Нечеловеческий фактор, стр. 11

– Герр Горюнов? – ослепительно улыбнулась блондинка.

– Совершенно верно, – важно кивнул Руслан.

– Я вас провожу.

– Благодарю.

Девушка заскользила вперёд, перебирая ногами, как живой человек.

Руслан последовал за ней, отметив медленно пролетевший над башней каплевидный флайт «БМВ», блеснувший чёрным стеклом блистера. По-видимому, это был аппарат охраны здания.

Прозрачный лифт опустил гостя и сопровождающую на двенадцатый этаж башни, где она и растворилась в воздухе.

На сей раз у лифта его встретили живые люди: благообразный господин с длинными белыми волосами, одетый в ослепительно-белый летний костюм, и молодой человек, соединявший в себе черты мужчины и женщины, улыбавшийся так, будто Руслан являлся по крайней мере вице-президентом компании; это был трикстер, существо, олицетворяющее собой так называемый «третий пол».

«Трикстер», – сообщил Руслану терафим [9] по имени Шустрый.

Терафим служил Руслану секретарём давно, его надо было бы заменить, но расставаться с ним не хотелось, как с живым человеком.

«Вижу, – ответил Руслан. – Чем он тебе не нравится?»

«Он излучает».

«В каком смысле?»

«В самом прямом: я чую слабый поток электромагнитного излучения в диапазоне «бэта».

«Что это означает?»

«Нас пытаются прощупать на предмет ношения оружия».

«Это нормально, фирма-то частная».

«Излучение мерцает, вероятно, ищут защиту».

«А вот это уже хуже, придётся напрягаться».

– Доброе утро, господин Горюнов, – пророкотал по-немецки владелец обесцвеченных волос. – Меня зовут Гюнтер Продль, я исполнительный директор концерна. Это мой помощник Гастон Фюме.

Трикстер поклонился.

– Разумеется, мы рады видеть вас в наших владениях, хотя я и не понимаю беспокойства Федерального Агентства по поводу наших экспериментов. У нас всё под контролем, все меры безопасности предприняты.

«Индюк», – оценил манеру Продля держаться Шустрый.

– Мне дано поручение, – сделал каменное лицо Руслан. – Прошу представить всю информацию о ваших разработках Неуязвимых.

– Неуязвимый пока один, – растянул губы в вежливой улыбке Гастон Фюме, отчего лицо его стало совсем женским. – Но мы надеемся, что он пройдёт все испытания, и человечество получит идеального исследователя космоса.

При выходе из небольшого холла в коридор терафим снова напомнил:

«Нас просвечивают».

«Следи за нарастанием полей, – приказал Руслан. – Если это обычная предосторожность – нас оставят в покое, оружия я не ношу».

Поскольку никто из сопровождавших гостя не спросил, вооружен ли он, догадка имела под собой почву: инспектора провели через систему детекторов, определяющую наличие оружия. В противном случае его уже попросили бы сдать опасные «игрушки». Правда, в костюм Руслана были вмонтированы метатели наноробов разного назначения, но их система безопасности здания не уловила.

Прошли несколько дверей, выделяющихся по контуру световыми пунктирчиками. В толще стеклянной стены впереди протаял коридор, показавшийся зеркальным отражением первого, в нём возникло отверстие, превратившееся в дверь, и Руслан шагнул в зал вслед за провожатыми.

Зал больше всего напоминал отсек визинга космических кораблей.

Стены его и потолок были прозрачными настолько, что создавали эффект полного отсутствия, отчего казалось, что люди в нём, сидящие в креслах и стоящие рядом, находятся под открытым небом, на крыше здания.

Треть зала занимали низкие фарфорово-ртутные тумбы, усыпанные разноцветными огоньками.

Чуть дальше к краю располагались кресла количеством в два десятка. Несколько сидений было занято, возле крайнего ряда кресел стояла четвёрка мужчин и женщин, выделявшаяся служебными униками разной расцветки.

Руслана подвели к сотрудникам корпорации.

– Инспектор Федерального Агентства Горюнов, – представил его Продль.

Все четверо прервали беседу, с любопытством оглядели гостя, не спеша знакомиться.

