Секретные автомобили Советской армии, стр. 25

НАМИ С-3/С-3М

(1962 – 1965 гг.)

В начале 1960-х годов НАМИ занимался весьма оригинальной и оптимистической темой пневмогусеничных движителей (пневматических гусениц), являвшейся составной частью разработок перспективных высокоэластичных систем для вездеходных транспортных машин. До тех пор идею таких гусениц разрабатывали в разных странах, но только в США были построены опытные военные транспортеры с многочисленными компактными пневмобаллонами, объединенными в гусеницы, заброшенные после первых же испытаний. На полугусеничных прототипах НАМИ использовались замкнутые армированные резиновые ленты с многочисленными пневматическими камерами с небольшим внутренним давлением (0,2 – 0,6 кгс/см2), установленные на обрезиненных ведущих и опорных катках. В их разработке принимали участие МВТУ имени Н. Э. Баумана и ленинградский завод «Красный треугольник», а за ходом работ наблюдали военные представители. В качестве базы использовался не оправдавший надежд 45-сильный полноприводный джип «Москвич-415». В 1962 году на первом полугусеничном прототипе С-3 вместо его задних колес был смонтирован многокамерный движитель с двумя сварными балансирными тележками и тремя двойными катками с ребордами и ведущими звездочками. Средний каток устанавливался на выходном валу заднего моста и цепными передачами передавал крутящий момент на два остальных. В 1965 году появился второй модернизированный вариант С-3М с усиленными пневматическими резинокордными гусеницами трапецеидального профиля и передними ведущими барабанами. Испытания машин проводились на асфальтовом покрытии и выявили высокую плавность и бесшумность хода. Скорость движения составляла 40 км/ч, но при ее увеличении машина становилась неуправляемой, гусеницы перегревались и спадали. На местности проходимость считалась удовлетворительной, но двигатель быстро перегревался. В снаряженном состоянии вездеходы С-3 и С-3М весили 1300 и 1450 кг соответственно, имели полную массу около 2 т и в самых благоприятных условиях на шоссе по прямой развивали 60 – 65 км/ч. После таких результатов о превращении утяжеленных, ненадежных и весьма хрупких машин в многоцелевые армейские полугусеничные джипы речи уже не шло.

Секретные автомобили Советской армии - _84.jpg

Полугусеничный вездеход С-3 с уникальными пневматическими гусеницами. 1962 год

ЗИЛ-132С

(1964 г.)

Краткая эпопея с высокоэластичными движителями не обошла стороной СКБ Московского автозавода. В феврале 1964 года к нескольким схожим разработками НАМИ оно добавило свой компактный макетный вездеход-тягач ЗИЛ-132С (4x4) с кабиной от грузовика ЗИЛ-164, короткой бортовой платформой и шестеренчато-карданным приводом обоих мостов. Он был выполнен на укороченном 104-сильном шасси ЗИЛ-157К с колесной базой 3850 мм, поставленном на четыре ведущих тонкостенных пневматических катка И-245 диаметром и шириной по 1000 мм. Его конструктивными особенностями являлись задний управляемый поворотный мост, отклонявшийся в разные стороны с помощью гидропривода, и барабанные тормоза с пневмоприводом, смонтированные только на передних колесах. Снаряженная масса машины составляла 5440 кг, колея обоих мостов – 1260 мм, радиус поворота – 8 м. Максимальная скорость на шоссе достигала 55 км/ч. Вездеход оказался столь тяжелым и трудно управляемым, что первые же испытания заставили его создателей отказаться от продолжения своих изысканий.

Секретные автомобили Советской армии - _85.jpg

Экспериментальный вездеход ЗИЛ-132С на четырех пневматических катках. 1964 год

НАМИ-094 (ЭТ-8)

(1963 – 1964 гг.)

