От Петра I до катастрофы 1917 г., стр. 35

Когда после смерти матери Петр стал править Россией, то по совету своих кокуйских собутыльников-масонов он первым делом придавил церковь и начал запрещать церковные обряды, но я считаю, что основной причиной недовольства голодной регулярной армии были причины экономические и негуманный необоснованный отрыв стрельцов от семей, которые пошли на войну в 1695 году и уже четвёртый год не виделись с родными.

Уезжая в Европу, Петр оставил Россию под присмотром своих ко-куйских дружков и верного друга детства Ф. Ромодановского, которому современник тех событий князь Б.И. Куракин дал такую характеристику: «собою видом как монстра, нравом злой и тиран, превеликой нежелатель добра никому, пьян по вся дни…», - то есть «духовный брат» Петра.

Ещё до возвращения Петра со стрельцами разобрались, провели следствие, монстра Ромодановский отрубил 56 голов, остальных стрельцов сослали по тюрьмам и обратно к месту службы, и стрельцов продолжали морить голодом. Находящийся в Европе Пётр, наблюдая за различными странами, сравнивая, задумал провести в России радикальные реформы, «перестройку». А своевольные стрельцы, постоянные возмутители спокойствия «достали» Петра с детства, и Пётр решил закрыть проблему со стрельцами раз и навсегда, причём в редкой по своей жестокости форме.

Прибыв в Москву, Петр не поехал домой к законной супруге-царице, а сразу направился к «Монсихе» в Кокуй и, насладившись её обществом, отправился в Преображенское, куда Петр, приближаясь к Москве, приказал привезти уже ссыльных стрельцов для образцово-показательного ужаса, хотя они уже были наказаны.

«…30 сентября (1698 г.) совершилась первая казнь в селе Преображенском: Петр Великий собственноручно отрубил головы пятерым стрельцам, - отметил Костомаров. - 30 сентября было повешено у Покровских ворот 196 человек, 11 октября - было казнено 144 человека, 12 октября - 205, 13 октября - 141». Таким образом Петр Первый совместил две функции - царя и палача. Петр стал палачом и получал от этого нескрываемое удовольствие.

Стрельцам не сразу отрубали головы, предварительно их страшно пытали. Пётр лично разработал инструкцию пыток «Обряд, как обвиняемый пытается». Сейчас некоторые люди увлекаются «ужастиками» - смешно по сравнению с тем, что творил Петр, когда накладывал своей рукой резолюцию: Смертию не казнить. Передать докторам для опытов». Петр сам любил быть в роли «учёного доктора» и экспериментировать в пытках людей. Известен случай, когда приехавшие из Шотландии друзья Гордона и Брюса искали Петра и компанию и забрели в пустые пыточные избы, залитые кровью, но услышав душераздирающие крики в отдалённой избе, зашли туда и застали самого Петра за изощрёнными пытками. Недовольный пришедшими иностранцами Петр глянул на шокированных шотландцев свирепым взглядом, и те бросились бежать. Им повезло, что рядом с Петром было мало помощников, ибо один офицер их догнал и настоятельно потребовал вернуться, зайти в дом к Ромодановскому, но шотландцы, предчувствуя беду, отказались выполнить приказ и ускакали подальше.

«Когда в пытошные избы пришел Патриарх, просить пощады для стрельцов, Петр буквально выбросил его вон. Несколько священников казнили только за то, что они молились за несчастных», - отметил А. Буровский.

Воспользовавшись «страшным временем» Петр под шумок кровавой вакханалии расправился наконец-то с нелюбимой женой, родившей ему троих сыновей, - постриг в монахини, насильственно разлучил с сыном и заточил 26-летнею царицу Евдокию Федоровну под именем «монахиня Елена» в далёкий Суздальский Покровский монастырь, запретив ей видеться с сыном Алексеем, а чтобы ей в монастыре не было скучно - постриг и её сестру Марфу.

Петр решил из казней сделать потеху и одновременно измазать кровью убиенных своих приближённых, сделать их солидарными палачами. «Каждый боярин, - писал знаменитый историк С.М. Соловьёв, - должен был отсечь голову одного стрельца: 27 октября для этой цели привезли сразу 330 стрельцов, которые и были казнены неумелыми руками бояр. Петр смотрел на зрелище, сидя в кресле, и сердился, что некоторые бояре принимались за дело трепетными руками…

17 октября приближенные царя рубили головы стрельцам: князь Ромодановский отсек четыре головы; Голицын, по неумению рубить, увеличил муки доставшегося ему несчастного; любимец Петра, Алек-сашка (Меншиков), хвалился, что обезглавил 20 человек». «Неумелый» Долгорукий с трясущимися руками рубанул стрельца по спине, тот начал в страшных муках корчиться, но тут на помощь подоспел весёлый Меншиков и ловко отрубил несчастному голову.

Всего казнили несколько полков стрельцов - более 2 тысяч. Священникам из восставших стрелецких полков головы не отрубали, - их вешали кощунственным образом на специальной виселице в виде креста, и вешал их палач, одетый в одежды священника.

При этом я жалею читателей, избегая описания ужасных пыток, в том числе и прогрессивных европейских - колесованием, в которых принимал участие Петр. А про «обычные» писал Костомаров:

«По свидетельству современников, в Преображенском селе ежедневно курилось до 30 костров для поджарки стрельцов. Сам царь с видимым удовольствием присутствовал при этих истязаниях». «В Преображенском приказе начались ужасающие пытки стрельцов, - писал в своём исследовании С. Платонов. - Перед окнами кельи насильно постриженной Софьи по приказу Петра было повешено несколько стрельцов». На самом деле напротив окна кельи Софьи Пётр демонстративно повесил 200 стрельцов. А трупы последних пятерых несчастных болтались перед окнами Софьи почти пять месяцев. Пётр получил от народа адекватное прозвище - «царь-мироед», «царь-антихрист».

Можно добавить, что Петр Первый был царём-деспотом, кровавым тираном, кровавым монстром, земным Сатаной. Сверхжестокость Петра к стрельцам можно было объяснить и детскими впечатлениями по Фрейду и Юнгу, засевшим дважды страхом, определённой виновностью самих стрельцов и врожденными тёмными нечеловеческими наклонностями Петра. Его душу невозможно назвать человеческой, его мерзкая циничная дьявольская сущность получала наслаждение от чужой страшной боли, от страшных мук. Часто говорят о неком далеком Аде, и даже им пугают, но выше мы видели, что бесспорно - Ад реально существует на планете Земля, Ад организовывают конкретные люди, и придумать что-то ещё более ужасное и больное чем придумывал «великий» Петр Первый весьма затруднительно. Румынскому князю Владу Дракуле, даже здорово приукрашенному буйной фантазией английского «голубого» писателя Брэма Стокера, далеко до «подвигов» Петра Первого.

Более 15 лет - до 1713-1714 гг. у Спасских ворот Кремля болтались на виселицах высохшие трупы стрельцов, пугая людей, заставляя их гнетом страха смириться с ужасным монстром.

Стоит обратить внимание на тот факт, что ещё до кровавой расправы над стрельцами во время войны с Турцией в 1696 году Петр удивил многих своим жестоким отношением к народу, к крестьянам и казакам. Крестьян грубо, насильственно выгоняли из родных деревень и гнали на юг - одних валить воронежские леса для строительства донских струг, а других - в азовские степи для заселения освобождённых от татар земель. По старой традиции многие свободолюбивые крестьяне пытались бежать. Но не тут-то было, специальные военные отряды отлавливали беглецов, избивали, клеймили раскалённым железом, как животных, и возвращали обратно.

Такого отношения к собственному народу мы не встречали ещё в истории России. Народ для Петра был не иначе как - «подлый народ». Да и не поворачивается язык сказать относительно Петра и русского народа: «его народ», «отношение Петра к своему народу» и т.п. Это был для Петра некий чужой рабский народ.

Это надменное, презрительное, унизительное, «не родное» и свирепое отношение к своему народу отразилось не только в сверхжестокости к стрельцам и крестьянам, но и более высоким слоям российского общества. «Предок знаменитого археолога Снегирева - Иван Савин рассказал, что в его присутствии Петр убил слугу палкой за то, что тот слишком медленно снял шляпу…