Нечеловеческий фактор, стр. 15

– Она сама мается, места себе не находит, не понимая, почему её кинули бывшие соратники из Межгалактической Комиссии. И я бы… – Руслан заставил себя успокоиться, – почувствовал, что она на той стороне.

– Верю, – серьёзно кивнул Грымов. – Не зря издревле говорят: муж и жена – одна сатана. Тем не менее тебе всё равно придётся оценивать её поведение и быть начеку.

– Я не собираюсь следить за… – вспыхнул Руслан.

– Не торопись, – жестом остановил его Грымов, – я не хотел никого обижать. Но возможности Вируса таковы, что Ярослава, да и любой из нас, может не справиться с пси-атакой.

Руслан остыл, отвёл глаза.

– Мы носим «вшинники».

– Появились новые разработки, в скором времени нам предложат более совершенные устройства защиты. Объясни Ярославе ситуацию, она поймёт.

– Хорошо, поговорю. Но я бы хотел закончить разборки с ЦУПом «Сферы», там не всё чисто.

– Мы подумаем. Возьмись за главных кандидатов, нам важно точно знать, кто из них на той стороне, как ты выразился. Слежки за собой не заметил?

– Кому я нужен, зануда? – усмехнулся Руслан. – Кому нужен тупой инспектор, соблюдающий все инструкции и выслуживающийся перед начальством? Легран меня таким и считает, судя по его отношению.

– Легран – это новый начальник отдела?

– С виду он прост как указательный палец, на самом же деле умный мужик, бывший французский коп, ловил всяких извращенцев и педофилов.

– Неплохая характеристика, надо к нему присмотреться. Ну что, начали, спасатель? Пора тебя расконсервировать.

Руслан с улыбкой пожал руку Грымову.

До контрразведки он работал в МЧС Солнечной системы, и Грымов напомнил ему о прежней работе.

– Я давно уже не спасатель.

– Ошибаешься, контрразведчики – те же спасатели, только помасштабнее, от наших действий подчас зависит существование всего человечества, как бы пафосно это ни звучало. Вспомни возню с Дженворпом.

– Меня в необходимости нашей работы убеждать не надо.

– Да я и не убеждаю, к слову пришлось. Часа через полтора тебе подвезут «эол» и помогут настроить. – Грымов вышел, не оглядываясь.

Руслан закрыл за ним дверь, вернулся в гостиную. В кафе идти одному по-прежнему не хотелось. Заработало воображение, перед глазами возникла звёздная вуаль – галактики Малое и Большое Магеллановы Облака, владения неведомых магелланцев. Интересно, намного они опередили человечество в развитии и как они выглядят?

Фантазия нарисовала образ гигантского паука с человеческой головой.

Только не это, покачал Руслан головой. С насекомыми он не дружил.

Пришла вдруг мысль, что он может теперь вполне легально общаться с Ярой. Хотя с другой стороны, оценивать её поведение, искать некие скрытые мотивы и стимулы – проявление «вражеского зомбирования» – было противно. Он ей верил. Нет, не так: он её любил! И после всего того, что произошло за последний год, начать подглядывать, сомневаться, искать «чужое»?

Он зашёл в акваблок, посмотрел на своё отражение в зеркале.

Никогда! – заявило отражение.

Согласен, кивнул он, скорчив рожу. Спросил мысленно: пошли повоем?

«Куда?» – отозвался терафим, посчитав, что вопрос задан ему.

– Не куда, – рассмеялся Руслан, – а на что – на Луну.

«Не понял».

«Это шутка».

«Понял».

Зазвонил мобильный.

– Ну, ты присоединяешься? – возник в объёме связи деловитый Саша Зуб. – Через полчаса прискачут Гриша Белов, Санька Вавин и Толян.

Руслан решительно пресек свои планы сесть за компьютер: он имел полное право отдохнуть и расслабиться.

– Лечу, ждите!

Через четверть часа он был у метро.