В 1960-е годы массивный 8-тонный вездеход НАМИ-094 (8x8) двойного назначения или экспериментальный транспортер ЭТ-8 на восьми ведуших пневматических катках считался олицетворением самого высокого полета отечественной научно-технической мысли и образцом для подражания при создании тяжелых машин высокой проходимости. В те времена мало кто знал, что он был довольно точной копией американского 212-сильного автомобиля М8-327-4 фирмы «Фор Уил Драйв» образца 1956 года, от которого позаимствовал не только все конструктивные идеи ходовой части, но и стиль кабины, выглядевшей еще более тяжелой и массивной. Советский макетный образец ЭТ-8, созданный под руководством Н. И. Коротоношко, снабжался 180-сильным двигателем ЗИЛ-375 и был оборудован двумя ведущими балансирными тележками с единой колеей (2040 мм). Каждая снабжалась четырьмя четырехслойными пневмокатками Я-194 Ярославского шинного завода диаметром и шириной по 1200 мм с пониженным внутренним давлением (0,1 – 0,2 кгс/см2). Привод осей катков с встроенными в них тормозными барабанами с гидроприводом осуществлялся шестеренчатыми «гитарными» механизмами, вмонтированными в корпуса-картеры колесных балансиров. Вездеход имел один симметричный блокируемый межтележечный дифференциал и еще два межбортовых. В отличие от американского прототипа он получил единый цельнометаллический корпус с вместительной угловатой 4-дверной кабиной и бортовой платформой с тентом. Колесная база машины составляла 7400 мм, ее центр тяжести находился на высоте 1140 мм. Для управления вездеходом со снаряженной массой 12 610 кг служили гидроцилиндры, отклонявшие переднюю тележку в нужную сторону, при этом минимальный радиус поворота достигал 15,5 м. Машина получилась слишком тяжелой (почти вдвое больше, чем весил американский вариант), малоподвижной, трудно управляемой, имела невысокую степень унификации с серийными автомобилями и не отвечала жестким военным требованиям. Сама по себе она развития не имела, но впоследствии послужила идейной основой вездеходных транспортеров НАМИ с шарнирно-сочлененной рамой и разными видами широкопрофильных шин.

Секретные автомобили Советской армии - _86.jpg

Опытный 8-тонный восьмикатковый автомобиль-транспортер НАМИ-094. 1963 год

ВОЕННЫЕ ОДНООСНЫЕ И ДВУХОСНЫЕ ТЯГАЧИ

Эту довольно скромную и ограниченную гамму вездеходных автомобилей составляли военные варианты гражданских одноосных тягачей для буксировки тяжелой дорожно-строительной техники и специальные полноприводные двухосные машины инженерного назначения. Впервые в СССР на них были реализованы собственные оригинальные опытно-конструкторские разработки и налажены тесные производственные и кооперационные отношения между тремя головными изготовителями тяжелой армейской автотехники.

С середины 1950-х годов роль главного разработчика принципиально новых идей и конструкций тяжелых машин военного назначения исполнял МАЗ – Минский автомобильный завод в лице своего Специального конструкторского бюро № 1 (СКБ-1) под руководством главного конструктора Б. Л. Шапошника. В дальнейшем его главными разработками стали специальные многоосные автомобили-шасси, но свою деятельность СКБ-1 начинало с более простых одноосных тягачей и двухосных вездеходов. Со временем они послужили не только конструктивной базой новой тяжелой автотехники, но и встали во главе всего семейства уникальной полноприводной военной автотехники МАЗ советского периода. Первоосновой будущих многоосных ракетных шасси являлись одноосный тягач МАЗ-529 и двухосный МАЗ-538, по ряду агрегатов унифицированные с серийными грузовиками МАЗ. В их конструкцию была заложена общая концепция первого советского 25-тонного карьерного самосвала МАЗ-525 с 300-сильным танковым двигателем Д-12А, созданного в 1950 году под руководством Шапошника, в то время главного конструктора Минского автозавода.

В 1950-е годы параллельно с засекреченным СКБ-1 над полноприводными машинами военного применения трудилось также головное КБ Минского завода по грузовым автомобилям. Там не менее активно проводились опытные конструкторские разработки новых видов автомобильной техники повышенной проходимости гражданского назначения, которые в перспективе предполагалось использовать и в военных целях. Формально эти проекты не были напрямую связаны с деятельностью СКБ-1 и внесли собственный посильный вклад в создание оригинальных машин двойного назначения. Наряду с несколькими прототипами одно– и двухосных тягачей в головном КБ МАЗ был создан свой перспективный двухосный вездеход МАЗ-532, а затем еще несколько подобных гражданских машин. С выходом СКБ-1 на лидирующие позиции в военной области и переходом на создание многоосной автотехники его первые разработки были переданы для серийного производства на Могилевский и Курганский заводы, а прежние наработки КБ МАЗ остались невостребованными.