Другая дочь, стр. 70

Ченни отозвался на другом конце. Мелани что-то забормотала во сне. Дэвид повернулся к ней спиной, чтобы не беспокоить, и негромко спросил:

– Эй, новичок. Как там дела?

Тишина на линии. Потом долгий тяжелый вздох. Дэвид все понял.

– Леймор не купился, да?

– Похоже, он собирается накатать на вас телегу, – подтвердил Ченни. – Залез в ваши файлы. Господи, Риггс, в данный момент вы точно не самый популярный парень на нашем этаже.

– Я направился за подозреваемой в деле об убийстве. Сомневаюсь, что это такое уж значительное нарушение процедуры.

– Конечно-конечно, Риггс. Промчались через всю страну, как ракета, препирались с начальником, отмахнулись от недвусмысленных предупреждений. Бюро прямо-таки обожает подобных ковбоев. Вы проспали всю академию или что-то с памятью стало?

Дэвид криво улыбнулся. До сего дня он был убежден, что ненавидит свою работу. Однако теперь, когда карьера под угрозой…

– Авось пронесет, – сказал он наконец. – Давай новости.

– Вы должны вернуться, Риггс, я серьезно.

– У меня прорыв. Я проследил Мелани Стоукс до аэропорта Хобби и пункта проката автомобилей. Это не охота за призраками, Ченни. Отправлю Леймору доклад.

– Тогда позвольте прилететь вам на помощь.

– Ты же не хотел сюда приезжать.

Еще одна небольшая пауза, потом стажер нашелся:

– Дерьмо. Риггс…

– Выкладывай новости, Ченни.

Тот возмущенно фыркнул. Дэвид ждал.

– Ладно. Мы малость продвинулись, но если Леймор всерьез на вас разозлится…

– Ты не имел ничего общего с моими метаниями. Поверь, Ченни, я все понимаю.

Но малыш вовсе не казался успокоенным. Может, он прикипел к Риггсу в конце концов, может, они создали нечто вроде партнерства. Странные вещи иногда случаются.

– Ну, мы получили кое-какие ответы и набрели на кое-какие вопросы. О чем доложить в первую очередь?

– Давай по порядку. Где мы с убийством Шеффилда?

– Ну, наверняка вам известно больше чем мне…

– Ченни…

– Ладно, хорошо. Ладно. Джакс вплотную занимается этим делом, и замечу, что он наехал на Стоукса с удвоенной силой. Приказал обсыпать порошком для выявления отпечатков каждый чертов квадратный дюйм кабинета и каждый раз, когда Харпер отпускает язвительное замечание, Джакс выдергивает еще больше половиц и отправляет их на проверку. Вчера даже шторы сорвал. Скоро жилище Харпера переедет в криминалистическую лабораторию.

– И это учит нас…

– Как весело можно провести время. В общем, пока вся надежда на показания Мелани Стоукс. Леймор приказал атаковать с медицинской стороны. Вчера я опрашивал всех в больнице о Шеффилде. Любопытно, что еще один анестезиолог, доктор Уолли Джонс, кажется, знает о Шеффилде довольно много. У меня такое впечатление, что она слегка завидует количеству его операций. Готова подтвердить, что неоднократно видела Шеффилда в больнице, когда у него совершенно точно не было причин там находиться.

– Косвенные улики.

– Да, это проблема. Слишком много предположений. Леймор копает вокруг уже установленных кардиостимуляторов, по второму разу проверяет всех пациентов, но добыча не окрыляет. Генеральный прокурор стращает возможным иском Харпера против нас за уроненную профессиональную репутацию. Чтобы подстраховаться, мы получили серийные номера кардиостимуляторов, вшитых Стоуксом за последние пять лет. Внушительный список, доложу я вам. Управление по санитарному надзору провело перекрестные проверки. Но раскопали только одну жалобу на партию, что фактически не превышает средний показатель по отрасли. Поэтому даже к устройствам невозможно придраться. Все выглядит совершенно нормально. Получается, мы должны разыскать больных Харпера, удалить у них кардиостимуляторы, затем подключить пациентов к сердечному монитору, чтобы проверить, действительно ли у них брадикардия. Если коротко – юристы и медэксперты сходятся во мнении, что это не жизнеспособная идея. С другой стороны, срок службы кардиостимулятора составляет пять лет, после чего он должен быть удален или заменен, так что если мы готовы проявить терпение… – помялся Ченни, потом напрямую рубанул: – У нас ничего нет, Риггс. На данный момент Харпер Стоукс чист как стеклышко.