Глава 7

Вирус жив

Ярослава не знала, кто кроме неё является сотрудником Межгалактической Комиссии по контролю Закона, чьи представители вышли на неё четыре года назад и предложили поучаствовать в опасной игре с Вирусом Инферно, как люди стали потом называть Знающих-Дорогу-Не-Терпящих-Возражений. Ставки в этой игре были столь высоки – существование не одной человеческой цивилизации, но всей Метагалактики! – что не согласиться было нельзя. И ей пришлось уйти от мужа, Руслана Горюнова, человека горячего, обидчивого, амбициозного и творчески мыслящего, больше – ради его безопасности, меньше – ради целей Комиссии, стремящейся сохранить пул разумных систем во Вселенной. Но и после окончания схватки с агентами ЗД на Суперструннике, закончившейся нештатным запуском генератора «большой струны», её жизнь в качестве эмиссара МККЗ не закончилась. Последнее сообщение, полученное ею от координатора Комиссии, которого она никогда не видела воочию, было – ждать! Связь с координатором прекратилась, и она ждала, ждала уже год с небольшим, продолжая держать под рукой небольшой отряд помощников, с которыми работала на строительстве Дженворпа.

Не связывались с ней и агенты ЗД, для которых она тоже осталась их главным оперативным модератором, а вычислить их не удалось. Вернее, низовых наёмников, которые помогали конструктору Дженворпа Херцогу, перехватили контрразведчики «Сокола»: наёмники Знающих, как и агенты МККЗ, являлись людьми, завербованными неведомой рекрутинговой службой Вируса. Но выйти на верхи, контролирующие не только Суперструнник, но и всю структуру связей человечества, не удалось никому. Ярослава лишь могла догадываться, какой уровень зомбирования применили вербовщики Вируса и кто из высших руководителей Земли работал на Знающих-Дорогу.

Двадцать третьего июля, после видеосовещания с руководителями планетарных и национальных комитетов Погранслужбы, Ярослава уединилась в своём служебном модуле в Управлении земной Погранслужбы.

Башня центра располагалась в Индии, рядом с бывшим Домом Союза Объединённых Наций, на берегу Ганга. Правительство Земли полтора года назад переехало в Таиланд, в новую километровой высоты Башню Правительства, построенную в рекордно короткие сроки, но переносить офисы всех земных служб, в том числе и Пограничной, признано было нецелесообразным. Поэтому служба, отвечающая за контроль внутренних и внешних границ цивилизации, осталась в комплексе сооружений Баба Тадж, которому исполнилось уже почти двести лет.

Конечно, словосочетание «внешние границы» колыбели человечества было условным, эти границы всё время расширялись, земляне постепенно расселялись по планетам ближайшего звёздного окружения, однако помимо чисто природных космических тел в Солнечную систему залетали и разведчики иных разумных рас, о чём было собрано немало доказательств, и пограничники свой хлеб ели не даром.

Конечно, поиск и ловля инопланетян не входили в их обязанности, однако на самом высоком международном уровне было решено такую службу иметь. Земля представляла собой не просто колыбель цивилизации, но являлась одной из самых красивых, комфортных и удобных планет из миллионов обнаруженных в космосе и не пригодных для жизни. Этим обстоятельством можно было не только гордиться, Землю следовало защищать от предполагаемых посягательств более агрессивных цивилизаций, разведчики которых то и дело проявляли интерес к человеческой формации.

Если ещё год назад, до завершения строительства Суперструнника, о вмешательстве инопланетян в земные процессы можно было говорить с изрядной долей скепсиса, то после экспедиций к центру Галактики и к Магеллановым Облакам, буквально развёрнутых обратно к Солнцу, и особенно после войны с агентами Знающих-Дорогу, – тайна вырвалась наружу, о запуске «Супербольшого Ускорителя» (который вовсе не был ускорителем частиц) уже год судачили все земляне, – стало понятно, что землян в космосе не ждут и контактировать с ними не хотят. А если и контактируют, то исключительно секретно, по-шпионски, агрессивно и презрительно, используя людей как разумных существ «второго сорта».

Масштабы же вмешательства чужих в жизнь землян представляли далеко не все президенты земных стран и даже руководители тревожных служб человечества, включая службы безопасности, среди которых было немало инопланетных агентов, создавших целую коррупционную сеть. И хотя в их разоблачении Погранслужба не участвовала, на её плечи ложилась колоссальная ответственность за оценку и проявление внешних агрессивных сил, цели которых шли вразрез с целями землян.