Руслан поклонился, ощущая на себе кроме взглядов давление мысленного прощупывания. Кто-то из присутствующих в зале людей обладал экстрасенсорными способностями и пытался прочитать его мысли. Однако на этот случай у него имелся пси-защитник, который спокойно отбил выпад, заставив неизвестного пси-оператора «свернуться».

– Вы ни разу у нас не были? – проговорила по-немецки женщина с короткими рыжыми волосами и сухим аскетичным лицом.

На рукаве её уник-мундира переливалась перламутром эмблема Европарламента.

– Фрау Лаура Мейтцнер, – представил её Продль, – главный управляющий концерном.

– Не был, – коротко ответил Руслан, стараясь выглядеть так же надменно.

– Надеюсь, вам у нас понравится, – равнодушно сказал сосед женщины, худой, с узким бледным лицом и горящими голубыми глазами религиозного фанатика.

– Герр Геншер, – осклабился Продль. – Заведующий лабораторией «Венус вивенди». Он сегодня попытается нас удивить, представив разработки лаборатории. Присядем, господа?

Фрау Мейтцнер кинула на Руслана скептически-оценивающий взгляд, заняла одно из кресел последнего ряда, не предложив Руслану сесть рядом. По-видимому, инспектор ФАК не произвёл на неё особого впечатления.

Впрочем, Руслан был только рад этому, он уже привык играть роль недалёкого человека, свято соблюдавшего инструкции Агентства, и менять поведение не хотел, поскольку его маска приносила хорошие плоды.

Сел он по соседству с Геншером.

– Начинаем, господа, – сказал завлаб.

– Э-э, я не понял, – спохватился Руслан. – А как же мы оценим… э-э, кондиции ваших «неуязвимых»? Они будут демонстрироваться здесь?

– Нет, конечно, – снисходительно улыбнулся Геншер. – Испытательный полигон располагается под землёй, в недрах острова. Поэтому нам ничего не грозит. Но мы все отлично увидим.

Этим своим «нам ничто не грозит» завлабораторией проговорился, эксперимент таил в себе опасность для окружающих, но Руслан не стал нагнетать обстановку.

Внезапно солнечный свет, льющийся в зал с неба, стал тускнеть, появились стены – в виде туманных вуалей, затем одна из стен напротив ряда кресел провалилась в темноту, и сквозь туман проступили очертания довольно мрачной пещеры, неровные стены которой отсверкивали кристалликами горных пород.

– Стилизация, – пояснил Геншер. – Мы решили создать испытательный полигон с условиями, приближенными к естественным.

Руслан хотел спросить, каким образом концерну «ОЭ» удалось убедить администрацию острова дать ему разрешение на обустройство подземного полигона, но передумал. Здесь, очевидно, как и везде в мире, всё решали деньги и чиновничьи связи.

Свет в искусственной пещере стал ярче, стены заискрились сильней, рельефно заиграли выступавшие из пола складки и бугры. Один из бугров дал трещину и раскрылся, выпуская изнутри отсвечивающий глазурью цилиндр.

Послышался мягкий звон.

По цилиндру тоже зазмеилась трещина, открывшая взору… обыкновенного человека в спортивном трико алого цвета.

Геншер покосился на Руслана.

– Ну-с, герр инспектор, как он вам?

– Не впечатляет, – с нарочитым разочарованием признался Руслан. – Витс, что ли?

– Ни в коем случае, живой человек. Сейчас увидите. – Заведующий лабораторией щёлкнул пальцами.

Одна из ближайших каменных складок на дне пещеры раскрылась, выпуская трёх ловких молодых людей в чёрных комбинезонах ниндзя-фасона. Лица их были скрыты под масками, в руках они держали оружие, каждый своё: один – нож, второй – меч, третий – металлические палки, связанные цепью, – нунчаки.

– Первый этап, – гулко возвестил координатор испытаний.

«Ниндзя» дружно бросились на Неуязвимого, окружая его со всех сторон.

Он дождался первого удара: меч косо опустился ему на шею, но не снёс голову (Руслан внутренне напрягся), а лишь скользнул по коже, – и буквально исчез из поля зрения, превращаясь в тающий призрак.

Дважды зрители увидели, как в тело испытуемого вонзается нож (с тем же результатом), а на голову обрушивается металлическая палка: он демонстрировал способность тела держать удар. Затем меч вылетел из руки первого «ниндзя» и с лёгкостью снёс ему руку до плеча.