От Петра I до катастрофы 1917 г., стр. 100

Что самое сильное? - Мысль.

Пифагор

До 19 века в Европе умничали много философов: Бекон, Локк, Юм, Декарт, Спиноза, Фихте, Кант и к концу 18 века в расцвете был Гегель; и такая же интересная картина был и среди литераторов: от Боккаччо, Шекспира и Сервантеса до - в расцвете в конце 18 века - И. Гете и В. Скота.

Если попросить читателей назвать русского писателя или философа, жившего до 19-го века, то возникнут существенные трудности, в лучшем случае назовут пишущего оды ученого Михаила Ломоносова (1711-1765 г.), о котором Николай Гоголь говорил: - «отец нашей стихотворной речи»; далее подскажут специалисты - такой же любитель од В. К. Тредиаковский (1706-1768), «отец русской трагедии» А. П. Сумароков (1717-1777), М. Щербатов (1733-1790 г.), переводчик и «отец» комедийных пьес Д. И. Фонвизин (1745-1795), ученик Адама Смита - «отец» российской экономики Иван Третьяков (1735-1776 г.), и широко известный опальный «отец критики» А. Н. Радищев (1749- 1802). Вышеперечисленные лица можно назвать «первой волной» начавшегося процесса.

В их лице дворянство наконец-то начало «выздоравливать», - начало поворачиваться к народу и национальной культуре. После Ломоносова Бог с середины 18-го века стал сыпать на русскую землю умных людей.

Прошло 900 лет от Крещения Руси, а в России в литературе всё ещё начиналось, и ещё никто не писал повестей, романов и хороших стихов. Это, конечно, говорит много о развитии российского общества, его коллективного ума, интеллекта и т. п. С философией и философами дела обстояли ещё хуже, картина была ещё скуднее. Да, было до этого немало выдающихся мыслителей на Руси - тот же Михаил Ломоносов, Сергий Радонежский, Серафим Саровский и другие церковные мыслители. Можно ещё вспомнить мудрого русского человека Ивана Пересветова, который написал для Ивана Грозного ряд работ, где утверждал, что царь должен опираться не на крупных феодалов-бояр, а на служилых людей (чиновников, гос. аппарат). Можно вспомнить Ивана Посошкова (1652-1726), который подсказывал Петру Великому - «крестьянское богатство - богатство государственное, а обязанность помещиков - служить своему государству, а не разорять его, обогащая себя». Можно ещё попробовать поискать выдающихся русских людей, но следует признать, что на этом этапе в интеллектуальном развитии отставание от Европы было внушительным.

Но в конце 18 века - начале 19-го сошлись в одной точке несколько факторов, сделавших сильнейший толчок развитию русской мысли, общественной мысли, и через два десятка лет Пушкиным, Гоголем, Тютчевым и Лермонтовым был достигнут мировой уровень, когда в Европе длинную цепочку выдающихся мыслителей замыкал уже Георг Гегель и создавал свою «великую» обманку Карл Маркс…

А ещё через несколько десятков лет уже творили Толстой, Достоевский и Чехов, которых до сих пор пытаются понять интеллектуалы на нашей планете. После впечатляющего литературного рывка произошел такой же философский рывок, философия стартовала в России только в середине 19-го века с А. Хомякова и И. Киреевского, начала бурно развиваться и уже к концу 19 века наш В. Соловьёв «догнал» и «перегнал» Ницше, и с тех пор русская философия в мире не упускает пальму первенства.

Это удивительный феномен в истории человечества - русский Иван вдруг «проснулся» после длительной «спячки» и оказалось…

В конце 18-го - начале 19-го веков сошлись в одной исторической точке несколько факторов, сделавших сильнейший толчок развитию русской мысли: во-первых, - не с нуля всё-таки начинали определенные эволюционные накопления, во-вторых, русские именно в этот период получили много впечатлений в огромном количестве и знаний - «путешествуя» в конце 18-го века по европейским странам во главе с Суворовым и Ушаковым, а затем в начале 19-го века в войне с наполеоновскими войсками. В-третьих, просвещенческая деятельность также внесла свою положительную лепту.

