. Может, потому что кто-то еще знал об этом тайнике или потому, что эта хижина — не самое безопасное место.

— Конечно, — сказал Боб. — Вот мы, например, обнаружили тайник очень быстро!

— В общем, опять нашли, да не то, — вздохнул Диего. — Зато теперь мы явно близки к разгадке. Теперь мы точно знаем, что дон Себастьян имел меч при себе, а вовсе не утонул вместе с мечом, как написал в своем рапорте Брюстер. Нет, меч был спрятан здесь до тех пор, пока дон Себастьян не вернулся за ним той ночью, а потом не перепрятал его в более надежное место! Он спрятал его и спрятался сам, и все это нужно было сделать очень быстро!

— Юп, — внезапно сказал Пит, — что это за шум?

Ребята прислушались. Над ними начался громкий, будто барабанный, стук.

— Дождь! — воскликнул Боб. — Он стучит по скале, которая нас прикрывает. Господи, это ж будет настоящий потоп!

— Нет, — ответил Пит, — я еще кое-что слышу… Юпитер недоуменно покачал головой. Боб пожал плечами, но Диего вдруг прошептал: