Мы выбираем звезды, стр. 51

Я прикажу персоналу компании оказывать им всяческое содействие. Как скоро они могут улететь?

– Через час после моего возвращения от вас.

– Великолепно, полковник! К сожалению, я не успею за такой срок подготовить корабли. Как вам известно, эквадорский космопорт и без того перегружен. Договоримся так: они улетят завтра. Вы сами с несколькими подчиненными останетесь в Кито – на случай, если потребуются крайние меры.

Беседа продолжалась еще некоторое время, затем Холден поднялся, щелкнул каблуками и ушел, а Гатри связался с Сайре, который по-прежнему находился в Футуро.

– Ваш верный пес только что отбыл. Интересный получился разговор. Кажется, здесь все будет как надо. А что у вас?

– Пока ничего, – признался Сайре. После паузы он прибавил: – Мы допросили одного арестованного и выяснили, что до недавнего времени объект скрывался в комплексе Эри-Онтарио. К сожалению, гипнотест не помог, поскольку арестованный, судя по всему, принял наркотик, который стер его воспоминания. Удалось установить только, что модуль вроде бы переправили в Портленд; однако вполне возможно, что нас таким образом пытаются сбить со следа. По нашим прикидкам, объект, скорее всего, попробует перебраться в Мексику. Мы усилили заслон на границе, но не исключено, что он все-таки сумеет проскользнуть.

– Или повернет обратно, – предположил Гатри.

– Совершенно верно. Очевидно, у него на территории Союза достаточно приятелей. Если бы ему не помогали, мы бы давным-давно его схватили. Эти приятели наверняка осведомлены об истинном положении дел и, если не принять мер, могут поднять шум.

– Да уж… Боитесь, Сайре? Что вы предлагаете?

– Арестовать всех как заговорщиков. Или прикончить. А самим все отрицать – разумеется, при вашем участии.

– Разве не нужно добавить: «Если вы согласитесь, сеньор Гатри»?

– Я… Извините. Голова идет кругом…

– Что, если от меня потребуют предъявить двойника, того, что летал к альфе Центавра? Копия готова?

– Не совсем. С программным обеспечением никаких проблем, но вот с корпусом… Дайте нам два-три дня, и мы переправим его в лучшем виде в Северо-Западный Комплекс.

– Хорошо. Я спрошу директоров, кому они больше верят – мне или кучке фанатиков, которых поддерживает горстка глупцов. Кое-кто, возможно, заартачится, но большинство, безусловно, поддержит меня.

– Разумеется, но мы ведь это уже обсуждали.

– Нам не хватило времени, чтобы решить, как действовать, если обстоятельства сложатся не лучшим для нас образом. А вдруг с обвинениями выступит не кто-нибудь, а мой двойник, и» Мексики или откуда еще? Смогут ли ваши бандюги захватить его – или уничтожить – настолько быстро, чтобы все закончилось тихо-мирно?

– Бандюги? Мне не нравится это слово.

– Ваши трудности. Ну так что?

– Пожалуй, смогут. Я как раз прикидываю, как замаскировать такой рейд, если он все же состоится, Вторжение на территорию независимого государства – страшно представить, какие могут быть последствия.

– Если вас застигнут на месте преступления, – уточнил Гатри – Впрочем, вы прекрасно знаете, что ваше правительство сумеет одурачить Федерацию. Ну, удалят несколько «чрезмерно ретивых» министров, ну, пообещают отправить их в исправительные центры, – и все. Но вот если не paзобраться в ближайшее время с моим двойником, последствия и впрямь будут весьма неприятными.

– Будем надеяться, что до этого не дойдет.

– Послушайте, Сайре, я вовсе не предлагаю сдаваться без боя. Если мой двойник улизнет в космос, а ваши коммандос его не остановят, тогда я полечу за ним сам.

22

Когда «Каравелла» достигла большого Острова, Мауна-Лоа и Мауна-Keа, казавшиеся издалека сказочными замками, как-то сразу утратили свое великолепие. Войдя во внешнюю гавань Хило, судно легло в дрейф. Капитан вызвал с берега бот, проводил своих пассажиров до трапа и пожелал им всего хорошего. Кира заметила, что он усмехнулся и подмигнул Валенсии. Тот, впрочем, притворился, что не видит. Сколько в нем благородства, подумалось Кире.