В-четвертых, после Ломоносова Бог уже внимательно опекал российское общество и расщедрился, - в России появились упоминаемые уже неоднократно в этой книге три выдающихся государственных деятеля и глубоких мыслителя: А. С. Шишков, Г. Р. Державин и Н. М. Карамзин - «вторая волна». Эти трое были не только прекрасными государственными деятелями и на этом поприще внесли огромный вклад в развитие и безопасность России, но и все трое были прекрасными литераторами, образованнейшими людьми и горячими патриотами Отечества.

Шишков сделал упор на книги для детей и молодежи, на воспитание правильными книгами, и на очищение и развитие русского языка и литературного стиля от иностранщины, написал несколько прекрасных произведений и в том числе важное «Рассуждение о любви к Отечеству».

Державин также ратовал за русскую словесность, написал прекрасную оду «Бог» и первый раскрыл картину «еврейской проблемы». Карамзин также написал несколько интересных произведений: важное для того времени «Рассуждение о любви к отечеству и народной гордости», а его сентиментальная повесть «Бедная Лиза» была началом русской прозы; затем свои литературные поиски Карамзин принес в жертву важнейшему делу - изучению и написанию истории - «Истории государства Российского», которое оказало огромное влияние на А. Пушкина, Н. Гоголя и на миллионы русских молодых людей. Выдающийся мыслитель Николай Гоголь сравнил отображение истории России Ломоносовым и Державиным:

«Тоже самодержавие, государственное величие России слышится у него (Державина), но уже видны не одни только географические очерки государства: выступают люди и жизнь. Не отвлеченные науки, но наука жизни его занимает».

Н. М. Карамзин стал издавать журнал, о котором многое говорит его название - «Вестник Европы».

В 1801 году эти философы жизни основали «Дружеское литературное общество», в 1807 году открыли ещё одно литературное общество - «Беседа любителей русского языка». Не на балы стали собираться интеллектуалы. Это имело огромное значение - собиралось много талантливых и заинтересованных людей, формировалась третья волна: «Певец во стане русских воинов» - В. А. Жуковский (1783-1853), Галич (1783-1848), К. Н. Батюшков (1787-1855) и много других, которые обсуждали, полемизировали, спорили, делились мнениями, замечаниями и зарубежными вояжами и новостями, - заварилась «Сварга», мощная творческая каша, которая вызвала интерес к русскому языку, литературе, философии, на которой выросло много талантливых людей, из которых стоит выделить Ивана Андреевича Крылова (1769-1844 г.), который внес хороший вклад в формирование критического бытового мышления.

Его первая книга басен увидела свет в 1809 году. Басни Крылова сильно отличались от привычных дворянству од. Его меткие жизненные наблюдения, метафоры, их критика заставила шевелиться, работать многие умы. Его басни были похожи на интересные арифметические задачки, которые было интересно всем разгадывать-узнавать; это идеальный образчик обычной бытовой философии знаменитого западного философа-демократа второй половины двадцатого столетия Карла Поппера…

Басни Крылова несли в себе много житейской мудрости и должны были помочь человеку улучшить его жизнь. Далее уже наступает эпоха большой четвертой волны или «великой тройки»: Н. Гоголя, М. Лермонтова, А. Пушкина, который от своих философских сказок-притч дошел до реформатора жизни Евгения Онегина. Но эволюцию А. С. Пушкина рассмотрим в следующей главе.

Даже из этой небольшой главы видна огромная роль в обществе, в его развитии интеллектуалов, интеллигенции - в положительном значении этого слова. Хотя современные идеологи пытаются наврать обратное: «Один из самых живучих и стойких российско-советских мифов - миф о высоком предназначении, высокой линии и духовном превосходстве так называемой «интеллигенции», - написал в своей книге, изданной большим тиражом в России, израильский «мудрец» Я. Рабинович («Быть евреем в России. Спасибо Солженицыну», М., 2005 г.). В следующей главе вы точно убедитесь в обратном ещё раз.