Нечеловеческий фактор, стр. 13

– Можно вопрос?

– Да, конечно.

– А импульс из «глушака» он выдержит?

Геншер приподнял уголок рта, всматриваясь в простодушное лицо Руслана, сделал паузу.

– «Глушаком» вы называете суггестор «удав»? От него существуют другие способы защиты, но мы предусмотрели и генетический способ, с переключением сознания. Однако сегодня демонстрировать пси-атаку не будем.

Изображение пещеры перед креслами исчезло.

Фрау Мейтцнер встала.

За ней дружно поднялись остальные зрители, окружили заведующего лабораторией и владелицу концерна, выражая свои восторги.

– Каковы впечатления, инспектор? – повернула к Руслану голову обладательница рыжих волос.

Руслан почувствовал порыв холодного ветра: экстрасенсорика отреагировала на гипнотический взгляд Мейтцнер. На виске «шевельнулся», возбуждаясь, паучок пси-защитника.

«Раппорт!» – вскинулся терафим.

«Чую», – ответил Руслан, гадая, кто его «приложил», сказал вслух:

– С этим надо серьёзно, сразу и не скажешь. Уж очень даже может быть опасным, как вам должно быть известно. Изучать будем.

– Что ж, изучайте, мне будет интересно ознакомиться с вашими выводами. Идёмте, господа.

Геншер, Мейтцнер и её свита гурьбой направились к выходу из зала.

К Руслану подошёл Продль.

– Понравилось? Надеюсь, вы оцените наши усилия.

– Мне понадобятся все материалы и анализ перспектив проекта, а также его негативных последствий.

– Негативных последствий нет, уверяю вас, а материалы мы вам передадим. Гастон, проводи господина Горюнова.

Трикстер сделал жест рукой, пропуская гостя вперёд.

Вышли в коридор, к лифту.

– Мы можем надеяться на положительную оценку вашего Агентства? – вкрадчиво осведомился Гастон Фюме.

– Изучим все «за» и «против», сделаем выводы, – веско ответил Руслан.

– Неуязвимые очень нужны человечеству. Бионасилие становится реальной угрозой, а они не боятся никаких вирусов и смогут заменить людей практически на всех опасных производствах.

Сели в лифт.

– На опасных производствах работают витсы и форги [10]. Пока я не понимаю, зачем потребовалось создавать «неуязвимых».

Лифт вынес гостя и сопровождающего на крышу башни.

Гастон Фюме сменил тему разговора.

– Говорят, вы очень придирчивый инспектор. Вас даже хотели убить.

Руслан внимательно посмотрел на молодого человека с безмятежным девичьим лицом. Однако марку «солдафона» надо было держать до конца, и он сказал:

– Не понимаю, о чём вы. Я стараюсь на благо… э-э, народа. Мы, работники ФАК, должны стараться, чтобы не было ошибок. Всем лечь на это и получить то, что мы должны иметь.

Гастон оценил мудрёную речь инспектора.

– Вы настоящий профессионал, герр Горюнов! Правильно ли я вас понял, что мы можем… м-м, договориться? Вы ведь хотите что-то иметь в результате… м-м, своих умозаключений?

Руслан сделал вид, что не понял намёка трикстера.

– Все мы хотим избежать проблем.

На крышу опустился вызванный флайт-такси «Форд»-класса.

– Говорят, ваш последний визит, – ещё более вкрадчиво проговорил Фюме, – в центр управления «Сферой» вызвал возмущение у руководства?

– Кто вам сказал? – брюзгливо осведомился Руслан, снова уловив холодный ток дистанционного пси-воздействия.

«Новый пси-раппорт», – ожил Шустрый.

– Мои друзья работают в этом центре, узнал от них.

Руслан сдвинул брови, отчеканил:

– Я действую строго в рамках закона и соблюдаю СРАМ! [11] Если кому-то что не нравится…

– О-о, герр Горюнов, – поднял руки Гастон ладонями вперёд, – я ничего плохого не имел в виду. Просто вы такой… правильный, а вокруг столько нехороших завистливых людей… я бы даже посоветовал вам быть осторожнее.

– Я учту ваш совет, – сухо бросил Руслан, усаживаясь в кабину такси. – Всех благ.

Блистер аппарата мягко чмокнул.

– К метро, – скомандовал Руслан.

Флайт взлетел, оставляя на крыше Гастона Фюме с задранной головой.