Такси доставало девушку и Валенсию шесте с багажом, оружием и Гатри в отель, остановиться в котором предложила Кира. Публика там селилась самая разная, поэтому вряд ли кто обратит на них особое внимание. Отель был сравнительно новым, относился к числу весьма немногих зданий коммерческого назначения, построенных в Союзе за последние десять лет, поэтому удалось получить просторный номер с компьютерным терминалом. Однако, войдя внутрь и закрыв за собой дверь, Кира вдруг ощутила приступ удушья. После свежего морского бриза, после шелеста пальмовых листьев и бездонного неба над головой… Она кинула взгляд на обзорный экран, прислушалась – снаружи не доносилось ни единого звука.

Ощущение миновало. Ладно, за работу. Вон, Валенсия уже распаковывает Гатри. Залюбовавшись кошачьими движениями Неро, девушка почувствовала возбуждение. Валенсия вынул модуль и поставил на стол. Немедленно высунулись щупальца с линзами.

– Ну, живы-здоровы? – пророкотал Гатри. – Как прошло путешествие?

Кира поняла, что краснеет. Неужели он заметил?…

– Estupendo* [Estupendo (исп.) – замечательно.], – пробормотала она и не удержалась, искоса поглядела на Валенсию. Лицо наемника ровным счетом ничего не выражало.

– Какой сегодня день? Который час? Черт побери, мне кажется, я провел в этом ящике целую неделю, в которой каждый день был воскресным!

– Как же вы выдержали? – спросила Кира.

– Я дремал, думал, играл, вспоминал – особенно о встречах с женщинами. Ладно, просветите-ка меня. – Валенсия вкратце обрисовал положение дел. – А последние новости? – поинтересовался Гатри.

Люди переглянулись. Они совсем забыли! Кира поспешно включила терминал и запросила сводку новостей. Те были просто поразительными. На Луне и на спутнике Л-5 обнаружены террористические группы. По настоятельной просьбе Энсона Гатри на спутник и в Порт-Бауэн отправлены спецподразделения Сепо. Гатри распорядился, чтобы служащие компании оказывали полиции всяческое содействие.

– Боже мой! – прошептала Кира. Это восклицание выражало ее чувства гораздо сильнее, нежели какое-нибудь ругательство или богохульство.

– Накрылся наш план, – ровным голосом произнес Валенсия. – Мы еще не погрузили вас на звездолет, а уже выясняется, что вам некуда лететь. Вдобавок, с этих чертовых островов так просто не выберешься. Извините, но мне, похоже, следовало настоять на своем – чтобы мы, наплевав на пограничников, попробовали бы пробраться в Квебек* [Имеется в виду канадская провинция Квебек.] или Мексику.

Кире вспомнился ночной разговор в Портленде. Когда Валенсия заявил, что из Сан-Франциско можно выбраться морским путем, она воскликнула: «Нам бы только подыскать подходящий порт, что-нибудь вроде Мацатлана!» Неро возразил: в нынешних условиях власти наверняка не выпустят судно печально известных джентльменов удачи из территориальных вод Союза. Самое большее, на что их хватит – разрешить увеселительную прогулку до Гавайев и обратно, причем «Каравелле» придется постоянно сообщать по радио о своем местонахождении (и за ней, вне всяких сомнений, будут следить из стратосферы аэростаты службы контроля движения). Если судно собьется с заданного курса, ему вдогонку моментально пошлют сторожевик, экипаж которого перероет «Каравеллу» сверху донизу в поисках незарегистрированных пассажиров.

Кира вздрогнула. При мысли о том, что правительство – любое, не только авантисты – способно, если захочет, следить за каждым шагом простых людей, девушке стало страшно.

– Не надо, сынок, не извиняйся, – проговорил Гатри. – Ты не сумел переспорить меня. Признаться, я так обрадовался, что попаду в море… Между прочим, я предполагал, что мой близнец предпримет что-нибудь этакое, однако надеялся, что, когда он соберется с мыслями, будет уже поздно. Увы, увы! Но все равно, мне представляется, что сейчас шансов у нас больше, чем если бы мы выбрали иной маршрут.

– Пожалуй, сэр, вы правы, – откликнулся Валенсия. – Придумал! Вы взлетаете, а потом сажаете звездолет в Эквадоре или в Австралии.