– Что насчет обрывков документов возле тела Уильяма?

– В том-то и дело. Где-то должна храниться документация. Мы перерыли квартиру Шеффилда – ничего. Банк разрешил вскрыть депозитную ячейку Шеффилда, там нашлись довольно солидные чеки от Харпера, но Стоукс утверждает, что эти деньги – подарок будущему зятю, и кто мы такие, чтобы спорить? В жилище Уильяма не найдено ни ампул пропранолола, ни записей. Никто из друзей ни в чем противозаконном его не подозревал.

– Джейми О'Доннелл может что-то знать.

– Ну, это приводит нас ко второму пункту. Джейми О'Доннелл, кажется, покинул город. Вчера днем выписался из «Четырех сезонов», и больше никто его не видел и не слышал.

– Хм…

Дэвид осмыслил информацию. Если кто и способен найти Мелани, то это Джейми О'Доннелл.

– Патриция Стоукс тоже свинтила, – добавил Ченни.

– Что?

– Ага. Сегодня я навестил Стоукса. Харпер изображает полное неведение, но горничная рассказала, что Патриция упаковала сумки и умчалась прочь. Бостонские сыщики разговаривали с обслугой «Четырех сезонов», те утверждают, что Патриция там не появлялась. Скорее всего, ее наконец затошнило от дерьма Харпера. Я имею в виду, может, она решила повернуться лицом к собственной дочери…

– Невесело, – согласился Дэвид.

– Да, чуть не забыл. У Харпера повязка на руке. Кажется, он повредил ладонь, но помалкивает об обстоятельствах ранения. Джакс в упор спросил, что случилось, Стоукс в ответ грубо посоветовал копу трахнуть самого себя. Знаете, лоск Харпера явно полинял.

– Может, Джакс настолько вошел в раж, что ударил Стоукса?

– Вряд ли это дело рук детектива, – возразил Ченни. – Думаю, наш тайный манипулятор постарался. Он ведь чего-то добивается, правильно? Все эти маленькие подарки вскрывают старые раны. Мелани в бегах, Брайан выброшен из семьи, Патриция наконец ушла от мужа, а О'Доннелл сбежал подальше от чертовой неразберихи. Харпер остался один, все трещит по швам. Десять к одному – мужик в паническом ужасе. В данный момент я бы и цента на него не поставил. Кстати, пытаюсь собрать информацию об Энн Маргарет. Пока на компьютер не поступило ничего стоящего, хотя у меня не было времени на более глубокие изыскания. В общем, рабочих рук не хватает.

– Как и всем нам. Что насчет Анджелы из Техаса? Я здесь, так что можешь смело меня использовать.

– Ваша поездка и правда может принести пользу, Риггс. Пожалуй, пока вы там застряли, мне нет необходимости отвлекаться на Техас.

– Узнаю моего мальчика.

– Ладно. Вчера мы с Джаксом прошерстили телефонные счета. Nada. В смысле, ни черта. Но Джакс – надо отдать ему должное, Риггс, – не ограничился проверкой местных разговоров, а вытребовал перечень телефонных звонков хьюстонского номера Ларри Диггера.

– Вот сукин сын. Даже не упомянул об этом.

– Конечно нет, мы же федералы, помните?

– О, да.

– Ну, именно вы сообщили об анонимном звонке Диггеру три недели назад. Джакс запомнил. Двадцать пять дней назад телефон Диггера вдруг взорвался звонками. Джакс передал мне список. Затем, просто от безделья, я принялся сравнивать имена звонивших Диггеру с перечнем техасских членов Ассоциации акушерок. Догадайтесь, что я нашел…

Ченни выпалил имя, Дэвид быстро записал.

– Завтра первым делом с утра займусь ее поисками. Если она помнит Рассела Ли Холмса, то и его жену, наверное, не забыла, так что, возможно, удастся подцепить Энн Маргарет с этой стороны.

– Угу, – согласился Ченни, но в голосе зазвучало беспокойство. – Риггс… Я тут предпринял еще кое-что новенькое.

– Именно за инициативность нам и платят.

– Я… э-э-э… Вроде как приступил к оформлению процедуры эксгумации тела Рассела Ли Холмса.

– Господи, Ченни.

– Моя безумная версия теперь не так далека от генеральной линии, Риггс. Я даже Леймора напугал. Помните алтарь в спальне Мелани? Синий клочок ткани с двумя типами крови?