Интересно, подумал Руслан, намёки весьма прозрачны, это его собственная инициатива или кто-то сверху скомандовал пощупать инспектора ФАК и посмотреть на его реакцию? Скорее второе, сам господин Фюме вряд ли осмелится играть с представителем власти в кошки-мышки. Но откуда он знает о визите в ЦУП «Сферы»? «Друзья сообщили» – детский лепет на лужайке. Для этого «друзья» должны знать инспектора в лицо. Или Гастон Фюме – агент ЗД?

«Форд» приземлился у пилона метро.

Рядом сел ещё один такой же «Форд», но пассажир не торопился покидать его борт. И лишь когда Руслан направился к арке главного старт-входа метро, пассажир вылез и последовал за ним.

Глава 6

Активация змеи

Ярослава не отвечала на вызовы, и Руслан расстроился, потому как запланировал «тихий домашний вечер в саду»: позвонил отец, сказал, что они с мамой летят в Новую Зеландию к друзьям на встречу одноклассников, и квартира их в Корсуни дня четыре оставалась в распоряжении сына. Однако мечтам Руслана не суждено было сбыться, поэтому он решил после очередного похода по заданию начальника отдела навестить своих друзей детства. Один из них – Саша Зуб, давно приглашал его к себе в Брянск.

Вечером двадцать второго июля, вернувшись из Магадана, где недавно запустили новый развлекательный центр «Чукчара», Руслан позвонил другу детства.

Саша, худой, жилистый, загорелый, с выбритой наголо головой, появился перед ним в одних шортах; система связи Руслана была оборудована дгабом [12], поэтому казалось, что собеседник – живой человек.

– Привет, Русик! – обрадовался Саша, протягивая руку. – Неужели созрел?

Руслан, улыбаясь, «пожал» ему руку: его дгаб обладал эйдоэффектом и позволял ощущать «живое» прикосновение абонента.

– Я один, решил потрепаться, тоска заела.

– Так приезжай, – пригласил Саша. – Я тоже один, Маринка улетела в Сирию на раскопки.

– Зачем? Она же не археолог.

– Ну, она эзолингвист, расшифровывает древние письмена, а в Сирии недавно нашли древнейшее поселение, ему шесть тысяч лет.

– Круто. Кто нашёл?

– Существует спутниковая археология – поиск, идентификация и воссоздание затерянных городов на Земле, да и не только на Земле. На Луне и на Марсе их тоже нашли немало, не слышал?

– Почему же, космические археологи давно рыщут по планетам, что-то находят, это нам ещё в школе рассказывали. А Сирия при чём?

– Там в районе Тилль-Бирака совсем недавно изучали антрозоли – антропогенные почвы – и наткнулись на следы поселения. Подвесили над Сирией спутник, и тот обнаружил скрытый горными породами город. Кстати, если интересно, можем махнуть туда, Маринка нас встретит.

– Я подумаю. Хотя шесть тысяч лет – не предел, – махнул рукой Руслан. – У нас в Зауралье раскопали Страну Городов, вокруг Аркаима и севернее, которая существовала не меньше десяти-двенадцати тысяч лет назад, задолго до возникновения культур Европы. Гиперборейцы строили, покинувшие свой тонущий северный материк.

– Значит, не поедем?

– Давай лучше соберём ребят, посидим, давно не встречались.

– Я с Сашкой Вавиным разговаривал недавно, он к себе в Жуковку приглашал. С Толяном созванивался, с Гришкой, обе Райки звонили. А что, давай организуем уик-энд, я займусь, – загорелся Зуб.

– Отлично, звони, я присоединюсь.

Фигура Саши растаяла. Он был человеком дела и не любил долго рассусоливать на одну тему.

Настроение улучшилось. Руслан почувствовал душевный подъём. Захотелось увидеть ставшие родными лица одноклассников, с которыми он не так уж и давно учился в школе первого цикла. Несмотря на принятое во всём мире виртуальное обучение, в России сохранился институт живых учителей, встречающихся со школьниками не в объёме компьютера, а реально, в специальных классах, и эта мода с недавних пор начала распространяться по всему миру: занятия с живым учителем в процессе живого общения с другими учениками позволяли детям активнее проявлять свои творческие способности и поднимали интерес к общению «в контакте», что уже две сотни лет было утеряно человечеством в связи с переходом на интернет-связь и новые видеотехнологии.