Посланники Хаоса-2: Сумерки Джедаев, стр. 55

Лея вежливо склонила голову.

— Благодарите принца Исолдера, коммодор. Он был очень убедителен, склоняя на свою сторону… Консорциум.

Бранд сухо кивнул.

— Ваша поддержка, вполне возможно, задержит натиск. Но наша победа не купится легкой ценой.

— Мы готовы заплатить за нее, коммодор, — заверил его Исолдер. — Просто скажите, куда направить силы.

Командный состав обеих групп двинулся в тактико-информационный центр в глубине корабля. Улучив минуту наедине, Бранд спросил Лею, как прошла поездка на Хапос. Она подавила желание сообщить ему, что она была тревожной, и вместо этого объявила ее небогатой событиями. В ТИЦ с высокими потолками уже собралась дюжина офицеров и техников, сидевших за рабочими местами или толпившихся возле графических панелей. Как только Исолдер, Лея и остальные вновь прибывшие уселись, Бранд перешел к делу.

— Это наши самые последние разведывательные данные с гиперпространственного зонда в пространстве хаттов, — начал он, указывая на голограмму, появившуюся над одним из множества голографических проекторов в комнате. Он повернулся так, чтобы обращаться непосредственно к Исолдеру и его командующим. — То, что выглядит как астероидное поле, на самом деле флот военных кораблей. Этот град более мелких астероидов, несущихся к флоту по спирали, кораллы-прыгуны, выращенные на поверхности планеты внизу.

— Выращенные? — повторила одна из офицеров Исолдера.

Бранд кивнул.

— С позволения хаттов йуужань-вонги переделали планету, чтобы она служила некоторого рода оружейным садом, похожим на те, что находятся на Белкадане и Сернпидале, в которых эти истребители и были выращены и снабжены органическими устройствами, которые одновременно перемещают и защищают их.

В конусе спроецированного света появился новый образ: крупный план кораллов-прыгунов, словно прилипалы прикрепляющихся к длинным конечностям огромного йуужань-вонгского аналога носителя. Повсюду маневрировали боевые корабли, собираясь в боевые группы, окруженные роем кораллов-прыгунов.

— Противник сосредоточивает войска для атаки, — без экивоков заявил Бранд, — и, судя по количеству участвующих кораблей, они настроились на цель большей важности, чем Итор, Оброа-скай или Гиндин. Мы убеждены, что целью является Кореллия, которую мы намеренно оставили недостаточно защищенной в надежде склонить врага на атаку.

Глаза Леи в страхе расширились, когда над проектором появилось голографическое изображение сферы размером с небольшую луну.

— Балансирная станция — ядро защиты Кореллии, — продолжил Бранд. — Как репульсорная и гравитационная линза, станция способна создать запрещающее поле, которое протянется от Корела до границ Внешних территорий. В настоящий момент станция находится в дежурном режиме, готовая к созданию поля по приказу.

— Коммодор, — прервала Лея.

Бранд повернулся к ней и кивнул.

— Да, посол, ваши сыновья уже на Балансире. Я прошу прощения, если кое-что здесь для вас окажется неожиданностью, но вся информация по Балансиру была засекречена.

Лея не стала смотреть на Бранда, чтобы не выказать накатившее на нее горе. Она также отказалась замечать любопытный взгляд Исолдера.

— Когда флот йуужань-вонгов выйдет из гиперпространства в Кореллианской системе, запрещающее поле отнимет у них способность перейти на скорость света и, по существу, станет держать их в своих руках. Когда это будет достигнуто, многие из кораблей — снабженные модифицированными гиперволновыми инерционными импульсными сдерживателями, созданными на верфях Фондора, — стоящих тут, а также на Куате и Ботавуи, стартуют, проникнув в запрещающее поле с дальнего его конца, и через серию микропрыжков переместятся к врагу для атаки.

Бранд повернулся к дополнительному голографическому проектору, над которым отображалась схема ГИИСов.

— Для тех из вас, кто незнаком с гиперволновыми сдерживателями, это устройство основывается на гравитационных сенсорах, предупреждающих корабль о приближающемся запрещающем поле, а также вызывающих быстрое выключение гипердвигателя. Одновременно сдерживатель позволяет создавать статичный гиперпространственный пузырь, который, хоть и неспособен создавать тягу, удерживает корабль в гиперпространстве, пока тот по инерции летит вперед.

Бранд повернулся к аудитории.

— У наших кораблей будет очень мало времени, чтобы попытаться сохранить строй, но они смогут получить преимущество над вражеским флотом, — он посмотрел на хапанцев. — Принц Исолдер, так как ваши корабли не снабжены ГИИСами, ваш отряд будет предотвращать попытки йуужань-вонгских судов сбежать через Наружные системы. Вы назначены на это задание по двум причинам. Ваши боевые драконы несут на себе импульсно-массовые мины, которые могут эффективно расширить пределы запрещающего поля Балансира. Вам в помощь мы предоставляем четыре крейсера-тральщика «Обездвиживающий 418А». Но что еще важнее, ваши подключенные к орудиям боевые компьютеры дают крайне высокую точность попадания в отдельные мишени, что является именно тем, что необходимо, чтобы ошарашить довинов-тягунов, защищающих йуужаньвонгские суда.

— Обычно мы предпочитаем быстрые безжалостные удары, — изрек Исолдер. — Но если необходимы удары с хирургической точностью, вы их получите, коммодор.

Лее удалось не вздрогнуть, но она знала, что больше не может выдерживать брифинг Бранда. Каждый его жест и утверждение наполняли ее ужасом, не меньшим чем нахальное рвение Исоллера и его самоуверенное «ставание в позу». Отступив от окружавшего гула, она с помощью Силы потянулась к Анакину и Джейсену, потом к Джейне, Люку, Маре и некоторым другим джедаям. От каждого пришел едва уловимый резонанс, который хотя бы временно успокоил ее заботы. Но когда Лея попыталась потянуться к Хэну — которого она иногда могла чувствовать, несмотря на его отрицание Силы, — все, что она получила, это образ бушующего потока и нырок в необъятную темноту.

Глава 24

Хэн боролся, чтобы не утонуть. С кричащими от нехватки кислорода легкими он вырвался на бушующую поверхность грязного потока, извергая воду, словно корускантская водосточная горгулья, и молотя руками, чтобы поток не утянул его вниз. Уровень воды в сточной канаве быстро повышался. Вероятно, поток скоро вытолкнул бы его в пределах одного метра от вершины стены, но скорее всего, не раньше, чем вода бесцеремонно сбросила бы его в реку, которая якобы текла мимо Лагеря беженцев 17. Из гранитного брюха неба продолжало лить, дождь жалил Хэну лицо и заметно мешал видимости. Бешено гребя одной рукой, он приложил другую ко рту и выкрикнул имя Лромы, но без ответа. Громкий хлопающий звук заставил его развернуться и обнаружить нагоняющий его разбитый лэндспидер, который в вертикальном положении плыл по потоку.

Узость канавы играла и за, и против него. Не имя другой возможности увериться, что машина не последует за ним и не подомнет его под помятый нос, Хэн безумно ринулся к гладкой восточной стене. Там он умудрился на мгновение задержать свое движение вперед, что позволило лэндспидеру нагнать его. Цепляясь за пролом в помятом носу машины, Хэн подтянулся к водительской двери, перебросил одну ногу и вкатился в кабину, которая, наполненная смесью обмолоченного зерна и дождя, напоминала миску с кашей. Весь клейкий от жижы, он дотащился до водительского кресла и несколько раз щелкнул включателем репульсорного двигателя на тот случай, если он заведется, но столкновение отключило систему зажигания. Наклонившись вперед и схватившись за перекладины, поддерживающие выдвижное ветровое стекло, он начал осматривать мутную воду и в конце концов заметил хвост Дромы, торчавший из воды словно флагшток. Прежде чем Хэн смог позвать его, машину перенесло через вершину шлюзовых ворот и вниз через участок водопадов там, где на берегу имелся уступ. Дрома исчезал под порогами, потом появлялся, только чтобы снова исчезнуть. В конце концов сквозь шум дождя и эхо раскатов грома он услышал крик Хэна и панически замахал не захваченной потоком рукой.